Выйти из леса | Forbes.ru
$59.07
69.71
ММВБ2131.91
BRENT62.75
RTS1132.45
GOLD1295.37

Выйти из леса

читайте также
+47 просмотров за суткиАналитика или политический ход: что стоит за отчетом Сбербанка о «Роснефти» +57 просмотров за суткиФутуристы в бизнесе. Как формируется публичный образ Германа Грефа +3 просмотров за суткиГерман Греф об ипотеке, риске «удушения» криптовалют и «заколдованном» малом бизнесе +1 просмотров за сутки«Как в России в 1990-х»: Йордан и Сачер вложились в производство марихуаны в США +7 просмотров за суткиМиллион на мечту Грефа: AddVenture вложился в программного робота-юриста +31 просмотров за суткиГреф идет в e-commerce: Сбербанк инвестирует 30 млрд рублей в «Яндекс.Маркет» +2 просмотров за суткиПоздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации? +4 просмотров за суткиЛюдям не нужны кредиты, им нужны квартиры, — Максим Полетаев, Сбербанк +4 просмотров за сутки«Ничего не работает, и мы не можем понять почему»: Греф обсудил с чиновниками реформы в России Как инновации меняют наше сознание? Герман Греф провел сессию с учеными на ПМЭФ'17. Видео +19 просмотров за сутки«Так широко идем, штаны бы не порвать»: 10 цитат главы Сбербанка Германа Грефа +6 просмотров за суткиГреф пообещал подарить клиентам еще один день в неделю и показал видеоролик о ценности времени Следствие арестовало экс-владельца «Павловскгранита», конфликтовавшего с Германом Грефом +1 просмотров за суткиСкелеты «Ренессанса»: в дело Магнитского втягивают компанию Михаила Прохорова +3 просмотров за сутки«Умная экономика», которой не будет: как Силуанов, Набиуллина и Греф обсуждали структурные реформы +4 просмотров за суткиКто такой Максим Орешкин и зачем теперь нужно Минэкономразвития Плохие парни: почему в истории Сергея Магнитского нет положительных героев Герман Греф: мы не умеем работать в системе, нам нужен подвиг «Любой реформой двигают страх и надежда»: фрагмент интервью Германа Грефа Forbes Специалист по долгам: как заработать на развивающихся рынках Игорь Вайн: «Россия осталась на радарах международных инвесторов, но временно потеряла свое значение»

Выйти из леса

Почему Борис Йордан продал компанию, которую выстраивал почти 10 лет?

«Герман Оскарович, когда мы, наконец, начнем перерабатывать древесину у себя и перестанем гнать кругляк туда, за границу?» С таким вопросом Владимир Путин обратился на совещании в марте 2006 года к министру экономического развития Герману Грефу. Прошло меньше двух лет. И сейчас можно сказать: этот диалог круто изменил расклад сил на рынке.

Взять хотя бы историю русского американца, бывшего совладельца «Ренессанс Капитала» Бориса Йордана. За последние 12 лет он успел поучаствовать в сделках с акциями множества крупных предприятий — от «Связьинвеста» и Новолипецкого металлургического комбината до нефтяной компании «Сиданко» и телекомпании НТВ. В 1998 году Йордан вместе с партнерами по созданной им инвестиционной группе «Спутник» заинтересовался лесной отраслью, в которой тогда было только две крупные компании и сотни мелких и средних предприятий. «Спутник» начал строить лесопромышленный холдинг — Национальную лесоиндустриальную компанию (НЛК). «У нее хорошие перспективы развития… Я считаю, что выводить на IPO компанию нужно тогда, когда она имеет оборот не меньше $500 млн», — говорил Йордан об НЛК в интервью газете «Ведомости». Однако в прошлом году финансист распрощался с лесным бизнесом, продав НЛК, оборот которой был впятеро меньше запланированного.

Первой лесопромышленной покупкой «Спутника» стала компания «Кипелово» в Вологодской области с оборотом всего около $1 млн. «Кипелово» занималась тем же, чем почти вся российская лесная отрасль: валила лес и отправляла бревна на экспорт. НЛК, созданная на базе «Кипелово», поначалу продолжила эту традицию. Как рассказал Forbes управляющий директор «Спутника» Сергей Рябцов, в конце 1990-х на экспорт отправлялось 90% продукции компании. До 2003 года «Спутник» скупал лесозаготовительные и перерабатывающие предприятия в Архангельской и Вологодской областях, а также в Карелии. На эти приобретения и модернизацию «Спутник» потратил, по словам Рябцова, несколько десятков миллионов долларов, но и выручка компании в 2004 году выросла больше чем в 40 раз, до $44 млн.

В 2004-м НЛК стала меняться: она увеличила глубину переработки древесины, начала выпускать окна и двери, а затем открыла новое прибыльное направление — производство деревянных домов для коттеджных поселков. В 2005 году компания приняла пятилетний план развития, согласно которому деревянное домостроение должно было стать основным бизнесом (правда, на момент продажи оно приносило лишь 20% выручки). Рябцов подтверждает слова Йордана: компания действительно планировала постепенный выход на полумиллиардный оборот. Однако на второй год «пятилетки» «Спутник» продал НЛК компании «Инвестлеспром», тесно связанной с Банком Москвы (она скупает предприятия лесной отрасли на деньги этого банка). Эксперты отраслевой аналитической компании «Леспром Индастри Консалтинг» оценили НЛК на момент продажи в $70–80 млн, и, как утверждает источник, знакомый с условиями сделки, ее сумма оказалась близкой к этой цифре.

Рябцов говорит, что «Спутник» заработал на продаже НЛК больше, чем вложил в ее создание. Но ведь почти 10 лет были потрачены на скупку активов, выстраивание корпоративной структуры, подбор менеджеров и модернизацию оборудования. По информации «Спутника», было решено сосредоточить максимум усилий в России на развитии наиболее перспективного бизнеса — компании «Ренессанс Страхование» (у этой инвестгруппы есть также несколько проектов в других странах). «Удивляться, когда фонды прямых инвестиций продают достаточно успешный бизнес, не стоит, потому что такова суть и специфика бизнеса private equity», — говорит Рябцов.

Впрочем, отраслевые аналитики считают, что продавать НЛК было необходимо: лесопромышленный комплекс России стоит на пороге серьезных перемен, которые компания могла бы и не пережить. «Спутник» в некотором роде выиграл больше, чем покупатель его лесных активов», — заявила Forbes аналитик «Леспром Индастри Консалтинг» Анастасия Копылова.

«Спутник» продал НЛК в конце июля прошлого года. А с первого числа того же месяца резко выросли пошлины на экспорт круглого леса — с 6,5% до 20%. (Вспомним публичный диалог Путина с Грефом.) С 1 апреля 2008 года их поднимут до 25%, а через год — до 80%. Ориентированная на конечных потребителей в Финляндии и Швеции, НЛК пострадала бы от новых тарифов: по данным Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России, за 8 месяцев 2007 года поставки круглого леса в Европу уменьшились на 25% по сравнению с тем же периодом 2006 года.

Более того, как говорит президент Союза лесопромышленников Мирон Тацюн, пошлины на вывоз кругляка в их нынешнем виде могут породить новую проблему. «Низкокачественную древесину в Европу вывозить экономически невыгодно, а переработать внутри страны негде», — объясняет он. Чтобы ликвидировать этот перекос, нужно строить в России новые перерабатывающие мощности.

Под крылом «Инвестлеспрома» НЛК нет необходимости задумываться о том, как поддержать объемы экспорта. «НЛК приобреталась не просто для того, чтобы расширить активы, но и для того, чтобы ее продукцией могли пользоваться другие подразделения компании», — объясняет начальник отдела по связям с общественностью «Инвестлеспрома» Николай Габалов. По его словам, в структуре «Инвестлеспрома» стратегическим является целлюлозно-бумажное производство — лесозаготовительные мощности НЛК пригодятся.

Но что дальше? На первый взгляд инвестиции в лесопереработку идут. В пользу этого говорит, в частности, завершившаяся в прошлом году крупнейшая сделка в лесопромышленном комплексе России — покупка международной International Paper 50% акций компании «Илим Палп» за $750 млн. О намерении вложить совместно с финской UPM-Kymmene $1,2 млрд в лесные предприятия в Вологодской области заявил Алексей Мордашов. «Есть еще более десятка подобных проектов, но это все пока разговоры», — настаивает первый вице-президент отраслевого союза РАО «Бумпром» Анатолий Черновол. «Вряд ли в ближайшее время эти проекты будут реализованы», — соглашается с ним исполнительный директор Лесопромышленной конфедерации Северо-Запада России Денис Соколов. По его мнению, интерес крупных инвесторов к отрасли до недавнего времени был вызван ее недооцененностью и надеждами на введение частной собственности на лес. Сейчас инвесторы рассчитывают на доступ к бюджетным средствам — государство готово оплачивать создание инфраструктуры лесных предприятий.

Но прогнозы их скорее пессимистичны. «Все эти большие проекты невыгодны, наша северная древесина слишком дорога и слишком долго растет, весь мировой рынок переходит на тропическую», — считает представитель одной крупной лесопромышленной компании, попросивший не называть его имени. По его мнению, в лесной промышленности России в ближайшие годы, скорее всего, усилится роль государства. В этой связи энергичная скупка «Инвестлеспромом» лесопромышленных активов (помимо НЛК, на деньги Банка Москвы в минувшем году было куплено несколько средних и мелких фирм) может завершиться их последующей продажей одной из госкомпаний. Небольшие предприятия скупает не только «Инвестлеспром» — например, в Ленинградской области этим очень активно занимаются структуры «Газпрома». Компании покрупнее пока не продаются, хотя, ходят слухи, со своими активами готов расстаться Владимир Крупчак, владелец второй по величине в отрасли группы компаний «Титан». С Крупчаком связаться не удалось, но гендиректор группы Михаил Папылев эти слухи опроверг. «Ничего не продается», — заявил он Forbes. Участники рынка считают, что новым владельцем «Титана» может стать давний конкурент Крупчака, владелец лесной компании «Континенталь Менеджмент» Олег Дерипаска или один из государственных банков.

Разве кто-нибудь в подобной ситуации упрекнет Бориса Йордана в том, что он отказался от планов самостоятельного построения лесопромышленного концерна и покинул рынок, удовольствовавшись $70 млн?

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться