Опорный банк | Forbes.ru
$59.42
69.73
ММВБ2149.29
BRENT62.68
RTS1139.63
GOLD1280.67

Опорный банк

читайте также
Опасное вращение: американские геологи предсказали рост числа землетрясений в 2018 году +34 просмотров за суткиВ Сибири с Медведевым: Сечин в третий раз пропустит суд над Улюкаевым +149 просмотров за суткиДорогой кормилец: зачем люксовые бренды открывают собственные рестораны и чем рискуют +173 просмотров за суткиКоллекция Рокфеллеров будет продана на благотворительность. В Гонконге показывают ее лучшую часть +659 просмотров за суткиРаскулачивание «Газпрома». Почему его конкуренты хотят реформировать газовую отрасль +2435 просмотров за суткиКонец войны. Путин и Асад обсудили завершение операции в Сирии +613 просмотров за суткиБанки накопили рекордный объем свободных денег. Подешевеют ли кредиты? +654 просмотров за суткиБитва машин: 15 работодателей, которые борются за специалистов в сфере искусственного интеллекта +7686 просмотров за суткиОбманутые ожидания: как росла нагрузка на бизнес вопреки мораторию Владимира Путина +174 просмотров за суткиНеделя потребления: Genesis G90 и новости московских магазинов +345 просмотров за суткиКупи себе Пантеон: особняки-копии архитектурных шедевров +2955 просмотров за суткиВечная «классика». Следует ли ограничить оборот старых «Жигулей» +14946 просмотров за суткиЖил бы в Сочи. Сколько стоит квартира в олимпийской столице +498 просмотров за суткиГлава Минздрава Вероника Скворцова: «Я никогда не мечтала быть министром» +27 просмотров за суткиДетали самолетов, самописцы и спасательный плот: суд арестовал имущество «ВИМ-Авиа» +69 просмотров за суткиДесять бизнесменов, вернувшихся в рейтинг богатейших-2017 18 бизнесменов, выбывших из российского списка Forbes в 2014 году Как ростовский бизнесмен создал одежную сеть «Глория Джинс» с оборотом $1 млрд Риски кредитного бума: почему «Авангард» и ТКС пошли разными путями Система Миновалова: как заработать прибыль там, где другие теряют деньги 17 самых молодых участников рейтинга Forbes

Опорный банк

Роман Кутузов Forbes Contributor
Кирилл Миновалов чуть не прогорел, когда перекинул деньги из своего банка «Авангард» на производство солода. Теперь деньги идут в обратном направлении

По субботам владелец банка «Авангард» Кирилл Миновалов летает в Хорватию. Там у него собственная верфь, где идет строительство 50-метровой океанской яхты стоимостью €24 млн с площадкой и ангаром для вертолета. Недостроенная яхта — уже сейчас самая любимая игрушка бизнесмена. Возможность лично вникать в детали строительства белоснежной красавицы возникла у Миновалова после 2006 года, когда в два раза выросли цены на солод. Во-первых, появились деньги. Во-вторых, стало ясно, что основанная им компания «Русский солод» успешно развивается. «По прибыли на час затраченного личного времени это самый эффективный мой проект», — говорит Миновалов в интервью Forbes (в прошлом году он занимал 94-е место в «Золотой сотне» с капиталом $700 млн).

С проектом строительства солодовни в «Авангард», специализирующийся на лизинговых операциях, обратилась в 1999 году компания «Амрус», занимавшаяся дистрибуцией пива и импортного солода. Со всеми лизингополучателями Миновалов встречался лично, проект ему понравился. Солод, высушенный пророщенный ячмень, — основное сырье для производства пива. Из выкладок «Амруса» выходило, что себестоимость солода собственного производства не выше €200–280 за тонну (импортный стоил €380). Импортная пошлина на солод 10%, а на ячмень — в два раза ниже, так что загрузить солодовню можно было и при неурожае ячменя в России. Деньги — €35 млн — банк выделил. Но достроенную в 2002 году подмосковную солодовню на 100 000 т передавать «Амрусу» не стал — оставил себе. «Они не смогли выполнять свои обязательства, и нам пришлось расстаться», — сухо комментирует Миновалов.

У Василия Ткачева, владельца «Амруса», впрочем, другая версия событий. «Я придумал план по захвату рынка, начинали вместе, финансировали вместе. Миновалову понравилось, и он забрал все себе: у него финансовых и юридических ресурсов больше», — говорит бизнесмен. У Ткачева осталась маленькая солодовня на 7000 т и оптовая компания.

Расставшись с Ткачевым, Миновалов попытался продать предприятие мировым производителям солода, американской Cargill и французской Soufflet. Но те, понимая, что банкир находится в затруднительном положении, предложили невыгодные условия (у обеих компаний есть солодовни в России). Он обращался в ЕБРР, но банк отказал в кредите. Миновалова это задело, и он решил реализовать проект самостоятельно, причем с размахом — «Авангард» вложил деньги в строительство еще двух солодовен в Орловской и Воронежской областях.

Системотехник по образованию, Миновалов вместе с поставщиками сидел над чертежами и составлял алгоритмы действий: каким транспортером, в какой бункер перегружать ячмень, если случается сбой на конкретном участке. Говорит, что, пока запускали производство, ему звонили с солодовни в любое время суток. Спустя два месяца Миновалов перебросил на солодовенный проект ключевого менеджера из своего банка Владимира Джангирова, курировавшего лизинговое направление.

В 2004 году, когда у Миновалова работали уже две солодовни, «Амрус» подал иск против «Авангарда», обвинив его в нарушении лизингового соглашения (уголовное дело вскоре закрыли). А пивовары тем временем покупать его солод не спешили — выжидали, что будет с компанией дальше. К тому же начались проблемы в банковском бизнесе: во время летнего кризиса ликвидности 2004 года вкладчики забрали из банка 40% депозитов, а ЦБ не включал банк в систему страхования вкладов, считая высокую долю кредитов аффилированным структурам слишком большим риском. «Я много часов провел в ЦБ, убеждая их, что действую правильно», — вспоминает Миновалов.

Он был близок к панике. На складах лежало около 100 000 т солода на €21 млн. Если бы завелись жучки (что не редкость), деньги оказались бы выброшенными на ветер. Для хранения очередной партии Миновалову пришлось арендовать элеватор в Калужской области. Пивовары не брали солод даже со скидкой. Но бизнесмен выкрутился, вновь использовав свой банк. «Авангард» начал усиленно заманивать оптовиков — дистрибьюторов пива. Им предлагали кредитоваться по рыночной ставке 14%, предоставляя две недели льготного периода. А тех, кто убедит своих поставщиков работать с «Русским солодом», обещали обслуживать под сказочные 3% годовых (при этом кредит увязывали с количеством солода, который Миновалов отгружал партнерам оптовиков). Схема сработала. Дистрибьюторы организовали банкиру встречу в Стокгольме с руководством Carlsberg и Scottish & Newcastle, контролирующих BBH (ей принадлежит крупнейшее в России пивоваренное объединение «Балтика»). Они ударили по рукам. «Мы работаем с «Русским солодом», так как продукции собственных солодовен не хватает», — говорит директор по закупкам компании «Балтика» Геннадий Гущин, замечая, впрочем: «Хотя хотелось бы, чтобы качество российского солода было получше».

Проблему качества Миновалов решал, вновь используя ресурс своего банка. На этот раз интеллектуальный. Раньше банкир работал с золотом. В 1999 году его банк кредитовал артели в Магаданской области и имел лицензию на экспорт слитков. Все партии золота одной пробы абсолютно одинаковы, а солода разные. Качество каждой партии оценивается по двадцати параметрам: цвет, содержание бета-глюкана (это полисахарид), число Кольбаха... Это сейчас Миновалов с легкостью оперирует технологическими данными. Три года назад он на личном самолете летал в Данию и уговорил руководителя одной из солодовен прочитать ему и Джангирову курс лекций о солоде (шесть недель обучения и полгода консультаций обошлись банкиру, как он сам утверждает, в €500 000).

От консультанта Миновалов узнал, что разные партии солода можно смешивать, чтобы получить сырье той или иной спецификации (у каждого пивовара свои требования к солоду; партия, которая им соответствует, стоит дороже). Увлекающийся математическими задачами предприниматель подключил к солодовенному проекту команду банковских программистов. Используя программное обеспечение Oracle, они за год создали систему, которая позволяет, выбрав, к примеру, спецификацию «Балтики», увидеть на экране, какие партии солода надо смешать с минимальной себестоимостью. «Сразу 3–5% экономии получили», — говорит Миновалов, который любит подчеркивать, что «90% денег» он зарабатывает на том, что в любом бизнесе находит применение своим программистским навыкам. Заказчики оценили манипуляции с партиями солода. Говорит менеджер по закупкам пивоварни «Москва-Эфес» Али Алтан: «Они могут произвести солод по любой спецификации. Как говорится, любой каприз за ваши деньги».

Из крупных пивоваренных компаний с «Русским солодом» сейчас не работает только SUN InBev: ей хватает продукции собственных солодовен. Но Миновалов придумал, как уязвить конкурента. Свою четвертую солодовню он строит по соседству, в Курской области. «Все там скуплю, они без сырья останутся», — обещает он.

Для себя Миновалов проблему обеспечения ячменем решил. «Авангард» предоставляет фермерам в лизинг иностранные комбайны, принимая платежи не в деньгах, а в «натуральном выражении» — по 330 т сырья в год. К тому же в 2005 году компания обзавелась 130 000 га сельхозугодий — себестоимость производства солода из собственного ячменя в 1,5 раза ниже, чем из купленного у фермеров. Миновалов уверяет, что сейчас в его хозяйствах собирают по 30 центнеров с гектара (в среднем по России — 17 центнеров) и обеспечивают треть потребностей солодовен в сырье.

Впрочем, несмотря на все ухищрения, до 2005 года солод оставался для банка обузой, компания «Русский солод» кредитовалась по ставке в два раза ниже рынка. Два года назад рентабельность резко выросла: ячмень в Европе не уродился, а потребление пива в России и Азии продолжало расти. Цена за тонну поднялась до €550–600, а себестоимость при производстве из своего ячменя — €294. В конце 2006 года банкир купил солодовни обанкротившейся немецкой компании Weissheimer, став пятым в мире производителем солода. Теперь «Русский солод» оказывает финансовую поддержку банку — кредитуется по ставке выше рыночной. В прошлом году «Авангард» открыл несколько десятков новых офисов.

Будет ли Миновалову везти и дальше? «Мы на рынке солода давно, видели и взлеты, и падения. Сейчас конъюнктура исключительно благоприятная, но так не будет продолжаться вечно», — предостерегает Василий Милосердов, председатель совета директоров солодовни «Невский берег», которую в марте запускает питерская компания BSI, больше 10 лет занимавшаяся поставками импортного солода. И добавляет: «Поначалу на рынке все хихикали над Миноваловым. А банкир нам еще и показал, как надо работать».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться