Итоги года: пять пунктов

Сергей Гуриев Forbes Contributor
Самая неприятная новость: экономика росла, а фондовый рынок нет

Уходящий год запомнится как минимум пятью событиями в российской экономике: это небывалый рост цен на нефть, высокий рост ВВП, несостоявшееся снижение инфляции, низкие показатели фондового рынка и бум госкорпораций.

Самая хорошая для России новость — это то, что рост цен на энергоносители в очередной раз посрамил консервативные прогнозы. Никто всерьез не ожидал, что нефть подорожает до $90 за баррель. Еще несколько лет назад казалось, что цены выше $50 за баррель приведут к рецессии мировой экономики, но китайская экономика — а за ней и все остальные — продолжает расти при любых ценах на нефть.

На фоне таких цен на сырье уже не так удивительно, что и российский ВВП в 2007 году рос быстрее, чем предсказывали. В конце 2006-го МЭРТ прогнозировал 6,6% роста, МВФ — 6,6%, а независимые аналитики — и того хуже (всего 6,0%). На самом деле в первом полугодии экономика росла с темпом 7,7%. Конечно, рост объясняется не только высокими ценами на нефть, но и потребительским и инвестиционным бумом, которым, в свою очередь, мы обязаны бурному развитию финансового сектора. Поэтому неочевидно, что темпы роста по итогам года будут столь же высокими, ведь глобальный кризис ликвидности во втором полугодии привел к существенному росту процентных ставок.

Рост цен на нефть объясняет и неудачи на фронте борьбы с инфляцией. Прогноз инфляции был основан на совсем других предположениях — $60–65 за баррель. Так что, когда в страну пришло гораздо больше нефтедолларов, чем ожидалось, денежные власти вновь оказались в трудном положении. Минфин продолжал складывать нефтедоллары в Стабфонд, но в предвыборном году это делать все труднее; поэтому полностью стерилизовать приток валюты не удалось. Как и в прошлые годы, Центробанк был опять вынужден выбирать между высокой инфляцией и удорожанием рубля. На фоне глобального кризиса ликвидности ЦБ принял решение напечатать побольше рублей, с тем чтобы избежать кризиса ликвидности и в России.

Самая неприятная новость: экономический рост впервые не сопровождался ростом фондового рынка. С начала года до конца октября индекс РТС вырос всего на 12%. Этот индекс построен на ценах в долларах, в реальном же выражении российские акции принесли своим владельцам в этом году не прибыль, а убытки. Доходность российских акций намного ниже, чем на развивающихся рынках (40%), не говоря уже о соседях по БРИК — Бразилии (67%), Индии (50%), Китаю (127% по акциям типа А и 184% по акциям типа В). Почему ни рост цен на нефть, ни неожиданно высокие темпы экономического роста не привели к росту фондового рынка? По всей видимости, все дело в так называемом политическом риске — неуверенности инвесторов в возможности безболезненной передачи власти в 2008 году и неопределенности экономической политики после президентских выборов. Инвесторов можно понять: и судьба компании «Русснефть», и предвыборное рвение присмирить розничные банки и производителей продовольствия административными методами подтверждают зависимость бизнеса отдельных компаний и даже целых отраслей от расклада политических сил; тот, в свою очередь, может серьезно измениться. Возможно, когда появится четкий сценарий передачи власти в марте 2008-го, рынки воспрянут духом, но пока итоги скорее неутешительные.

Озабоченность рынков подтверждает и резкое изменение подхода государства к бюджетной дисциплине. Вместо создания условий для инвестиций государство решило инвестировать в экономику напрямую, выбрав при этом достаточно сомнительную форму «госкорпораций». На их финансирование тратятся десятки миллиардов долларов, при этом механизм контроля над эффективностью расходов фактически отсутствует. В отличие от тех же «Роснефти», «Газпрома», Сбербанка и ВТБ в госкорпорациях нет акционеров (с юридической точки зрения это некоммерческие организации). За менеджментом присматривают наблюдательные советы, у которых по определению нет таких сильных стимулов, как у акционеров. Удастся ли президенту Путину найти 200 честных и высококомпетентных чиновников и менеджеров для работы в высших исполнительных органах и наблюдательных советах госкорпораций? Вот в чем вопрос. Ответ на него мы получим уже в будущем году.

Впрочем, главное экономическое событие следующего года — это развитие глобального кризиса ликвидности. К концу 2007-го станет понятно, насколько велики потери от кризиса и кто пострадал больше других. Пока очевидно, что российские банки и корпорации справились с первой волной кризиса без существенных потерь, в том числе и потому, что накопленных резервов и ресурсов Стабфонда с лихвой хватило, чтобы успокоить даже самых пессимистичных инвесторов. Если цены на нефть не упадут, то российская экономика продолжит расти. Если при передаче власти не пострадает политическая стабильность и преемственность экономической политики, то рост экономики будет сопровождаться и ростом фондового рынка. Что бы ни было, госкорпорации возглавят инвестиционный бум, а если госкорпорации будут эффективными, то их инвестиции приведут к повышению конкурентоспособности российской экономики. Если же нет, то растраченные ими средства будут признаны главным фактором очередных неудач в борьбе с высокой инфляцией.

Новости партнеров