Тихий ход | Forbes.ru
сюжеты
$58.67
69.2
ММВБ2134.58
BRENT63.18
RTS1147.91
GOLD1262.00

Тихий ход

читайте также
+210 просмотров за суткиForbes Woman Club: «Женщины как инвесторы — удачливые и умные» +418 просмотров за суткиКиев отказывается выдавать России подозреваемого в убийстве Пола Хлебникова +1077 просмотров за суткиМиллиардер Артур Бланк рассказал, как умение слышать других помогает разбогатеть +393 просмотров за суткиГолубь, домик для Барби и красный велосипед. Что участники списка Forbes получали на Рождество +625 просмотров за суткиАкционеры на ринге: как проходят рэп-баттлы в российских компаниях +278 просмотров за суткиГиганты электроники и автомобилестроения помогут IBM в исследовании квантовых компьютеров +134 просмотров за суткиИнвестировать, пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +3256 просмотров за суткиШах и мат. Победа банкиров над девелоперами приведет к росту цен на квартиры +1891 просмотров за суткиОбъясняем на пальцах. Как использовать любимую методику разработчиков Кремниевой Долины +263 просмотров за суткиВладимир Носов: «Слезы радости пациентов вырывают нас из рутины» +848 просмотров за суткиПрактичный подход: модная теплая обувь для новогодних вечеринок +1091 просмотров за суткиАкции «Системы» рухнули на 18% на фоне проигрыша апелляции по иску «Роснефти» +1319 просмотров за суткиВыставки в Москве, открытые на деньги миллиардеров +1318 просмотров за суткиЦифровая доставка. Почему «Uber для грузовиков» никак не поедет в России +53 просмотров за суткиИгорь Юсуфов: «Альянс Саудовской Аравии и России принесет стабильность рынку нефти» +545 просмотров за суткиПрезидент-миллиардер. Себастьян Пиньера второй раз победил на выборах в Чили +1764 просмотров за суткиБиткоин упал на 5% после достижения рекордного уровня в $20 000 +862 просмотров за суткиДубай-2018: чем заняться в пустыне этой зимой +5565 просмотров за суткиВ защиту ростовщика. 10 мифов, из-за которых все ненавидят МФО +4567 просмотров за сутки15 друзей Березовского: от Авена до Зыгаря +2763 просмотров за суткиМобильный криптосейф: как защитить биткоины от хакеров

Тихий ход

Максим Котин Forbes Contributor
Ресторан для слабослышащих? В «стране глухих» ажиотажа нет, зато обычные гости ценят социальный порыв ресторатора

Пригласив девушку на танец, Ширван Джандаров совершил смелый поступок. Он работал инструктором на турбазе в Азербайджане, а танцевать с дамой не из своей группы отдыхающих считалось большим профессиональным промахом — можно было настроить против себя «своих» женщин. Девушка из чужой группы потанцевала с Ширваном, но не ответила ни на один вопрос. Как потом выяснилось, и не могла.

            «Природа не дала ей слух и речь, но остальным одарила с лихвой — и красотой, и ясным умом. Она не была забитая. Улыбалась, смеялась. Меня с ней захлестнуло», — вспоминает Ширван Джандаров. Новая знакомая уехала вместе со своей группой, но вскоре вернулась одна, бросив попутчиков. «Помню, ко мне прибежали, сказали: твоя немая приехала, — говорит Джандаров. — Мы тогда не понимали, что нельзя так говорить, только: люди с ограниченными возможностями слуха и речи».

            Курортный роман закончился традиционно: девушка попросила Ширвана не писать и не звонить ей. Спустя 35 лет, когда предприниматель Ширван Джандаров решил открыть какой-нибудь необычный ресторан, он вспомнил о самом сильном романе своей жизни. Почему бы не сделать ресторан для людей «с ограниченными возможностями слуха и речи».

            В открывшемся около года назад ресторане итальянской кухни «Сесто Сенсо» («шестое чувство», итал.) места у барной стойки сделаны из унитазов с кожаными сиденьями — напоминание об основном бизнесе хозяина. Владелец фирмы «Аней» Ширван Джандаров начинал с импорта сантехники, плитки и мрамора из Италии, товар продавал оптом и через сеть своих магазинов. После 1998 года рентабельность розницы перестала радовать Джандарова, и он начал переделывать магазины в рестораны.

            Посетители ресторана «Верона» до сих пор, например, могут наблюдать ежедневный хэппенинг: в семь часов вечера закрывается соседний магазин сантехники, рабочие прикрывают занавесками панели с образцами плитки, заносят в помещения стулья и столы. Магазин превращается в еще один зал ресторана. Ширван Джандаров называет это «трансформацией», без которой по вечерам просто не хватило бы мест. В год «Верона», «Труффальдино» и «Борсалино» вместе с бизнесом по импорту приносят около $5 млн выручки. Не так много, чтобы удариться в оголтелую благотворительность. Наверное, поэтому Ширван Джандаров и решил на ресторане для слабослышащих не терять деньги, а зарабатывать.

            В московской организации Всероссийского общества глухих зарегистрировано около 10 000 человек, но, по оценкам региональной общественной организации инвалидов «Перспектива», в столице реально проживает 20 000 слабослышащих. Должны же быть среди них обеспеченные люди, решил ресторатор. Джандаров не привык обращаться к формальным исследованиям. Оценивая перспективы прежних проектов, он объезжал по ночам дворы в округе, чтобы по припаркованным автомобилям оценить благосостояние жителей района. Особый ресторан он тоже решил открыть, положившись на интуицию, а свои умозаключения проверил, послав племянника на закрытую вечеринку «страны глухих». Племянник доложил: многие приезжают на дорогих машинах, блюда подают недешевые.

            После полевого исследования ничто не могло разубедить предпринимателя в том, что «фишку» он выбрал правильную. Ширван Джандаров узнал, что один ресторан для слабослышащих работает в Риме. Поехал посмотреть и обнаружил, что Ciak si Mangia — социальный проект, который пользуется финансовой поддержкой местного общества глухих. «Мне сказали, что у них прибыли никакой нет абсолютно. А я ответил, что у меня будет», — говорит Джандаров.

            «Наш ресторан в обслуживании гостей и в приеме на работу отдает приоритет слабослышащим людям. Если у вас возникли проблемы при общении с официантом, обратитесь к администратору» — такой текст может увидеть гость «Сесто Сенсо», открыв меню. По замыслу никто так хорошо не обслужит слабослышащих гостей, как слабослышащие официанты. «Если слабослышащий хочет «Цезарь» без гренок, в обычном ресторане он не сможет этого объяснить», — говорит директор ресторана Лилия Бодрова.

            Но концепция стала рушиться на глазах. Споткнулся Джандаров банально, на персонале. Хотя был уверен, что уж здесь-то проблем не возникнет. В России люди с ограниченными возможностями работают преимущественно на закрытых спецпредприятиях, а капитализм сложно назвать временем расцвета таких предприятий. Когда, например, офтальмолог Игорь Медведев решил открыть ресторан «В темноте?» (гостей действительно обслуживают в полной темноте, чтобы показать, как живут незрячие люди), за официантами он поехал во Всероссийское общество слепых. На встрече с потенциальными работниками одна женщина просто расплакалась. «Она говорила: милый, спасибо, что ты пришел. У нас, мол, отобрали все, раньше мы делали розетки, а сейчас розетки из Турции привозят», — вспоминает Медведев.

            Казалось бы, люди должны обрадоваться возможности зарабатывать деньги в обычном мире. Однако, по словам Джандарова, на деле многие отказывались работать в «Сесто Сенсо», по крайней мере официально. Правительство Москвы платит инвалидам так называемую лужковскую надбавку — около 2500 рублей в месяц, объясняет парадокс юрист «Перспективы» Максим Ларионов (в среднем надбавка удваивает пенсию). Если инвалид III группы устраивается на работу, он теряет право на получение такой компенсации.

            В «Сесто Сенсо» слабослышащий официант за 15 смен может заработать около 20 000 рублей (вместе с чаевыми). Но 2500 ты получаешь даром, а в 10 раз больше надо заработать, причем на равных с другими. «Им отбили охоту работать, они как-то легкомысленно относятся к труду», — сокрушается ресторатор.

 

            Слабослышащий Анатолий Никитин в свои неполные 22 года успел поторговать зажигалками в электричках, поработать грузчиком на чаеразвесочной фабрике и комплектовщиком на мебельной. Последнее место работы он вспоминает с неудовольствием. «Рабочие хорошие, — показывает Анатолий Никитин большой палец; как и большинство слабослышащих, он дополняет свою речь жестами и выразительной мимикой. — Начальство вредное. Разговаривать нельзя, надо постоянно хорошо работать».

            Теперь Никитин работает у Джандарова. Тренинги в «Сесто Сенсо» прошли несколько десятков человек, но мало кто задержался надолго. «Они, например, не слышат, что громко стучат, когда кладут посуду. Мы постоянно объясняем, что надо потише. Когда сделали очередное замечание одному парню, он психанул и обозвал нашего администратора непотребными словами. Пришлось расстаться», — рассказывает Лилия Бодрова.

            «Когда мы направляем инвалидов работодателям, чаще всего потом слышим: это абсолютно неготовые люди из-за того комплекса психологических проблем, которые у них накопились, — говорил еще год назад активист «Перспективы» Михаил Новиков на московской конференции по проблеме трудоустройства людей с инвалидностью. — Но это не только их проблемы, это проблемы нашего общества». Система трудоустройства на спецпредприятия десятилетиями формировала у людей с ограниченными возможностями изолированность от обычного мира.

            Преодолевая изолированность, «Сесто Сенсо» сумел найти только трех слабослышащих официантов (всего в ресторане гостей обслуживает 9 человек), причем двое из них летом ушли в отпуск. Неудивительно, что, несмотря на 20-процентную скидку для особых гостей (средний чек — 750–1000 рублей), ресторан пока не стал местом постоянных встреч для обеспеченных людей с ослабленным слухом. Сложно считать место своим, если приходится гадать, в какую смену официантов попасть, чтобы спокойно пообщаться на жестовом языке. По словам Бодровой, слабослышащие составляют только 5% всех гостей. Корреспонденту Forbes за несколько посещений «Сесто Сенсо» не удалось встретить ни одного.

            Впрочем, это не значит, что Ширван Джандаров теряет деньги. Ресторан не пустует, хотя, казалось бы, необычные официанты должны отпугивать обычных посетителей. «В России ведь люди стесняются инвалидов, — делится наблюдениями владелец ресторана «В темноте?» Игорь Медведев. — Наши ребята рассказывают, что в метро незрячим помогают в основном поддатые пацаны, у которых благодаря алкоголю уходит чувство страха». Только люди, преодолевшие стеснение, готовы неплохо платить за социальную ответственность компании.

            Гости все доброжелательные, — говорит официант Анатолий Никитин. — Они заказывают громко или показывают. А мне все понятно и легко». Выходя из зала ресторана «В темноте?», имитирующего кромешный мрак, в котором живут слепые, потрясенные гости оставляют стодолларовые чаевые. Неудивительно, что проект Медведева со средним чеком 1300–1800 рублей, который он открыл по франшизе французского ресторана «Dans le noir?», стал прибыльным уже через два месяца. У Ширвана Джандарова выход на рентабельность занял более полугода.

            «Вдохновение появляется всегда, когда появляется коммерческий успех», — говорит теперь Джандаров. Сегодня вдохновленный предприниматель изучает, сколько в Москве людей маленького роста. Он думает, что неплохо бы открыть в столице ресторан для этой категории сограждан.

Тишина в цифрах

  • 15 млн граждан с ограниченными возможностями (инвалидов) проживает в России.
  • 100 000 человек состоит во Всероссийском обществе глухих.
  • 4% персонала московских компаний со штатом свыше 100 человек должны составлять люди с ограниченными возможностями.
  • 10% слабослышащих в России официально трудоустроены.

Источник: Всероссийское общество глухих, Фонд социального страхования РФ, организация инвалидов «Перспектива»

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться