Имперские амбиции

Михаил Козырев Forbes Contributor
Дмитрий Октябрьский собрал самую крупную в России коллекцию советского автопрома. Теперь он намерен превратить ее в музей

Окраина города одинцово, совсем недалеко от Москвы. Среди бесконечных бетонных стен и ворот с надписями «Стройбаза», «Ремонтное управление», а то и вовсе без опознавательных знаков красуется кажущаяся здесь явно чужой вывеска «Олдтаймер-сервис». Захожу в распахнутые ворота, внутри — вроде обычный авторемонт: снуют в высоком ангаре люди в синих спецовках, доносятся визг «болгарки», удары молотка и стук компрессора. Однако рядом отстроено новенькое белое сооружение, каких в автосервисах не бывает: за его стеклами блестят свежей краской штук пятнадцать автомобилей. В числе прочего я замечаю здесь диковинный СМЗ-3А (на таком в «Кавказской пленнице» перемещались Вицин, Моргунов и Никулин) и «Чайку» в варианте скорой помощи (входила в состав правительственных кортежей). Тут же более прозаические «Победа», 21-я «Волга», сталинский ЗИС-110 и, наконец, самая старая вещь — первая модель горьковского автозавода ГАЗ-А, вылитый Ford A.

Выставленный в окружении промзоны автопарк — отреставрированная часть коллекции Дмитрия Октябрьского. В отличие от большинства любителей автоантиквариата этот бизнесмен скупает не старинные «Хорьхи» и «Мерседесы», а советскую продукцию. В чем смысл? «Наши раритетные автомобили со временем станут в один ряд с иномарками, — уверяет бизнесмен, сидя в своем московском офисе, который я посетил до того, как отправился за город знакомиться с коллекцией. — Ведь у них есть история: это автомобили СССР, империи, которой уже никогда не будет». В чем-то он безусловно прав, примерно так же, как Марк Твен, сказавший: «Покупайте землю — ее больше не производят».

В обычной жизни Октябрьский — довольно типичный представитель российского бизнеса. В конце 1980-х закончил училище по специальности «столяр–краснодеревщик». Отслужив в армии, вместе со школьным приятелем Георгием Трефиловым начал изготавливать мягкую мебель — диваны, кресла. Потом партнеры занялись оптовой торговлей стройматериалами, появился строительный бизнес. После кризиса 1998-го Октябрьский и Трефилов решили стать ритейлерами и за пять лет построили на заемные средства сеть из двух десятков супермаркетов (работают под брендами Billa и «Гроссмарт»). В 2005 году Октябрьский вышел из совместного с Трефиловым бизнеса, основал компанию Leon Building и специализируется теперь на строительстве торгово-развлекательных центров в российской провинции. Куда тратить заработанное? Вариантов немного — «Моторы Октября» (так называется автоколлекция Октябрьского) оказались достаточно прожорливыми. По словам владельца, в год хобби требует около $1 млн.

«Это монетки и марки хорошо собирать, — говорит Октябрьский. — Закрыл альбом и в ящик убрал. А тут как?» Большая часть собранной им коллекции стоит на арендованных складах. Меньшая, то, что уже прошло реставрацию, располагается в загородном доме Октябрьского и в его реставрационной мастерской в Одинцово.

В загородном доме стоит и первая советская машина, купленная Октябрьским в 2002 году. «Я очень хотел такой милый небольшой автомобильчик. Для души. Выезжать по выходным дням. И мне случайно попалось объявление», — вспоминает бизнесмен. Он позвонил и за $6000 сторговал уже отреставрированный 403-й «Москвич». Покатавшись, решил, что машина «маловата». Купил 21-ю «Волгу». Затем, «чтобы собрание было гармоничным», начал искать «Победу». Обзвонив с десяток мест, Октябрьский выяснил, что найти такую машину непросто. Спасибо личному шоферу — подсунул газету, где было объявление о продаже искомого раритета. «Я думал, что это обычные перепродавцы. А оказалось, что у них целых пять «Побед». Они говорят, мы тебе из двух одну сделаем. Я согласился», — вспоминает Октябрьский. Реставраторы Евгений Магаков и пара его партнеров стали с тех пор выполнять заказы Октябрьского на постоянной основе.

Постепенно у Октябрьского сформировалась идея — собрать полную коллекцию всего, что сошло с конвейеров советских заводов. Пополнение собрания было с самого начала поставлено на системную основу: пятеро сотрудников «Моторов Октября» отслеживают по газетным объявлениям и сайтам, где и какие всплывают автомобильные раритеты, выезжают на место, скупают машины. Таким образом методично заполнялись дыры в собрании. Сейчас Октябрьский уже близок к намеченной цели: в его коллекции — около 180 единиц техники, большая их часть (свыше 120 штук) — автомобили, остальное — мопеды, мотоциклы, велосипеды. Для осуществления исторического замысла бизнесмена, как он утверждает, не хватает лишь трех-четырех экзотических произведений сталинского автопрома.

Первый этап работ практически выполнен — машины собраны, осталось довести их до ума. Над этим в мастерской Октябрьского работает сорок человек. Управляет проектом уже упоминавшийся Магаков, в год под его руководством реставрацию проходит 11–12 машин (примерно половина — из коллекции «Моторы Октября», остальные — от сторонних заказчиков).

По оценкам, реставрация коллекции закончится через четыре года. Как раз к тому времени владелец «Моторов Октября» надеется построить неподалеку от Кубинки на Волоколамском шоссе современный комплекс, где разместится технический музей, частью экспозиции которого станет коллекция советских автомобилей Октябрьского. В качестве партнера может выступить Минобороны, которое предоставит военную часть экспозиции (об этом идут переговоры).

Дорого ли стоит коллекция? Октябрьский оценивает свои «олдтаймеры» в $15 млн. Пока. «Автомобили — это технический антиквариат, — поясняет бизнесмен. — Как и любой антиквариат, он будет только расти в цене». Коллекционную ценность для него представляют машины старше 30 лет — в год такой автомобиль дорожает на 15–20%. Но это в среднем. Наиболее востребованные советские «олдтаймеры» — автомобили представительского класса 1940–1950-х годов выпуска — растут в цене быстрее. Например, ЗИС-110 на выставке «Автоэкзотика» в 2002 году можно было купить за $4000, сегодня он стоит более $50 000. Стремительно дорожают и автомобили, выпущенные малыми сериями, например «Москвичи» и «Победы» с кузовом кабриолет или экспериментальные модели, не пошедшие в серийное производство.

Наконец, всегда в цене будут авто, прославленные советскими кинолентами. Помните концовку «Кавказской пленницы»? Нина садится в необычной формы микроавтобус, а Шурик плетется по горной дороге на ослике? Так вот, микроавтобус называется «Старт», делали такие на заводе в Луганске, всего было произведено около 50 штук. Один из трех сохранившихся до наших дней «Стартов» находится в коллекции Октябрьского. Он купил его пару лет назад примерно за $15 000. О сегодняшней стоимости экспоната можно лишь гадать.

[pagebreak]

Посетить экспозицию «Моторы Октября» можно по предварительной договоренности (www.october-motors.ru)

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться