На выезд | Forbes.ru
$58.45
69.69
ММВБ2161.17
BRENT63.75
RTS1166.09
GOLD1288.50

На выезд

читайте также
+1468 просмотров за суткиЗапасный выход. Валерий Окулов уходит из Минтранса после скандала с «ВИМ-Авиа» +12965 просмотров за суткиПереворот в Луганске. Что упускает российское руководство +5662 просмотров за суткиЯпония сделает олимпийские медали из старых смартфонов +1058 просмотров за суткиДеньги на ветер. Как автоматизировать бизнес и не навредить ему +1579 просмотров за суткиФАС разрешила «Яндекс.Такси» и Uber объединить бизнесы +1713 просмотров за суткиFacebook виляет элитой: победа Трампа — лишь вершина «айсберга» +802 просмотров за суткиГреют в холода: 3 модных аромата этой зимы +2461 просмотров за суткиМиллиардер Филипп Аншутц рассказал, как риск позволяет разбогатеть +6670 просмотров за суткиВслед за Керимовым: Дмитрий Фирташ продает свой бизнес-джет +4 просмотров за сутки20 директоров-капиталистов. Новый рейтинг Forbes +1610 просмотров за сутки«Балаган вокруг процесса»: Леонтьев назвал вбросом протоколы допросов Сечина по делу Улюкаева +440 просмотров за суткиКульт красоты: каким методикам доверяют сами руководители клиник +8546 просмотров за суткиУдар в спину. Почему Путин два года не мог простить Эрдогана +8204 просмотров за суткиСанкции пора отменять. Как вернуть качественные российские продукты на прилавки +6153 просмотров за суткиКорона Британской империи: состояние королевской семьи оценили в $88 млрд +1223 просмотров за суткиПочему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать. Книги декабря +734 просмотров за суткиЗа прошлую неделю на аукционах было продано произведений искусства на $2,3 млрд. Как так вышло? +8086 просмотров за суткиВодить детей к репетиторам — это болезнь родителей +5660 просмотров за суткиКоробка с миллионом долларов. Сколько зарабатывают политтехнологи +2126 просмотров за суткиХолодный прием: фильм недели — «Снеговик» Повороты

На выезд

Анна Соколова Forbes Contributor
Московский фурнитурный завод, как и десятки других предприятий, эвакуировали из центра столицы, освободив место под дорогие офисы. Как прошла операция?

Каждый будний день полвосьмого утра около десятка немолодых мужчин и женщин собираются в центре Москвы у строительной площадки, где прежде находился Московский фурнитурный завод. Раньше они здесь работали, а теперь старенькая «газель» отвозит их отсюда в подмосковный поселок Обухово в 30 км на востоке от Москвы, куда не так давно переехало предприятие. Если повезет и пробок не будет, дорога займет около часа, на протяжении которого из динамиков автомагнитолы будут привычно хрипеть ретро-хиты.

Еще в середине 1990-х столичные власти разработали программу по выводу промышленных предприятий из центра города: земля здесь слишком дорогая, чтобы выпускать на ней копеечную продукцию. Московский фурнитурный завод в двух шагах от Павелецкого вокзала, 70 лет изготавливавший обувные гвозди, заклепки, крючки, кнопки, пряжки и пр., попал в список объектов, рекомендованных «к перебазированию и реформированию».

В программу по выселению из центра Москвы включили 126 предприятий. Все они располагались на арендованной у города земле, и, если сами не спешили переезжать, московское правительство подбирало им место для передислокации и объявляло конкурс на право застройки освободившейся территории. Одновременно мэрия Москвы выпустила постановление, предписывавшее Москомприроде и подразделению Госсанэпиднадзора ужесточить контроль над соблюдением экологических и санитарных норм на заводах и фабриках из списка. Спекулянты недвижимостью и рейдеры получили сигнал: можно начинать действовать.

Сначала на фурнитурном заводе участились проверки, вспоминает Валерий Обжигалов, гендиректор ООО «Фурнитурный завод» — так теперь называется переехавшее в Обухово предприятие. Потом в кабинете гендиректора стали появляться люди, предлагавшие продать завод. Обжигалов вспоминает об этом периоде с неохотой, предпочитает не вдаваться в подробности.

Предложений было несколько, и в 2003 году ЗАО «Московский фурнитурный завод» досталось «Ведис Групп», которая обязалась построить на этом месте гостинично-деловой центр (формат будущей застройки необходимо согласовывать с правительством Москвы). По данным системы раскрытия информации «СПАРК», Обжигалов контролировал около 90% акций завода. Сумму сделки он не комментирует. Алексей Шепель, бывший начальник управления градостроительных программ правительства Москвы и одновременно владелец строительной корпорации «С.Холдинг», считает, что бывшие собственники могли получить за завод около $20 млн. Через три года «Ведис Групп» за $116 млн продала завод, а точнее — права долгосрочной аренды земли, инвестиционной группе «Открытие», входящей в одноименную финансовую корпорацию.

Сейчас на месте Московского фурнитурного завода одна из крупнейших в Европе строительных корпораций Strabag по заказу компании «Открытие-Недвижимость» возводит фундамент офисно-гостиничного центра по проекту архитектурного бюро «Сергей Киселев и партнеры». Вывеска у входа на стройплощадку сообщает, что общая площадь объекта составит более 100 000 кв. м. В 2009 году планируется построить четыре корпуса делового центра и гостиницу. Стоимость проекта — $300 млн. Предварительные соглашения с арендаторами должны быть заключены к концу этого года.

Лишившись площадей в центре Москвы, Валерий Обжигалов решил не закрывать производство, а перевести его в другое место. Зачем? Обжигалов, проработавший директором предприятия почти 20 лет, отвечает на этот вопрос без колебаний: «Мы — производственники. Мы должны были сохранить завод». В роли предпринимателя, занимающегося каким-то другим бизнесом, он, судя по всему, себя никогда не представлял.

Для нового ООО «Фурнитурный завод» Обжигалов купил здание 10 лет стоявшего без дела коврового комбината в Обухове. Пришлось ремонтировать крышу, менять все стекла, заново подводить коммуникации. Оборудование из Москвы перевозили по частям. «Первая машина у нас поехала 15 июня 2004 года, последняя — 16 июля 2005 года. Переезжали ровно год, — рассказывает Обжигалов. — Сначала вывезли станки, потом сборочное оборудование, гальванические установки и мебель, оргтехнику».

Какое-то время завод работал и в Москве, и в Подмосковье. Часть перевезенных станков начинала штамповать детали в Обухове, потом их везли в Москву, чтобы нанести гальваническое покрытие. После переезда завод отказался от собственного гальванического цеха и заказывает покрытие в другом подмосковном городке, Пушкине. Начальник производства «Фурнитурного завода» Анатолий Разов говорит, что от этого страдают качество и скорость работы, но открыть свой цех на новом месте нереально: он требует создания дорогостоящих очистных сооружений.

Что стало с людьми? Из двухсот московских сотрудников на заводе осталось всего десять человек. В основном это опытные мастера предпенсионного возраста, начальники цехов. Именно их возит на работу «газель» от бывшей заводской проходной. Остальных набрали на новом месте, средняя заработная плата на предприятии — 13 000 рублей в месяц. Полностью производство воссоздать не удалось, пришлось отказаться не только от гальванического цеха, но и от инструментального, где изготавливались штампы для фурнитуры. Обжигалову не удалось найти нужных специалистов, а тех, что набрали, долго переучивали. Сейчас на заводе трудится 90 человек.

Еще полгода завод работал в убыток, признает Обжигалов. Сейчас, впрочем, по его словам, выручка предприятия составляет 3,2 млн рублей в месяц, при рентабельности 15%. Каждый месяц завод превращает 30 т стали в миллионы пряжек, заклепок и пр., выпуская более 300 наименований продукции. Демонстрационный зал похож на провинциальный галантерейный магазин: тусклые витрины с рядами блестящей железной мелочовки. Но это на наш взгляд, а опытные заводчане радуются тому, что на предприятии сохранен дух 1970–1980-х годов. В двух цехах стоят четыре десятка старых станков, выкрашенных зеленой краской. Одни разматывают тонкие нити стальной проволоки — будущие обувные гвозди, другие с грохотом штампуют заклепки и гнут пряжки для детских сандалий.

Архаичным остается и ассортимент. Часть бывших заказчиков уже отказались от продукции «Фурнитурного завода». Обувная фабрика «Парижская коммуна», например, продолжает покупать у Обжигалова супинаторы для военной и рабочей обуви. Но остальная фурнитура не выдерживает критики, говорят на фабрике. Полгода назад один из крупных заказчиков «Фурнитурного завода», таганрогское предприятие «Дон Обувь», установило у себя немецкую линию по производству военных ботинок, для которых устаревшая фурнитура не годится.

Выживать в условиях растущей конкуренции — в том числе со стороны китайских производителей — становится все сложнее. Каковы перспективы? «Стоимость электроэнергии и металла за пять лет выросла почти вдвое, — констатирует Обжигалов, — но мы не можем поднять цену на продукцию, иначе станем неконкурентоспособными».

Не исключено, что завод в таких условиях через несколько лет придется закрыть или вновь перепрофилировать. Но вот вопрос: нужно ли было тогда инвестировать в переезд и запуск производства на новом месте? Приняв план вывода предприятий, столичные власти не предусмотрели никаких программ поддержки уволенных рабочих — забота о них и улаживание трудовых конфликтов легли на плечи собственников. А уже каждый из них поступил так, как счел нужным.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться