Синдром Путина

Если вся Москва — одна сплошная пробка, выйди на час раньше, но не опаздывай на встречу

Мебельщик клялся и божился, что завершит сборочные работы в новом банковском офисе к среде. «У меня люди в среду придут компьютеры устанавливать, вы точно, головой, отвечаете за этот срок?» — не унимался менеджер проекта со стороны банка. «Тогда закончим… ммм… к пятнице», — почесывая в затылке, тянул мебельщик. И становилось ясно, что и к пятнице он своих обязательств, скорее всего, не выполнит, потому что время для него — категория абстрактная, несмотря на штрафы за срыв сроков, установленные контрактом. Понятно ведь, что клиенту не штрафы эти несчастные нужны, а открытый офис.

Даже президент Путин все время опаздывает на встречи. А с мебельщика, сантехника («в течение дня»), туркомпании («ваши документы, возможно, будут готовы к четвергу, приходите в понедельник») — какой с них спрос? Когда получится, тогда и сделают все, что обещали.

Как бы четко сроки ни оговаривались заранее, это ничему не поможет. На помощь всегда придет «форс-мажор». «Машина выехала со склада в 10 утра… Как, еще не добралась до вас к 10 вечера? Ну, бывает… Вся Москва стоит…» Это не шутка и не гипербола: сам недавно слышал такое объяснение от поставщика.

В какой-то из межофисных юмористических рассылок мне попалось чеканное изложение национального принципа: «Есть два пути реализации задуманного: фантастический и реальный. Фантастический — мы все сделаем сами и в срок. Реальный — прилетят инопланетяне и все сделают к дедлайну». То же самое, но с немецкой инженерной элегантностью изложил как-то «Ведомостям» вице-президент российской Siemens Бернхард Фонсека: «У российских сотрудников я замечал некоторую неравномерность темпа работы, в результате чего возникает повышенная нагрузка незадолго до крайнего срока выполнения задания». Это когда возникают первые подозрения, что инопланетяне могут не подоспеть.

Специалисты по поведенческой экономике давно исследуют феномен волокиты и хронического срыва дедлайнов. Видные эксперты по этой теме Тед О’Донохью и Мэтью Рабин (соответственно, из Гарварда и Массачусетского технологического института) утверждают, что для человека его благополучие в данный момент ценнее, чем в любой момент будущего. И значит, он предрасположен откладывать работу, а особенно тяжелую и неприятную, на потом. Для экономистов борьба с этим явлением — вопрос выпрямления шкалы: если за соблюдение сроков давать достаточный бонус, а за срыв срока — достаточно ощутимо наказывать, ценность сиюминутного и будущего благополучия можно уравнять.

Но такой подход, конечно, слишком механистичен, как скажет вам любой постоянный посетитель сайта www.procrastinators-anonymous.org. Этот сайт — «окно в мир» Ассоциации анонимных волокитчиков, созданной по типу Анонимных алкоголиков. Ее члены считают, что страдают от трудноизлечимой болезни — они просто не могут не тянуть время, они органически неспособны что-либо делать к назначенной дате. Естественно, как и в случае с алкоголизмом, помимо больных, осознавших свое бедственное положение, есть и волокитчики-бодрячки, у которых всегда наготове рациональное объяснение своему поведению. Например, они не делают то, что им поручено, чтобы впоследствии начальство подумало дважды, прежде чем давать им идиотские поручения. Затяжка времени для таких людей — способ самореализации: «Заставь меня, если сможешь». А если человек самореализуется таким способом, бонусы за соблюдение сроков и штрафы за несоблюдение не помогут.

Никакая математически выверенная система стимулирования, никакая психотерапия, даже никакое уважение к подчиненным и партнерам со стороны начальства и заказчиков на самом деле не помогут вернуть в нашу реальность такой чужеродный компонент, как четкое расписание. Хронические срывы дедлайнов, опоздания на встречи, растягивание любого проекта вне оговоренных рамок — это проблемы не экономические, не медицинские и не психологические. А этические.

Каждый человек, обладающий хоть толикой воли, необходимой, чтобы утром подняться с постели и надеть штаны, способен внушить себе простую мысль: сделаешь что-нибудь позже, чем обещал, — подведешь кого-то. Если вся Москва — одна сплошная пробка, выйди на час раньше, но не опаздывай на встречу. Ведь, собираясь в аэропорт например, именно так и поступишь. Если расписание такое плотное, что и выйти на час раньше нельзя, перенеси встречу, растяни свой рабочий день. Я глубоко убежден, что множество прекрасных сделок срывается из-за раздражения, которое накапливается у более пунктуального из партнеров от постоянных опозданий другого. И множество компаний, всерьез задумывающихся о качестве, теряют отличные контракты из-за того, что не блюдут временных рамок. А получает эти контракты тот, кто работает, может, и хуже, но чувствует своего контрагента и понимает, что время не терпит.

Сегодня крайний срок сдачи этого текста. Я дотянул до последнего. Ждал инопланетян, а как же иначе? И редактор наверняка подождал бы до завтра. Но это, в конце концов, колонка про этику. Дедлайн должен быть соблюден.

Автор — управляющий директоринвестиционного банка «КИТ Финанс»

Новости партнеров