Богатеющие должники | Forbes.ru
$58.97
69.41
ММВБ2148.6
BRENT65.39
RTS1144.35
GOLD1244.62

Богатеющие должники

читайте также
+16 просмотров за суткиТревога и неуверенность. Исследование Ford предрекает перемены в мире +17 просмотров за суткиЭто не стоит $1 млрд: почему Apple купила Shazam так дешево +7 просмотров за суткиБизнес или творчество: почему каждый шаг к идеальному платью – это боль +623 просмотров за суткиАэрофлот признан лидирующим авиационным брендом в мире +3280 просмотров за суткиОдна вокруг света: как не погибнуть во время мятежа, найти русских на окраине континента и почему знание иностранного языка не спасает +615 просмотров за суткиНа автовокзале Нью-Йорка произошел взрыв самодельной бомбы +1017 просмотров за суткиВладимир Путин заявил о готовности восстановить авиасообщение с Египтом +914 просмотров за суткиСдали норматив. Зачем МКБ привлекал финансирование этой осенью +906 просмотров за суткиКина не будет: Александр Мамут не успевает в срок отремонтировать кинотеатр «Художественный» +551 просмотров за суткиПраздничный переполох: новогодний базар, полезные мастер-классы и новый бутик Dior в ЦУМе +2899 просмотров за суткиБизнес для чайников: о чем не должен забывать начинающий предприниматель +1026 просмотров за суткиСила доллара: какую политику выберет ставленник Трампа +1376 просмотров за суткиВойна в ретейле. Миллионер Костыгин пригрозил партнеру по «Юлмарту» банкротством +2191 просмотров за суткиМышление ларечника: почему нужно выходить на зарубежные рынки +2534 просмотров за суткиМиллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов +3299 просмотров за суткиБитва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры +1402 просмотров за суткиПутин заявил о выводе российских войск из Сирии +881 просмотров за суткиКод столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы +626 просмотров за суткиЗажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin +550 просмотров за суткиСтруктура «Ростеха» оспаривает в суде санкции ЕС из-за крымских турбин +6193 просмотров за суткиКриптовалютная лихорадка. Фьючерсы на биткоин взлетели на 25% в первый день торгов
03.08.2007 00:00

Богатеющие должники

Николай Кононов Forbes Contributor
Стоило государству посулить фермерам льготные деньги — они стали сбиваться в кооперативы и наращивать производство. Вы могли себе такое представить?

Стоя по пояс в пшенице, краснодарский фермер Вячеслав Новошицкий пытается перекричать стрекот работающего неподалеку комбайна John Deere: «Директор банка подписал договор только сегодня, деньги придут завтра!» Выбравшись из пшеницы, мы едем смотреть, как картошку голландского сорта Red Scarlett моют перед отправкой на завод — там из нее сделают чипсы. Опять звонок — «Сегодня денег нет, будут завтра». В ресторане телефон фермера продолжает звонить, отрывая его от эскалопа. По дороге на овощехранилище Новошицкий стучит кулаком по приборной панели: «Все. Кому меньше миллиона рублей — не отвечаю!» И вдруг тормозит «в пол»: из подрезавшей «девятки» вылезают суровые люди с золотыми цепями на шеях. Новошицкий со вздохом опускает стекло: «Мужики, банк только сегодня перевод оформил». «Владимирыч, ты дай нам знать — вот так деньги нужны», — хватают себя за цепи суровые люди.

За фермером, объезжающим свои владения на Nissan Terrano, гоняются не потому, что он много задолжал, а по прямо противоположной причине. Новошицкий — председатель кредитного кооператива «Регион-Инвест», он занял у Россельхозбанка и раздал землякам уже $4 млн.

По закону «О кредитной кооперации» кооператив могут зарегистрировать не менее пяти фермеров, чтобы потом брать кредиты под залог своей земли или техники. Чем больше фермеров в кооперативе, тем больше можно занять. У кооператива есть и собственные деньги: при вступлении новый член делает небольшой взнос. Схема эта не нова, первые кредитные кооперативы возникли еще в 1990-е, но тогда банки кредитовали фермеров неохотно и на очень короткие сроки. «Давали на 11 месяцев, а как вернет кредит сельскохозяйственник с его севооборотами, подготовкой земли, засухами?» — вспоминает Новошицкий.

Будущий председатель кооператива начал возделывать землю в 1991 году, вернувшись из армии. Вместе с младшим братом получил в фонде перераспределения земель 12 га в Гулькевичском районе Краснодарского края. Земля была пышная, арбузы росли отлично. Продавали их по бартеру: покупатели из Пензы платили велосипедами, местная Усть-Лабинская колония — гробами. Потом ездили с товаром на один из московских рынков. Вскоре Вячеслава, как наиболее активного фермера района, выбрали председателем местной ассоциации крестьянских хозяйств. Там он познакомился со своим нынешним компаньоном — агрономом Олегом Чичмаренко.

Первым их совместным проектом стал снабженческо-сбытовой кооператив «Содружество». «В 1997 году мы и еще несколько фермеров решили, что вместе удобнее закупать семена, горючее и продавать овощи с пшеницей», — объясняет Чичмаренко. Решили, как оказалось, ошибочно. Члены кооператива отказывались от покупки через «Содружество» солярки, как только появлялась возможность купить ворованную, а картошку продавали «налево». Кооператив не прожил и двух лет.

Следующим этапом стал кредитный кооператив. Получивший заем участник, как правило, не успевал отдать кредит за год, поэтому «Регион-Инвест» манипулировал займами сразу нескольких банков. «Мы постоянно перекредитовывались, кооператив был нужен для того, чтобы удобнее было короткие деньги превращать в длинные», — рассказывает Чичмаренко.

Самим хозяевам «Регион-Инвест» помог не упустить выгодный шанс. В 2004 году обанкротился соседний колхоз, и Новошицкому с Чичмаренко предложили взять в аренду 100 га земли. В подмосковных Озерах, покупая семенную картошку для своих новых полей, они познакомились с представителями завода Frito-Lay (подразделение PepsiCo), выпускающего чипсы Lay’s. Те срочно искали поставщика: в Египте, откуда завод получал картошку, как раз была пауза между урожаями. Из Подмосковья партнеры уезжали с контрактом на поставку 3000 т картошки строго определенного размера с аптекарски точным содержанием крахмала. Технику для полива и комплекс для сортировки и мойки картошки, нужные только что зарегистрированному ими «Агрокомплексу Прикубанский», покупали в кредит, который был получен через собственный кооператив. Вскоре Новошицкий и Чичмаренко взяли в аренду еще 260 га под кукурузу с прицелом на чипсы Cheetos той же Frito-Lay.

До конца 2005 года кредитные кооперативы не играли существенной роли в российском сельском хозяйстве. А вот в начале прошлого года их число начало расти в геометрической прогрессии. Дошло до того, что в южных регионах России множество фермеров, зарегистрировавших свои хозяйства как общества с ограниченной ответственностью, в срочном порядке перерегистрируют их обратно в крестьянские фермерские хозяйства (КФХ): ООО в кредитные кооперативы по закону не берут.

Что произошло? Как ни пафосно это прозвучит, но стартовал нацпроект «Развитие АПК». Над нацпроектами часто посмеиваются, но как минимум одно из направлений «Развития АПК» — «Стимулирование развития малых форм хозяйствования» — сработало сразу. Исполнителя программы, государственный Россельхозбанк, с начала 2006 года обязали кредитовать сельские кооперативы на льготных условиях и даже открывать для этого в регионах дополнительные офисы.

Кооперативы могут теперь получать кредиты Россельхозбанка на пять лет под 6–12% годовых. После перечисления денег кооперативу его правление распределяет по заявкам, кому из крестьян сколько выдать денег — уже под 16–28% годовых под залог техники или земли.

Как пишет ведущий научный сотрудник Института аграрных проблем и информатики Рената Янбых, средний российский кооператив объединяет около 80 хозяйств (в некоторых областях — больше 250). Только четверть кооперативов появилась по инициативе районных администраций, большинство — по желанию самих фермеров. Развиваются кредитные кооперативы, по данным исследования Ренаты Янбых, тоже совершенно самостоятельно: «Органы управления всех уровней... крайне редко предоставляют гарантии при получении кредитов, помогают с арендой помещения, участвуют в создании фондов поддержки сельского развития». Торжество частной инициативы, одним словом.

Даже программа льготного кредитования в Россельхозбанке стала не основным источником средств для кредитных кооперативов, а чем-то вроде спускового крючка, запустившего процесс взаимного кредитования. Только 19% финансовых средств, которыми располагают кооперативы, — это кредиты Россельхозбанка. Еще немного добавляют к этой доле кредиты Сбербанка и вклады местных бюджетов, но основным источником финансирования кооперативов стали займы населения — люди и юридические лица несут деньги в кооператив как в банк: начисленный процент будет почти в два раза выше, чем на депозите в Сбербанке.

Сразу после появления доступа к дешевым деньгам Россельхозбанка хозяева «Агрокомплекса Прикубанский» оценили открывшиеся перспективы и разделили обязанности. Чичмаренко остался на хозяйстве, а Новошицкий сосредоточился на руководстве кредитным кооперативом. Зачем? Новошицкий называет несколько причин. У него есть еще одна фирма, «Сабон», — дилер нескольких производителей насосных станций, систем орошения и разбрасывателей удобрений, а если помочь фермерам с кредитами, они будут покупать больше техники. Кроме того, разросшийся «Агрокомплекс Прикубанский» готов поглощать более слабые фермерские хозяйства, и кредитный кооператив даст возможность понять, как у соседей идут дела.

Что получают от этого кооператива фермеры? Житель Краснодарского края Николай Лутов вместе с женой и тестем выращивал на 30 га 1300 т картошки в год. На технику и прочие хозяйственные нужды он 10 лет, как сам признается, занимал у бандитов, под 5% в месяц. Новошицкий уговорил его вступить в кооператив, дал в аренду хорошую землю и 3 млн рублей кредита из Россельхозбанка. Лутов купил оросительную машину, семенной материал и в этом году рассчитывает собрать уже 4500 т, которые будет продавать «Прикубанский». Все довольны.

Другой пример. Фермер Иван Чепегин три года назад процветал: ежегодно сдавал представительству американской Cargill по тысяче тонн пшеницы, выращивал американские же сорта кукурузы и сахарную свеклу, годовой оборот его хозяйства превышал $1 млн в год. Масштабы его и подвели: взял в соседнем районе за копейки в аренду аж 3000 га, засадил кукурузой и подсолнечником. Тому, что район с дешевой землей граничил с Карачаево-Черкесией, Чепегин значения не придал. А зря. Когда пришла пора собирать урожай, надолго зарядил дождь, техника не смогла выйти на поля. Зато на поля вышли крестьяне из соседней республики с лошадьми и телегами и сняли урожай. Фермер остался с соломой и долгами в 38 млн рублей за технику и семена. Пришлось идти на поклон в «Регион-Инвест». Новошицкий помог  фермеру погасить часть долгов, и тот получил возможность дальше руководить хозяйством. Сейчас долг Чепегина сократился до 10 млн рублей, ожидаемая выручка в этом году — $1,6 млн.

Единственное, что так и не удалось Новошицкому, — договориться со своими партнерами-фермерами (а их уже 120) о том, чтобы продавать продукцию через кооператив. «Риск невыполнения обязательств слишком велик», — объясняет предприниматель.

А вот коллеге Новошицкого, создателю кредитного кооператива «Крестьянин» в Саратовской области Владимиру Одинокову, удалось наладить сбыт продукции партнеров. Кооперативов у него два: кроме кредитного «Крестьянина», работает еще снабженческо-сбытовой со скромным названием «Русь».

«Мы ни у кого ничего не покупаем, а выступаем как агент, который продает продукцию фермеров, — объясняет Одиноков. — Кооператив за свои услуги берет 1% от сделки». Почему он в отличие от краснодарского кооператора уверен в том, что фермеры поставят ему обещанную продукцию? Одиноков, бывший председатель колхоза, считает, что это заслуга советской власти. В здешних колхозах еще в 1980-е внедрили бригадный подряд: колхозники получали по результатам своего труда. Поэтому выполнять обязательства местное крестьянство за 20 лет приучилось.

Будет ли работать кооператив там, где не лучшая земля и нет фермеров, на которых можно опереться? Создатель кооператива «Гарант» из Белореченского района Краснодарского края Татьяна Большакова уверяет: при наличии денег землевладельцев можно вырастить.

Агроном Большакова стала фермером 3 июня 1990 года — одной из первых в регионе. Колхоз выделил ей с мужем и шестью детьми почти сотню гектаров земли в Белореченском районе. Большакова взялась за дело круто: полетела в Москву, взяла кредит на 300 000 рублей («Волга» стоила тогда 16 000 рублей) в Сельхозбанке и выбила в Минсельхозе указание выдать ей, как перспективному фермеру, посадочный материал только что выведенных селекционерами урожайных сортов картофеля. Вернувшись домой, Большакова купила два трактора, «КамАЗ» и несколько сеялок.

Следующие восемь лет крестьянское хозяйство «Большаковой Т. А.» не увеличивало свои владения, зато успешно выращивало не только картошку, но и пшеницу, клубнику, фундук. Саму Большакову выбрали председателем районной ассоциации крестьянских хозяйств и регулярно отправляли стажироваться — то в Скандинавию, то в Техас. За границей она и задалась вопросом: почему «у них» мелкие фермеры прекрасно себя чувствуют, объединяясь для сбыта продукции и получения кредитов, а у нас хозяйства вынуждены дешево продавать овощи и фрукты перекупщикам? В 1998 году она договорилась с 18 соседями-фермерами о создании кредитного кооператива. «Банки нас по отдельности кредитовать не хотели — мол, у вас риски: то все высохло, то все вымерзло», — рассказывает Большакова Forbes. Банки можно понять: Белореченский район остается одним из самых бедных в крае.

Кооператив, как ни странно, помог. Схема работы «Гаранта» копирует ту, что использует «Регион-Инвест», но в меньших масштабах. Кооператив берет у Россельхозбанка кредиты и передает их фермерам под залог техники. Сколько всего взяли, Большакова не помнит — «если в долларах, то несколько миллионов». Что в итоге? Число членов «Гаранта» увеличилось до 138, но из них две трети — личные подсобные хозяйства, едва сводящие концы с концами. Большакова надеется, что скоро начнется новый этап — будет налажен сбыт. Семь недавно зарегистрированных ею сбытовых кооперативов уже направили заявки на кредиты в Россельхозбанк на 350 млн рублей. Зерновой построит элеваторы, молочный — перерабатывающий завод, шерстяной — валяльню... Тогда, надеется Большакова, для белореченских фермеров наступит благоденствие.

«Мы в кооператив всех подряд не берем, — комментирует историю Большаковой Вячеслав Новошицкий. — Я уважаю таких людей, как Татьяна, но мы не собираемся спасать Россию. Наше дело — давать деньги перспективным хозяевам, и чем их больше будет, тем быстрее в районе будет расти сельское хозяйство».

По данным Института экономики переходного периода, фермерские и личные подсобные хозяйства производят 25% всей сельхозпродукции на $13 млрд в год. Если верить докладу министра сельского хозяйства Алексея Гордеева, то в годы Столыпинской реформы и в период НЭПа в кооперативы были объединены 70% крестьянских хозяйств, а на долю кооперации приходились половина оптового и 2/3 розничного оборота.

До этого еще далеко, но самим фермерам, по крайней мере, кооперация по душе. Став участником кредитного кооператива, владелец хозяйства в среднем увеличивает объем производства в 2,5–3 раза, считают в Институте аграрных проблем и информатики. Такую же цифру назвали Forbes в ассоциациях крестьянских хозяйств Самарской области и Краснодарского края. Если предположить, что в кредитные кооперативы объединится большинство российских фермеров, им будет вполне под силу производить половину всей российской сельхозпродукции.

Все так безоблачно? Не совсем, утверждает Евгения Серова, профессор Института экономики переходного периода. Найдя способ раздать крестьянам деньги, государство, считает она, обязано было позаботиться о регулировании рынка сельхозпродукции. Начиная с прошлого года из-за перепроизводства в стране падает цена на свинину, скоро возможна похожая ситуация с молоком. Через кооперативы крестьяне получают длинные деньги и при падении цен на сельхозпродукцию страну может захлестнуть волна фермерских банкротств, предупреждает Серова.

Пока, по данным федерального Фонда развития сельской кредитной кооперации, в кооперативы объединено около 12% фермерских хозяйств России (статистики по личным подсобным хозяйствам не ведется). Цифра немалая, но значительно интереснее данные по росту сельских кредитных организаций. В начале 2006 года в стране было чуть больше 500 кредитных кооперативов. За год их число выросло до 2000. Если и дальше пойдет такими темпами, может быть, слова «русский фермер» перестанут звучать иронически?

Только цифры

  • $2,2 млрд взяли в кредит российские фермеры в 2006 году.
  • 19,7% средний годовой процент, под который кредитные кооперативы ссужают деньги своим членам.
  • 8 из 10 фермерских хозяйств Европы объединены в кооперативы.
  • 96% мяса в Голландии производится фермерами — членами кооперативов.

Источник: Всероссийский институт аграрных проблем и информатики

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться