Область контрастов | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Область контрастов

читайте также
+957 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +5361 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +125 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +20771 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +137 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +1614 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +1109 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +8907 просмотров за суткиРывок вниз. Что будет с рублем после снижения ключевой ставки +3699 просмотров за суткиВозле биткоина: для каких компаний опасен конец криптохайпа +4470 просмотров за суткиКак рыбак к президенту ходил, или Почему дальневосточная рыба стоит 300 рублей +32907 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменов в истории. Рейтинг Forbes +827 просмотров за суткиНеделя потребления: новый Bentley, открытие Zilli и победа Lufthansa +4067 просмотров за суткиСуд приговорил Алексея Улюкаева к 8 годам колонии строгого режима +557 просмотров за суткиПьер Моно: «Мы лечим рак и сохраняем пациенту орган» +2454 просмотров за суткиНПФ «Будущее» и «Сафмар» продали акции Промсвязьбанка накануне санации +2624 просмотров за суткиКрупнейший в мире производитель дженериков Teva увольняет 14 000 рабочих +497 просмотров за суткиПринцы Уильям и Гарри в космосе. Фильм недели: «Звездные войны: Последние джедаи» +2720 просмотров за суткиМатильда Шнурова, совладелица ресторана «Кококо»: «В Москву мы не поедем» +1219 просмотров за суткиНовогодний зоопарк: 7 украшений со смыслом +6541 просмотров за суткиСуд признал экс-министра Улюкаева виновным в получении взятки в $2 млн +9449 просмотров за суткиСоперница Путина. Как Ксения Собчак стала голосом оппозиции

Область контрастов

Иван Голунов Forbes Contributor
Вытащить себя за волосы из болота? Калуга доказала, что на этот трюк способен не только барон Мюнхгаузен

На окраине городка сухиничи можно снимать заключительную сцену битвы положительного героя с врагами для голливудского фильма категории B. Гигантские корпуса заброшенного завода зияют выбитыми стеклами; цеха заросли мхом, в углу одного из них гниет концепт-кар, одна из последних разработок советского автопрома — семиместный дизельный универсал «Москвич-2139 Арбат». В 1987 году здесь начали строить автомобильный завод ПО «Москвич», но завершить проект не успели. На гигантском заводе должны были работать 6000 человек, сейчас главная улица микрорайона «Автозавод» — десяток заросших бурьяном фундаментов.

Несколько лет назад сюда привезли представителей японских машиностроительных компаний — забирайте, гости дорогие. Инвесторы с тоской посмотрели на разруху, посетовали на то, что расстояние между несущими колоннами в цехах не позволит установить современное оборудование, и уехали. Так бесславно закончилась первая, начатая еще в советское время попытка ускоренной индустриализации Калужской области.

Но регион тем не менее претендует на звание «русского Детройта». В ноябре 2007-го дал первую продукцию завод корпорации Volkswagen в Калуге. Губернатор Анатолий Артамонов не без гордости докладывает: в ближайшие три года инвесторы вложат в экономику региона $2,6 млрд — в среднем по $2600 на душу жителя области. Область, в 1990-е годы едва сводившая концы с концами, на пороге нового промышленного рывка.

В истории России Калужская область сыграла не очень заметную роль. Тысячу лет назад здесь обитали вятичи — тихие славянские племена, практиковавшие язычество и многоженство. Шесть веков назад в этих местах пролегал юго-западный оборонительный рубеж Московского государства. Нынешний Бабынинский район области знаменит «стоянием на реке Угре», которым в 1480 году закончилось монголо-татарское иго на Руси. Правда, скоро граница государства ушла далеко на юг и Калуга потеряла статус оборонительного форпоста; когда деревянная крепость города сгорела, ее никто не стал восстанавливать. В XVII–XVIII веках Калуга была крупным торговым центром, пересечением купеческих маршрутов, но из-за обмеления Оки торговля пришла в упадок.

Городок в 200 км от Москвы был настолько глухой провинцией, что именно сюда ссылали высокопоставленных пленников. В 1786 году здесь поселился последний крымский хан Шагин-Гирей, в 1859 году — имам Дагестана и Чечни Шамиль. Жизнь текла тихо и неторопливо. Гостиный двор здесь строили, к примеру, 40 лет — завершение проекта в 1823 году стало грандиозным событием для города. В Калуге и сейчас тихо: 330 000 жителей, центр города уставлен двухэтажными деревянными домиками, овраги у берегов Оки заросли деревьями. Автомобили по улицам движутся медленно, объезжая рытвины в асфальте; официантки кафе выходят на улицу к колонке за водой.

Краевед мог бы напомнить: Калуга дала стране много выдающихся умов. Здесь жил основоположник теории межпланетных сообщений Константин Циолковский, и теперь главная достопримечательность города — копия космического корабля «Восток», установленная рядом с Музеем космонавтики на берегу Яченского водохранилища. Биофизик, один из пионеров космической биологии Александр Чижевский вырос в Калуге и дружил с Циолковским: в местных магазинах знаменитые «люстры Чижевского» (ионизаторы воздуха) лежат на полках в одном ряду с шампунями, утюгами и посудой.

Советская власть внесла свой вклад в формирование научного потенциала Калужской области. В 1946 году колонию для беспризорников «Бодрая жизнь», что в 70 км от Калуги, обнесли колючей проволокой, поставили бараки и караульные вышки — начал работу лагерь физиков-ядерщиков, так называемая шарашка. Первая в мире атомная электростанция, разработанная зэками, дала ток в 1954 году. Сейчас в наукограде Обнинске на 105 000 жителей — 14 НИИ и наукоемкие производства, в том числе Физико-энергетический институт, Физико-химический институт, Центр ядерной медицины, Институт хозяйственной радиологии и агроэкологии, завод композитных изделий для истребителей и зенитных комплексов.

Но 1990-е годы свели на нет и эту специализацию области. В Обнинске финансирование институтов сократилось в 40 раз. НИИ пытались сдавать помещения под склады, но коммерсанты отказывались хранить продукты питания рядом с ядерным реактором. Турбину первой атомной станции сдали на металлолом. Газовики грозили полностью отключить Обнинск от газа за неуплату. В других городах области ситуация складывалась не лучше. Например, в Малоярославце градообразующими предприятиями были механический и приборный заводы, ориентированные на оборонный заказ. Не стало заказа — и в городе перестали вывозить мусор. Тепловые сети, требовавшие срочного ремонта, прорывало несколько раз в месяц. Возникало ощущение скорого апокалипсиса.

Стабильно работали и выдавали продукцию только деревообрабатывающее ПО «Гигант» и Балабановская спичечная фабрика, но на спичках экономику не поднимешь. На щите неподалеку от Музея космонавтики в Калуге начертаны слова Циолковского «Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели». Как намек местным властям — пора менять специализацию региона.

«Газманов что-то сильно помолодел, наверное, подтяжку сделал, а вот Кобзон хорошо держится» — это жители села Романова Медынского района области в местном супермаркете обсуждают недавний концерт, посвященный празднику работников сельского хозяйства. Столичные звезды приезжают в Романово несколько раз в год, на выступления ансамбля Надежды Кадышевой здесь уже даже не ходят. В селе Романове живут, по местным меркам, вызывающе хорошо: главная улица украшена новенькими четырехэтажными домами, сконструированными на базе московской серии П-44Т, построена школа с бассейном и теннисными кортами, училище для пчеловодов.

[pagebreak]

В Калужской области нет залежей полезных ископаемых, почва бедна, климат слишком суров для успешного земледелия. Единственный по-настоящему ценный ресурс, которым обладает местная администрация, — близость к Москве. В Калужской области, к примеру, находится порядка 20 000 дач москвичей. Чем не ресурс для оживления экономики региона, особенно если среди дачников такие влиятельные люди, как мэр Москвы Юрий Лужков?

Еще работая в структурах Министерства химической промышленности, Лужков получил участок для строительства в деревне Обухово под Медынью. Дача московского градоначальника — скромный двухэтажный деревянный дом — выделяется среди других строений села только аккуратно подстриженным газоном. Местные жители рассказывают, что Лужков приезжает сюда несколько раз в месяц, на выходные, но большую часть времени проводит на пасеке в километре от Обухова или инспектирует агрофермы правительства Москвы.

Детище Лужкова, компания «Мосмедыньагропром» (ее центральный офис как раз и расположен в селе Романове), построила на местных землях восемь животноводческих комплексов на 3500 коров. Каждая мэрская корова дает 7200 кг молока в год — это лучший результат в области. Управляет хозяйством бывший столичный чиновник Валерий Пучков, научным советником гендиректора выступает Сергей Лужков, младший брат московского градоначальника.

Власти области не упускали возможности пригласить к сотрудничеству какого-нибудь дорогого гостя. В 1992 году в администрации области узнали, что заядлый охотник, заместитель председателя правления «Газпрома» Николай Гуслистый пару раз бродил с ружьем в лесах под Малоярославцем. Гуслистому тут же преподнесли 600 га леса под создание частного охотхозяйства. Газовик не остался в долгу: местом строительства поселка для переселения с севера пенсионеров «Газпрома» в середине 1990-х Гуслистый выбрал именно Малоярославец. Мэром города стал главный инженер дирекции «Газпрома» по строительству Геннадий Крючков. Румынские и турецкие компании по взаимозачетам за газ возвели на окраине Малоярославца микрорайон Маклино на 7000 жителей, с домами по индивидуальным проектам. Трудоустройство людей обеспечили тепличный комбинат и завод металлоконструкций «Агрисовгаз» (здесь, например, делали крыши московского Гостиного двора и стадиона «Локомотив»). Всего за 10 лет газовый монополист вложил в Малоярославский район, по данным местной администрации, $750 млн.

Однако политика привлечения богатых постояльцев, обеспечив формирование отдельных островков благополучия, не решила экономических проблем области. Дотации из центра до сих пор составляют пятую часть бюджета. Пришедшему к власти в 2000 году губернатору Анатолию Артамонову нужно было предложить новый сценарий развития.

В 2002 году, изучая список крупнейших налогоплательщиков региона, губернатор Артамонов обратил внимание на то, что советские индустриальные гиганты болтаются где-то в четвертом десятке списка, тогда как первые места занимают невесть откуда взявшиеся пришельцы — калужский завод международной пивоваренной компании SABMiller, деревообрабатывающий завод финской Stora Enso и т. д. «Мы не хотели консервировать те уклады и способы формирования добавленной стоимости, которые сложились в регионе. Поэтому мы решили заняться привлечением сторонних инвесторов, — рассказывает в интервью Forbes первый заместитель губернатора Калужской области Максим Акимов. — Переключиться на новые ритмы работы можно в результате сильного давления внешних обстоятельств — это очень важно для местной промышленности».

Калужских чиновников интересовали инвесторы определенной отраслевой направленности. «Создание автомобильного кластера — вот наша осознанная политика, которую мы приняли пять лет назад», — объясняет Акимов. Вокруг любого автозавода обычно формируется группа независимых поставщиков (к примеру, на немецкое подразделение Volkswagen работает около 650 смежников) — это Акимов и называет кластером.

Однако первый опыт общения с иностранными автопроизводителями оказался неудачным. Про поездку японцев в Сухиничи мы уже рассказали. Столь же обидно в 2002 году завершился визит в Калугу делегации концерна Volkswagen из Вольфсбурга. Немцам устроили обзорную экскурсию на вертолете над полем в окрестностях поселка Грабцево: по полю, среди бурьяна и сараев, метались испуганные козы, а губернатор, перекрикивая шум, рассказывал о возможных налоговых льготах для инвестора. Но выяснилось, что земля в Грабцеве распределена между двумя сотнями дачников, инвестор должен будет сам выкупить эти территории у частников и подготовить к промышленному освоению. Вежливо попрощавшись, немцы уехали.

«Мы много шишек себе набили в первое время: пытались заинтересовать инвесторов рассказами о самобытности нашего края, широкими полями и синими реками, тыкались сырыми носами в требования инвесторов подготовить необходимые коммуникации под производство, пытались убедить их купить заброшенные заводы, — вспоминает Максим Акимов. — Это была ошибка, пришлось менять ставку с brown field (реновации) на green field (строительство с нуля)».

До лета 2007 года Акимов был главой администрации Калуги. Он да еще министр экономического развития области Николай Любимов (в декабре он стал мэром Калуги) — главные в регионе охотники за иностранными инвестициями. Карьеры этих чиновников похожи: обоим слегка за тридцать, получили специальность учителя истории в Калужском педагогическом университете, владели небольшими местными компаниями (юридической и аудиторской). После первых неудачных опытов общения с инвесторами оба начали изучать европейский опыт по созданию благоприятных условий для инвестиций.

[pagebreak]

«Я первый раз видела чиновников, которые были так жадны до информации. Часто даже они нам больше задавали вопросов, чем мы им, — вспоминает пожелавший сохранить анонимность консультант Deloitte, работающий с инвесторами, которые выбирают площадки в России. — Они очень быстро научились: через год мы с ними уже стали говорить на одном языке, а сейчас понимаем друг друга с полуслова. На уровне регионов это очень редкое явление».

Губернатор Артамонов меж тем разъезжал по конференциям, международным выставкам и экономическим форумам, упорно рекламируя свой регион. «Я был бы очень рад, если бы вы взяли у нас в собственность аэропорт. Хороший такой, прямо в Калуге, даже постановление правительства о предоставлении ему статуса международного есть, так что, пожалуйста… Притом совсем дешево» — так, например, губернатор уговаривал инвесторов, собравшихся в Американской торговой палате в Москве. Аэропорт в результате все же достался столичной мэрии. Зато сопротивление немцев из Volkswagen калужская команда после долгой осады все же сломала.

Новое предложение области выглядело соблазнительно: администрация сама выкупает у частников и готовит под строительство 800 га земли — половину под автозавод, половину под производства независимых поставщиков автокомпонентов. Все коммуникации — за счет бюджета. На период окупаемости завода плюс два года сверху — освобождение от всех региональных налогов, кроме подоходного. Проект с энтузиазмом поддержали на региональном уровне; для его согласования губернатор собрал в зале заседаний областного правительства представителей всех заинтересованных региональных ведомств. После публичного обсуждения чиновники по очереди подходили к столу губернатора и подписывали документ.

В мае 2006 года Volkswagen приступил к реализации проекта у поселка Грабцево. По объему обещанных инвестиций (€750 млн) и мощности (150 000 машин в год) это самый крупный проект иностранных автопроизводителей в России. На калужском заводе будут собирать Volkswagen Jetta, Passat и Tiguan, Skoda Octavia и Fabia; возможно, также будет представлена модель Volkswagen специально для российского рынка. Чтобы частично компенсировать затраты области, VW уже зарегистрировал в Калуге свою «дочку» «Фольксваген групп Рус» (выручка за 2006 год — $1,6 млрд), через которую идут все продажи автомобилей Volkswagen, Audi и Skoda в России. Оправдался и расчет областной администрации на привлечение «автосмежников». Производитель выхлопных систем Bosal строит завод в Калуге. «Дочка» VW, компания Sitech разместит в регионе производство сидений и панелей приборов. Siemens VDO приобрела завод по производству автоэлектроники «АВТЭЛ». VW сейчас ведет переговоры с Bosch, Johnson Controls, Magnetto о возможности размещения их производств на индустриальной площадке в Грабцеве.

Между тем калужские власти в буквальном смысле слова свернули в Грабцеве горы: было перемещено 6 млн куб. м грунта, площадка под строительство точно в срок передана VW. «Эта работа подтвердила, что мы способны не только декларировать свои обязательства, но и технически их исполнить», — отмечает Акимов. В ноябре на площадке были собраны первые два автомобиля; производство полного цикла должно развернуться здесь к 2009 году.

Среди инвесторов стали распространяться слухи о «чудесном регионе». «Администрация любого региона обещает инвестору золотые горы, что часто попахивает маниловщиной, — говорит топ-менеджер компании «Вольво-Восток», пожелавший остаться неизвестным. — Калужане уверены в себе и предельно конкретны в предложениях: никаких несбыточных обещаний, рассказывают все как есть, не завираясь». Предполагается, что с 2009 года новое предприятие на южной окраине Калуги будет производить 15 000 грузовиков Volvo и Renault.

На этом примеры не заканчиваются. Въезжая в Калужскую область со стороны Москвы по Киевскому шоссе, видишь, что вместо лесов почти на десяток километров растянулось огромное поле, усеянное строительной техникой. Это территория нового индустриального парка «Ворсино». Рабочие вбивают сваи в основание завода Samsung, где будут собирать плазменные панели. Вдали — корпуса металлургического завода «Макси-Групп». На территории, зарезервированной под тракторный завод John Deer, прокладывают траншеи, чтобы к приходу строителей площадка уже имела электричество и водопровод. А завод Nestle Purina PetCare, производящий корма для домашних животных, уже полгода как работает. К выделенным первоначально в «Ворсино» 500 га областным властям пришлось дополнительно выкраивать еще столько же, но и этого уже не хватает.

Калужские власти не оставляют идею создания автомобильного кластера. «В России будет 2–3 региона, которые сосредоточат у себя основных автопроизводителей и, самое главное, производителей компонентов. Но для того, чтобы в регион пришли производители комплектующих, нужно производить не менее 400 000–500 000 легковых автомобилей в год», — говорит Максим Акимов. В середине ноября, когда корреспондент Forbes путешествовал по Калужской области, все местные гостиницы были забиты иностранцами. В калужском пивном ресторане «Обершвайн» помимо немецкой слышна французская и корейская речь. Французы из PSA Peugeot Citroen завершили очередной раунд переговоров с администрацией, а представители Hyundai только готовятся к ним. Оба концерна собираются строить заводы в России, оба отказали десяткам регионов, оба будут делать окончательный выбор между Калужской и Нижегородской областями.

На случай, если производство в регионе решат разместить оба производителя, власти подготовили большую индустриальную площадку в Людинове, на юге области. Японская компания Komatsu собирается строить здесь экскаваторный завод. Губернатор Артамонов пока говорит осторожно: «Не страшно, если PSA и Hyundai выберут не Калужскую область. Страшно, если они придут и этот проект окажется неудачным для их глобального бизнеса». Но к 2011 году Артамонов обещает сделать область регионом-донором.

А что с недостроенным и поросшим мхом заводом «Москвича»? Пустующими цехами заинтересовались «Российские железные дороги». В Сухиничах пересекаются железнодорожные направления Москва — Киев (с севера на юг) и Смоленск — Мичуринск (с запада на восток). Хорошее место для создания логистического центра — готовые корпуса автозавода можно использовать под терминалы. Обмелевшая Ока глубже не стала, но теперь у Калуги появляется возможность вернуть утраченную еще в XIX веке славу перекрестка торговых путей.

[pagebreak]

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться