Контекст

Чужие мнения, которые нас вдохновляют, раздражают и удивляют

Шпионы подобны букве Ъ. Они нужны в некоторых только случаях, но и тут можно без них обойтиться, а они привыкли всюду соваться.

— Александр Пушкин

Испытание преемника

Почему все-таки Медведев, а не Иванов, не Зубков, не кто-то еще? Выбор Медведева обусловлен не его успешной деятельностью, популярностью или сильными аппаратными позициями. Бывшего главу президентской администрации выбрали преемником как на первый взгляд самого слабого из возможных претендентов.

В отличие от других лояльных президенту соратников Медведев всегда находился на одну-две ступеньки ниже Путина по карьерной лестнице. Будучи ведомым в этом тандеме с Путиным, Медведев не прошел жесткой политической школы, которую прошел сам Путин и которая позволяет нынешнему президенту вести самостоятельную политику. То, что Медведев «не борец», проявилось в ходе соревнования преемников… Впрочем, это могло быть частью «испытания».

— «Ведомости»

Горечь победителей

Откуда берется такое неуважение к партии «Единая Россия»? Почему в разгар кампании ее руководству устраивали выволочку за плохую работу, да еще и шуганули оперативно слепленным движением «За Путина»? Мол, будете плохо себя вести — поменяем вас местами, никто, кроме специально интересующихся такими скучными вопросами, и не заметит. Ну а как еще может быть? Конечно же, «Единая Россия» образца 2007 года — это не «Единство-1999»… Партия с тех пор вобрала в себя многое и многих, выросла и даже, на добродушный взгляд, похорошела. Однако истоков происхождения не скрыть: партия была выращена искусственным способом, значит, таким же образом проект может быть и закрыт. А на его месте можно выстроить что-то новое, благо умение есть и умельцы найдутся.

— «Газета.ru»

Ответная реакция

Для русских национальная гордость — это вопрос не только общественного, но и личного порядка. Поэтому не надо удивляться тому, что вошедшая у Запада в привычку манера обращаться с их страной как с державой второго порядка, своего рода «младшим братом», лишь подпитывает их негодование. Америка тянет с согласием на вступление России во Всемирную торговую организацию, и это наносит российской экономике какой-то ущерб, но то, что Россию не пускают туда, где уже собрались все лидеры мировой экономики, воспринимается гораздо острее — как оскорбление. Помню, почти пятнадцать лет назад я, беседуя с одним из молодых российских министров в его кабинете — он сохраняет свое влияние и поныне, — отметил, с какой горечью он говорит о том, что с ним и его коллегами американцы общаются словно какие-нибудь имперские чиновники. «Мы еще молоды, — сказал он тогда, — и мы никогда не забудем подобного обращения». Сегодня я слышу и чувствую, что в России так думают еще очень и очень многие.

— Предприниматель Борис Йордан в The Washington Post (перевод inosmi.ru)

Концептуальный подход

Мы разработали концепцию, которая подразумевает создание партнерства с теми объектами, которые ранее предполагалось нагибать и наклонять. Мы стали приезжать к ним с разными предложениями, их результатом стала совместная деятельность. Например, Русская нефтяная группа — это результат альянсов с «Роснефтью», ТНК и «Лукойлом»: сначала в трейдинге, потом мы стали покупать малые и средние нефтедобывающие предприятия.

— Глава ФПГ «Финансгрупп» Олег Шварцман в интервью «Коммерсанту»

Внутреннее противоречие

В международных отношениях возвращено влияние России, место России на земле возвращено. Но внутренне мы по нравственному состоянию далеки от того, как хотелось бы, как нам органически нужно.

— Александр Солженицын в интервью программе «Вести недели» телеканала «Россия»

Новости партнеров