03.09.2007 00:00

Хранитель радуги

temporary node Forbes Contributor
Тринадцать вопросов Олегу Митволю

Если у ворот вашего предприятия появился заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь — жди беды. Избежать банкротства, может быть, удастся, но без скандального шоу точно не обойтись. Forbes спросил чиновника, зачем ему публичная слава.

1. Почему лицом Росприроднадзора выступаете вы, а не глава службы Сергей Сай?

Это к нему вопрос, а не ко мне. Я считаю, что есть ситуации, когда надо не надеяться только на территориальные органы, а принимать участие в работе самому. Если бы я был руководителем, я бы так же ездил.

2. Вы были успешным предпринимателем. Что привело вас на госслужбу?

Я хотел быть востребованным. Я понимал, что миллиардером не стану, потому что я не получал нефтяных или газовых компаний. Воровать я не умею — какие-то деньги заработал, и, честно говоря, хотелось какой-то смысл жизни найти. Потому что скучно было.

3. Нашли?

Нашел. В экологии. Деле, которым почему-то никто не занимается. А я считаю его очень важным.

4. Доли в прежних бизнесах вы передали в доверительное управление?

Да. Но есть и проблема с этими акциями. В свое время я передал в управление акции Ипатовского пивзавода, это в Ставропольском крае, у меня было 40 с хвостом процентов. А за то время, пока я на госслужбе, другие акционеры размыли мой пакет чуть ли не до нуля. Я фактически пострадавший от доверительного управления. Вот закончу госслужбу, разберусь, что там происходит.

5. То есть вы планируете скоро закончить карьеру госслужащего?

[pagebreak]

А госслужба — это всегда временно. Это этап. Только частные компании бывают наследственные.

6. У вас нет больших амбиций, чем пребывание на нынешнем посту?

Мне нравится помогать людям.

7. Сколько лет предполагаете помогать?

Пока возраст позволяет, 5–6–7 лет.

8. Есть версия, что вы можете играть на бирже. Сценарий простой: наезжаете на компанию, ее акции падают, кто-то скупает бумаги, а потом курс выравнивается.

Нет. Ни в коем случае. Я же вам рассказываю — я настолько честно выполняю закон о госслужбе, что даже когда выяснилось, что мою долю размыли, не стал принимать меры.

9. Как выглядит механизм инициирования экологической проверки? Вот, например, комбинат «Очаково» — разве он до июля 2007 года не загрязнял реку Сетунь?

Пришла телеграмма из Департамента природопользования правительства Москвы о том, что выявлено загрязнение. Залило там этим суслом… я не знаю, чем там… органическим бродящим материалом долину реки Сетунь. И мы подъехали. А что еще было надо в вашем понимании? Вообще, у нас по всем ситуациям есть какие-то основания для начала работы.

10. А эти основания от кого поступают?

[pagebreak]

Разное бывает. Случается, и журналисты обращаются. Территориальные органы. Субъект Федерации.

11. Коммерческая структура?

Если кооператив «Звездочка» сообщит, что соседний завод загрязнил всю акваторию реки, то мы вынуждены будем проверить. Мы — инспектора, у нас есть возможность возбуждать административное производство. Есть возможность передать дело в прокуратуру. Вот нас и вызывают.

12. Ходят слухи, что ваше внимание 
на «Очаково» обратил Heineken — 
и небезвозмездно.

Это я читал. «Очаково» начало этот пиар — отбиваются. Лучше бы они ливневые очистные делали на эти же деньги. «Очаково» вместо того, чтобы заплатить штраф, начало в суды подавать и делать себе же хуже.

13. У вас такая напряженная жизнь. Когда бизнесом занимались, легче было?

По крайней мере, мне есть чем заниматься.

Новости партнеров