03.08.2007 00:00

Когда деньги пахнут

За последние 10 лет Норвегия накопила в своем государственном пенсионном фонде больше $300 млрд. Что в связи с этим чувствуют норвежцы? Им стыдно, что у них так много денег. «Наша работа — смягчить это чувство стыда» — такие слова председателя этического совета фонда Гро Нюстуна можно найти на сайте организации The Global Ethics Consortium.

С 2004 года вложения норвежского фонда, одного из крупнейших в мире институциональных инвесторов, регулируются специальным этическим кодексом, за соблюдением которого следит совет под руководством Нюстуна. В последнее время совет убедил менеджеров фонда отказаться от инвестиций в Wal-Mart, Boeing и Lockheed Martin. Две последние компании не подошли, потому что участвуют в производстве бомб, ядерных и обычных. Wal-Mart обвинили в том, что она не отслеживает использование детского труда и подавление профсоюзов поставщиками из развивающихся стран. Норвежцы сбросили акции американского розничного гиганта на $400 млн, вызвав протесты со стороны американского МИДа. Представители Wal-Mart теперь ведут переговоры с норвежским правительством, пытаясь переубедить придирчивых скандинавов.

С 1980-х, когда началось движение за «этичные» инвестиции, оно стало одной из мощнейших направляющих сил в финансовом мире. Организация Social Investment Forum оценивает нынешний объем «этичных» — то есть формально отобранных по критериям социальной и экологической ответственности — инвестиций в США в 2005 году в $2,29 трлн, или 9,4% всех инвестиций под профессиональным управлением.

Вкладываться в компании, наименее вредные для экологии и не ущемляющие бедных и угнетенных, любят не только в Америке, но и в Британии, Скандинавии. Быстро растет и германский рынок «социально ответственных» инвестиций. Люди, придерживающиеся этой концепции, способны теперь оказать влияние на курс практически любой бумаги. Логические цепочки тут выстраиваются самые причудливые. Чтобы наверняка выпасть из списка, достаточно делать любой бизнес в Мьянме или Судане.

У инвесторов, ориентированных не только на прибыль, но и на моральную составляющую инвестиций, даже есть свои фондовые индексы. Пожалуй, самый признанный — Domini Social Index (DSI 400). Основан он на S&P 500, но некоторые компании, входящие в более привычную корзину, в DSI 400 не попали, и наоборот — некоторые более мелкие, но этически безупречные корпорации в него включены. Базовые принципы отбора: никакого алкоголя, табака, азартных игр, атомной энергетики и военных заказов. Если у компании значительный объем бизнеса в этих индустриях, ей не помогут никакие расходы на благотворительность, никакие прогрессивные модели корпоративного управления — адепт «этичных» инвестиций не купит их акции.

За «смягчение чувства стыда» приходится платить, но немного. В последние три года S&P 500 рос на 11,68% в годовом выражении, а DSI 400 — на 9,1%. На десятилетнем горизонте разница вообще нивелируется. Ученые, пытавшиеся сравнивать доходность «этичных» и обычных инвестиций, часто получали противоречивые результаты — некоторым исследователям даже удавалось доказать, что «социальная ответственность» в правилах паевого фонда способствует повышению его доходности. Но тут все дело в модели, которая используется для сравнения, — кто-то другой тут же показывал, например, что в портфелях «высокоморальных» фондов больше сравнительно мелких компаний с соответствующим потенциалом роста. Одно из самых тщательных исследований в этой области — работа Роба Бауэра, Кейса Кудейка и Роже Оттена, выполненная в 2002 году, — показало, что с 1990 по 2001 год паевые фонды международных «этичных» инвестиций оказались на 3% менее доходными, чем сравнимые обычные фонды, в Германии, но практически не проиграли менее разборчивым фондам в Британии и США, где морально-инвестиционная традиция длиннее.

В России специальных «этичных» фондов нет пока ни у одной из известных мне управляющих компаний. Их появлению мешает извечный вопрос: а судьи кто? Где тот русский Гро Нюстун (норвежский-то заработал репутацию как адвокат-правозащитник), который способен проводить «этический скрининг» отечественных компаний? И что делать, если по результатам этого скрининга отсеются вдруг «Газпром», «Роснефть», «Норникель» — словом, большинство «голубых фишек»?

Зато российский гражданин, который стыдится своего богатства (и уже, видимо, пожертвовал деньги на помощь сиротам и строительство храмов, а теперь инвестирует оставшееся), может успокоить совесть, вкладываясь в иностранные активы. И неплохо заработать. У управляющей компании Domini (общее с индексом DSI только слово в названии), играющей лишь в «этичном» сегменте, есть фонд европейских акций, с момента запуска в марте 2005 года показывающий годовую доходность выше 36%, и такие показатели не назовешь исключительными. Выбор фондов достаточно широк — Social Investment Forum в 2005 году насчитал в Америке 151 взаимный фонд, использующий «моральный» скрининг. Зная, что из-за твоих вложений не пострадал ни один кролик, как-то веселее получать абсолютно рыночный доход.

Автор — управляющий директор инвестиционного банка «КИТ Финанс»

Новости партнеров