Живой трафик | Forbes.ru
$58.46
69.31
ММВБ2148.56
BRENT63.38
RTS1158.62
GOLD1292.76

Живой трафик

читайте также
+6681 просмотров за суткиМиллиардер Илон Маск на спор установил в Австралии крупнейшую в мире батарею +1434 просмотров за суткиМиллиардер Рэй Далио признался, что искусственный интеллект помогает ему принимать решения +1476 просмотров за суткиСюрпризы от Трампа. Как налоговая реформа в США отразится на фондовых рынках +73 просмотров за суткиВыбран «Предприниматель года — 2017» в России +1044 просмотров за суткиКак хранить энергию. Расплавленная соль, сжатый воздух и супермаховик +1447 просмотров за сутки«Свет для гаражной экономики»: как вывести бизнес из тени +800 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes +833 просмотров за суткиПомехи «Северному потоку-2»: «Нафтогаз» нанял лоббистов в США для противодействия «Газпрому» +4 просмотров за сутки20 директоров-капиталистов. Новый рейтинг Forbes +263 просмотров за суткиПраво волоса: новые средства и способы обновления +2466 просмотров за суткиДержись, шофер. Реформа заставит водителей вернуться за парты +9304 просмотров за суткиИнтервью хакера: «Взломать можно кого угодно» +3620 просмотров за суткиПример для Цукерберга: китайский мессенджер опередил Facebook по рыночной стоимости +628 просмотров за сутки Бутан в педагогических целях: почему в горном королевстве дети не раздражают родителей +3288 просмотров за суткиFacebook и Instagram научат пользователей отличать «российскую пропаганду» +93 просмотров за суткиКультовая обувь культовых персон. +1455 просмотров за суткиНевредные привычки: как оставаться здоровым, не выходя из офиса +1362 просмотров за суткиСтрана Басков: путешествие в самый удивительный регион Франции +14974 просмотров за суткиРоссияне предпочитают Aliexpress и Amazon отечественным интернет-магазинам +7253 просмотров за суткиАвтомобилисты-вредители: как государство борется с незаконным тюнингом +7348 просмотров за суткиКиносети Александра Мамута не покажут очередную новинку Universal — фильм «Снеговик»

Живой трафик

Каждый год границу России в поисках работы пересекают 6 млн человек. Кто зарабатывает на миграционном потоке?

Эти сцены стали типичными. Поздно вечером на строительной площадке делового центра «Москва-Сити» усаживаются вокруг костра рабочие. Рядом с остовами будущих небоскребов они сложили тандыр для выпечки хлебных лепешек. Ужин длится недолго — наутро им нужно опять месить раствор и таскать кирпичи, чтобы раз в месяц отправлять семье часть из заработанных $500–600. Для жителей Таджикистана, Киргизии и Узбекистана это большие деньги. Средняя зарплата в Средней Азии — $80 в месяц.

Азиатские лица на российских стройках уже мало кого удивляют. «На стройплощадках в Москве в основном трудятся мигранты, в чужой стране у них нет ни времени, ни сил искать альтернативу, и они в отличие от граждан России готовы к тяжелому труду и невысокой зарплате», — говорит Алексей Белоусов, коммерческий директор девелоперской компании «Капитал Груп».

Альтернатива профессии разнорабочего на стройке, конечно, есть. За последний год сменился обслуживающий персонал во многих столичных супермаркетах: теперь кассиры и работники торгового зала — все те же мигранты.

Дворники практически во всех московских дворах тоже сплошь выходцы из среднеазиатских республик бывшего Советского Союза. Или взять уборщиков в торговых центрах. В одной из крупнейших в России клининговых компаний «Ронова Клининг» (более 1000 корпоративных клиентов в 30 городах) 14 000 работников, из которых половина — мигранты из Таджикистана, Киргизии, Молдавии. «Время, когда в дворники шли непризнанные поэты и музыканты, давно прошло, — говорит генеральный директор «Роновы» Маргарита Авдеева. — Уровень зарплат мигрантов ниже того, на который согласны россияне. Поэтому их труд выгоден и клининговым компаниям, и заказчикам услуг».

По оценке Жанны Зайончковской, директора Центра миграционных исследований, в Россию ежегодно иммигрируют около 7 млн человек, из которых до 6 млн остаются здесь работать (данные на начало 2007 года). Одновременно миллионы мигрантов уезжают домой, но ежегодный прирост, по данным заместителя директора Федеральной миграционной службы (ФМС) Вячеслава Поставнина, составляет примерно 1 млн человек. Всего в России находится около 10 млн мигрантов, и это приблизительная оценка. Сколько их на самом деле, не знает никто, свою цифру ФМС получила, опросив лидеров национальных диаспор. О масштабах трудовой миграции говорит еще один факт: только в этом году ФМС выдала около 1,7 млн разрешений на работу иностранцам (всего таких разрешений получило чуть более 2 млн человек).

Трудовая миграция — не только механизм возмещения дефицита рабочей силы, это еще и огромный рынок: мигрантов нужно найти, доставить, оформить им документы и устроить на работу. По оценке Вячеслава Поставнина из ФМС, потенциальный объем рынка услуг для мигрантов достигает 250 млрд рублей. И он будет расти. «Сейчас значительная часть этих денег уходит в карманы коррумпированных чиновников, посреднических структур и так далее, — говорит Поставнин. — Нам нужно ввести этот рынок в правовое поле». Быстро, впрочем, сделать это не получится.

 «Подберем высококвалифицированных строителей из Киргизии для вашей компании», — обещает в интернете компания Language Consult из Бишкека. Корреспондент Forbes позвонил по указанным телефонам, и представитель фирмы гарантировал «быструю доставку» 30 рабочих на строительство коттеджа в Подмосковье. Цена — «1000 рублей за человека» плюс оплата билетов до Москвы. Кроме того, в киргизской компании предупредили, что с каждой зарплаты земляки будут делать

Подобные услуги часто смахивают на торговлю людьми. А зачастую рекрутеры и вправду оказываются рабовладельцами. Выходец из села Илок Файзабадского района Таджикистана, ныне гражданин России какое-то время назад уговорил девятерых земляков приехать на работу в поселок Быково Волгоградской области. Потом он забрал у них документы — якобы для оформления разрешений. Как рассказывает Шохин Самадов, пресс-секретарь информационно-правового центра «Миграция и закон», за семь месяцев полевых работ мошенник не выплатил ни копейки, «а кормил так, что от недоедания один человек заболел, и его отправили на родину». Подобные истории встречаются сплошь и рядом. Летом этого года новосибирский суд рассматривал дело о продаже гражданами России в рабство уроженцев Узбекистана. А в Башкирии суд вынес приговор в отношении прокурора одного из районов этой республики: прокурор, по данным правозащитников, в течение восьми месяцев незаконно удерживал 12 граждан Узбекистана, заставляя их работать в теплицах и на строительстве коттеджа, неоднократно избивал, отбирал у них деньги.

Параллельно криминальному потоку мигрантов течет небольшой легальный ручеек. Гендиректор и совладелец рекрутинговой компании из Душанбе «Таджикавиатур» Камол Акромов, например, с начала 2007 года отправил в Россию более 100 человек (работодатель платит за услугу до 3000 рублей). Немного. Но уже в будущем году Акромов рассчитывает увеличить поток в 10–20 раз. Пока строить планы легко — на этом рынке в Таджикистане работает лишь несколько компаний. «Число людей, выезжающих цивилизованно, будет расти, — говорит Акромов. — Чем больше агентств будет этим заниматься, тем больше мигрантов воспользуется их услугами». Пока же из 400 000–800 000 трудовых мигрантов из Таджикистана только 2000–3000 едут за рубеж через местные специализированные агентства по трудоустройству.

Один из конкурентов Акромова Мамадбек Давлаткадамов только что приехал в столицу России. Быстрым шагом он входит в кабинет московского центра «Миграция и закон», выглядит сильно озабоченным. Он давно не брился, одет в недорогой костюм без галстука. Давлаткадамов зарегистрировал в городе Чкаловске Согдийской области Таджикистана общество «Миграция», которое помогает желающим отправиться работать в Россию. Теперь Мамадбек хочет открыть представительство общества в Москве. Как устроен его бизнес? Понять это невозможно, и дело не только в плохом русском языке: Мамадбек, с одной стороны, говорит, что организация некоммерческая, а с другой — может предоставлять услуги и за деньги. Помощь мигрантам очень разнообразна: содействие в трудоустройстве, легализации и общении с правоохранительными органами. Личные связи — пока едва ли не единственный ресурс Мамадбека.

Чтобы лоббировать свои интересы и рекламировать услуги, несколько таджикских компаний создают сейчас Ассоциацию агентств по трудоустройству за рубежом. В июне этого года фонд «Новая Евразия» запустил в российских регионах (Свердловская область, Красноярский край, Карелия, Ставропольский край, Томская область и др.) проект «миграционных мостов», призванный упорядочить поток рабочей силы. Его суть — составление баз данных о вакансиях у благонадежных работодателей и целевой подбор мигрантов в Армении, Таджикистане, Узбекистане, Киргизии и даже в самом процветающем в Центральной Азии Казахстане. Деньги за услуги, как утверждают в фонде, берут лишь с тех жителей бывших советских республик, которые в состоянии заплатить. Уже удалось трудоустроить 5000 мигрантов, а о желании сотрудничать с фондом заявили более 100 компаний — работодатели и рекрутинговые агентства. Эксперт «Новой Евразии» Диана Миролюбова уверяет, что фонд пока не сталкивается с серьезной конкуренцией со стороны коммерческих структур.

Несмотря на все усилия коммерсантов, примерно 80% трудового потока из стран СНГ — стихийные, никем не контролируемые и не отслеживаемые перемещения, говорит Гавхар Джураева, руководитель «Миграции и закона». О работе в России, бытовых условиях и зарплате будущим мигрантам рассказывают родственники и соседи, которые уже ездили на заработки. Выезжают целыми аулами, образуя в России места компактного проживания. Например, по словам Джамили Бегиевой, руководителя общественной организации «Ала-Тоо», большинство дворников в районе московских станций метро «Арбатская», «Смоленская», «Библиотека им. Ленина» и «Кропоткинская» — выходцы из села Чалма Ошской области Киргизии.

«Сарафанное радио» отлично действует. Если в компанию устраивается один человек — вскоре об этом становится известно его родственникам и друзьям», — говорит Авдеева из «Роновы Клининг».

Тем или иным путем добравшихся до России мигрантов нужно легализовать: поставить на учет, получить для них разрешение на работу и, если этого не сделал рекрутер в родной стране, трудоустроить. «До начала нынешнего года трудоустройством мигрантов никто не занимался, это не было бизнесом. Но сейчас новые компании будут появляться как грибы после дождя», — говорит Николай Курдюмов, владелец кадровой компании ОСТ и председатель совета Международной ассоциации «Трудовая миграция» (МАТМ).

Что изменилось? В начале 2007 года миграционное законодательство России стало более либеральным. Обязательную регистрацию мигрантов по месту пребывания упразднили: приезжим теперь достаточно отправить уведомление в ФМС почтой — стать на миграционный учет. Работодатели получили возможность нанимать граждан СНГ в уведомительном порядке — раньше нужно было утверждать каждого работника индивидуально.

Стал развиваться бизнес по трудоустройству. В начале 2007 года была, например, создана Московская международная биржа труда «Трудовые резервы». Она уже предоставила работу в России нескольким сотням иностранных работников (7500 рублей за человека). «Когда вышел новый закон и мы увидели толпы людей, штурмующих ФМС, то поняли: надо начинать», — говорит Евгений Масякин, исполнительный директор компании. Работа знакомая: у основателей «Трудовых резервов» уже было кузнечное производство, на котором трудились выходцы из Узбекистана. Сейчас с компанией сотрудничает несколько десятков организаций, она получила бесплатный телефонный номер, который легко запоминается. «Любой узбек может позвонить и все узнать», — гордится Масякин.

Сергей Волков, исполнительный директор компании «Неострой» (строительство инженерных систем), нанял через «Трудовые резервы» около 40 человек — таджиков и узбеков. «Вместо того чтобы бегать по злачным местам и искать людей, а потом оформлять им документы, можно обратиться в специальную компанию», — говорит Волков. Еще один клиент компании Масякина — группа компаний «Палисад» (ландшафтный дизайн, благоустройство территории, озеленение). Работы сезонные — бывает, что за несколько дней требуется резко увеличить количество сотрудников. Неудивительно, что отделу персонала проще передать свою работу на аутсорсинг.

«Большая часть компаний, которые занимаются легализацией и подбором кадров, выросла на базе юридических, консалтинговых фирм», — говорит Курдюмов из кадровой компании ОСТ. Его фирма — старожил на рынке миграционного консалтинга. Правда, раньше ОСТ работала в обратном направлении — трудоустраивала российских граждан за рубежом. И только последние два-три года стала заниматься мигрантами в Россию. По словам Курдюмова, за это время компания наладила связи с несколькими десятками работодателей, агентствами в странах СНГ, государственными структурами. В списке услуг: подбор кандидатов, помощь в получении разрешительных документов, организация приезда. Счет мигрантам, получившим работу через ОСТ, идет на тысячи. Тех, кто пользовался другими услугами ОСТ, например получал консультации по оформлению документов, еще больше. В основном через ОСТ в Россию едут граждане Таджикистана и Киргизии, в последний год стал нарастать поток из Узбекистана. Стоимость подбора работника низкой квалификации с оформлением разрешения — до 5000 рублей. Чем выше квалификация, тем больше цена (иногда она привязывается к месячному окладу).

Российских компаний, работающих с мигрантами, уже десятки, а то и сотни. Но подавляющее большинство из них просто помогают оформить документы. Сделать разрешение на работу стоит, как правило, 3000–4000 рублей. Многие из посредников, предлагающих гастарбайтерам легализоваться, продают им липовые разрешения на работу. «Рынок никто не регулирует, а 90% его участников — мошенники», — говорит Курдюмов.

«Борьба с изготовлением и сбытом поддельных разрешений на работу — непаханая целина», — возмущался заместитель мэра Москвы Валерий Виноградов на заседании штаба по миграционным вопросам в августе 2007 года. На тот момент в отношении 52 посреднических организаций проводилась проверка. Аналогичным образом дела обстоят не только в Москве. В Волгоградской области в этом году была пресечена деятельность преступной группировки, которая занималась организацией незаконного пребывания граждан Таджикистана и Узбекистана. Мошенники обеспечивали мигрантов, приехавших работать на полях, поддельными документами.

Курдюмов ратует за жесткое регулирование рынка негосударственных услуг в области миграции, например с помощью лицензирования. Как член общественного совета при ФМС Курдюмов по инициативе Совета Федерации разрабатывает законопроект о частных агентствах занятости.

Вадим Моденов, основной владелец и президент Российской миграционной трудовой биржи (РМТБ), поставил дело на широкую ногу. Бывший советник министра по национальной политике Рамазана Абдулатипова зарегистрировал компанию в 2002 году (ему принадлежит 70% уставного капитала), саму биржевую систему окончательно запустили в начале 2007-го. «Мигранты должны быть нужны нашей стране. Они должны платить за право работать здесь. Незаконный мигрант — враг России», — чеканит Моденов.

РМТБ — это фактически информационная площадка, которая предоставляет данные о состоянии рынка труда участникам системы — брокерам. Заказы от работодателей распределяются по территориальному принципу. Задача брокера — найти в системе контрагента (второго брокера), который поставит необходимое количество работников. О стоимости подбора и доставки рабочей силы брокеры договариваются между собой. Исполнение договоров контролирует биржа, она же оказывает юридическую поддержку участникам. Сейчас у биржи Моденова около 40 брокерских пунктов, представительства в Таджикистане и Узбекистане. Стоимость франшизы для брокера — до $40 000 в год (в Москве), с каждой сделки по поставке рабочей силы биржа берет комиссию 6–10%. «Если брокер нарушает условия франчайзингового договора — не исполняет свои обязательства или исполняет не в полном объеме, мы лишаем его франшизы», — говорит бизнесмен. Впрочем, биржевые услуги лишь часть его бизнеса.

Моденов рассчитывает заработать и на размещении мигрантов. Он один из инициаторов строительства быстровозводимых гостиниц на сотню человек для гастарбайтеров. Сутки проживания будут стоить до 180 рублей. По расчетам Моденова, при такой стоимости временное жилище окупается через два-четыре года. Сейчас он подбирает под проект партнеров и ведет с ними переговоры. А пока трудовые мигранты живут в строительных вагончиках или в малогабаритных квартирах в спальных районах Москвы. Типичная картина: в «двушке» ютятся два десятка односельчан из Киргизии — комната для мужчин и для женщин. Антисанитария, постоянные очереди в туалет, ванную и пр.

Пока бывший советник Абдулатипова только собирается строить мини-гостиницы, но часть рабочих из стран СНГ уже живет в специально созданных для этого общежитиях. Два из них арендует питерская Балтийская рекрутинговая компания (БРК). Эта фирма специализируется на новой услуге — занимается лизингом персонала. Мигранты числятся в штате БРК, но по заказу работодателя выполняют определенный объем работ (для этого заключается договор на оказание услуг). «Легализация работника, заработная плата, медицинская страховка, жилье — все за нами», — говорит Дмитрий Васильев, генеральный директор БРК. Рабочий день таджика-строителя, например, обойдется заказчику примерно в 1250–1500 рублей.

Каждое утро мигранты разъезжаются из общежития на работу в разные концы Санкт-Петербурга — БРК предоставляет подсобных рабочих двум десяткам производственных компаний. Рабочих у БРК охотно нанимают, например, компании девелоперской группы ЛСР. Так, из сотни мигрантов, работающих на ПО «Баррикада» (производство железобетонных изделий), 70 официально состоят в штате БРК. «По этой схеме мы работаем уже два сезона, — объясняет Елена Медведева, директор по персоналу «Баррикады». — Впрочем, если понадобятся более квалифицированные рабочие, например специалисты 5–6-го разряда, мигранты не спасут». Этот ресурс России еще предстоит найти.

Дефицит труда — один из важнейших факторов, влияющих на развитие любой экономики. По данным Зайончковской из Центра миграционных исследований, до 2025 года население трудоспособного возраста в России сократится примерно на 19 млн человек (это почти 30% от общего числа граждан, занятых в экономике сейчас). В ситуации, когда сырьевые ресурсы поделены, борьба развернется за ресурсы трудовые.

По оценке Института демографии Высшей школы экономики, «уже в 2012–2014 годах проявится дефицит труда». Так, в Центральном федеральном округе при сохранении экономических тенденций 1999–2004 годов нехватка трудовых ресурсов проявится уже к 2010 году, а к 2015-му она может составлять более 16%. Самые большие проблемы грозят строительной отрасли и транспорту — к 2015-му году недостаток рабочих рук в этих отраслях может составить 22% и 15% соответственно.

«Огромная ниша для мигрантов!» — восклицает Зайончковская. По оценке ведущего научного сотрудника Института макроэкономических исследований Ольги Парфенцевой, к 2010 году доля легальных трудовых мигрантов в России может достичь 3,2% от числа всех занятых в экономике граждан (в 2005 году — 1%). Помимо чисто коммерческих вопросов трудоустройства и быта, придется еще как-то решать вопросы социальные — интеграции (хотя бы временной) мигрантов в общество. Перед этой проблемой, правда, бизнес бессилен.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться