Без предела

Банковские инвестиционные фонды не ограничены в выборе инструментов. Но это редко помогает им переиграть ПИФы

Большинство людей, даже те, кто интересуется инвестициями, вряд ли хорошо знакомы с общими фондами банковского управления (ОФБУ). Многие слышали, что они в отличие от ПИФов не защищены от банкротства и что, опять же в отличие от ПИФов, ОФБУ имеют больше возможностей для игры на рынке. Первое не совсем верно, второе справедливо. Но вот идет ли свобода управляющих ОФБУ на пользу клиентам?

Фонды банковского управления существуют с 1997 года и регулируются Банком России, как и сами банки, при которых ОФБУ создаются. ОФБУ действительно могут использовать более широкий спектр инвестиционных инструментов по сравнению с ПИФами. Они вправе, например, без ограничений торговать иностранными акциями, опционами, фьючерсами и металлами. По сути, это небольшие хедж-фонды, рассчитанные на мелких частных инвесторов.

Но сравним результаты ОФБУ и ПИФов. По данным Ассоциации защиты информационных прав инвесторов (АЗИПИ), в России зарегистрировано около 250 ОФБУ, из них активно работает примерно 180. По данным сайта Investfunds.ru, под их управлением находится более 18 млрд рублей (данные на 8 февраля). Под управлением открытых ПИФов — в шесть с лишним раз больше, 127 млрд рублей, несмотря на то что их деятельность жестче контролируется.

Лучший по доходности открытый ПИФ акций «Альфа-Капитал Металлургия» принес своим пайщикам в 2007 году 57%. Лидер среди ОФБУ «Премьер Фонд нефти Удвоенный» Юниаструм банка заработал за тот же период 83% в рублях. Первая десятка по доходности ПИФов принесла в прошлом году 30% годовых. Десятка самых успешных ОФБУ показала прирост 42%.

Впечатляет. Но отрыв лидирующих ОФБУ от лучших ПИФов обеспечили в основном индексные фонды Юниаструм банка, работающие на зарубежных рынках. В первой десятке оказались ОФБУ, привязанные к стоимости бразильских, индийских, китайских, малайских акций. Объем фондов, ориентированных на иностранные ценные бумаги, составляет меньше 10% активов всех ОФБУ.

Если не учитывать фонды иностранных акций, то средняя доходность первой десятки ОФБУ составит около 30% (что сравнимо с ПИФами). А если исключить из нее фонды, инвестирующие в нефть и золото (такие операции ПИФам запрещены), средняя доходность десяти лучших ОФБУ окажется ниже, чем у десяти лучших ПИФов, — 21%.

По расчетам Forbes, десять крупнейших (по объемам средств под управлением на начало 2007 года) ОФБУ, работающих в основном с российскими акциями, в прошедшем году принесли пайщикам в среднем 7,7%. Крупнейшие российские ПИФы акций — в среднем 12,6%. Индекс ММВБ за это же время прибавил 11,5%.

Кроме того, ОФБУ, обладая, казалось бы, возможностями хеджировать риски, хуже проходят падения рынка, чем ПИФы. Например, с 2 апреля по 31 мая 2007 года, когда индекс ММВБ упал на 7%, десять крупнейших по объемам средств под управлением ОФБУ потеряли 11%, а десятка ПИФов — 8,6%. Правда, в период роста ОФБУ оказались немного лучше: с 3 сентября по 31 октября индекс ММВБ вырос на 11,7%. Десятка крупнейших ОФБУ прибавила 11,9%, ПИФов — 10%.

Чем объясняются сравнительно скромные показатели банковских фондов? Алексей Шкрапкин, генеральный директор УК «ВТБ Управление активами», отмечает, что основные ресурсы рынка коллективных инвестиций сосредоточены в ПИФах. Следовательно, в ПИФах же работают и лучшие — в среднем — специалисты, от которых зависит качество управления активами. Многие банки обещают активные операции со средствами инвесторов ОФБУ, но на деле все сводится к формированию портфеля по российским индексам или покупке «голубых фишек».

Это еще полбеды. Некоторые пускаются на рискованные эксперименты. Например, в начале 2006 года был создан общий фонд банковского управления «Перспективный» банка «Зенит». Цель — работать на волатильном (с большими колебаниями цен) рынке. Управляющие рассчитывали, что индекс РТС при этом не упадет более чем на 20%. «Но в мае 2006 года рынок провалился на 30%. Фонд понес серьезные убытки, — рассказывает Сергей Матюшин, начальник управления доверительного управления активами банка «Зенит». — После падения, чтобы расплатиться с клиентами, мы вернулись к классической стратегии управления с небольшой долей производных».

Совсем не повезло вкладчикам запущенного осенью 2005 года ОФБУ «Уолл-стрит Квантовый» под управлением Юниаструм банка. Торговля американскими опционами и акциями на основе технического анализа принесла лишь убытки. К концу 2006 года сертификат долевого участия (аналог пая) фонда «Уолл-стрит Квантовый» подешевел почти в четыре раза, с $35 000 до $9000, а активы фонда, составлявшие почти $2 млн, уменьшились до $125 000.

Бывают и удачи. Один из лучших в 2007 году ОФБУ «Аврора» под управлением Транскредитбанка активно торговал опционами и фьючерсами, по данным Investfunds.ru, заработал для клиентов 31,1% (7-е место по доходности).

Вольница ОФБУ постепенно ограничивается. Весной 2007 года ФСФР издала приказ об управлении ценными бумагами, который распространяется и на банковские фонды. Были ужесточены требования к работе с иностранными акциями, правила учета активов и раскрытия информации. С другой стороны, с февраля этого года паевым фондам, как и ОФБУ, доступны операции с иностранными акциями. Могут работать они и с производными. Правда, подзаконных актов, регламентирующих такие операции, пока нет.

Возможностей у ОФБУ по-прежнему больше. Это позволяет управляющим ОФБУ быстро превращать высокорискованные портфели акций в консервативные и, наоборот, выходить «в деньги», хеджировать позиции деривативами, открывать короткие позиции. Именно поэтому по желанию управляющих в разные промежутки времени ОФБУ могут демонстрировать абсолютно разные инвестиционные стратегии. Еще один фонд того же «Зенита», «Доходный», в 2004 году был похож на классический фонд облигаций, а в начале 2005 года большую часть портфеля заняли акции.

«Для клиента работа ОФБУ менее прозрачна, а возможностей злоупотреблений в нем больше. В целом этот инструмент более рискованный для вкладчика, чем ПИФ», — категоричен Алексей Шкрапкин из «ВТБ Управление активами». Управляющие банковскими фондами, напротив, уверяют, что их инструмент с точки зрения рисков мало чем отличается от ПИФов. При банкротстве банка клиенты ОФБУ получат свои деньги — средства, переданные в доверительное управление, отделены от имущества банка и хранятся на отдельном счете в ЦБ. Если у банка отзывают лицензию, управляющий, начавший процедуру банкротства, уведомляет об этом пайщиков и распродает имущество ОФБУ. «Пайщик может указать счет, на который будут поступать деньги, — главное, чтобы он был не в том же банке, иначе пайщик превратится в кредитора», — рассказывает Сергей Матюшин из «Зенита».

И последний штрих: обычно инвестиции в ПИФы обходятся дешевле, чем в ОФБУ. Клиент ОФБУ, как правило, платит не только процент с инвестированной суммы (до 3%), но и долю с прибыли (обычно до 20%).

Итак, ОФБУ дороже, менее предсказуемы и, как правило, не в состоянии переиграть ПИФы на рынке акций. Однако все это не отпугивает клиентов. Во второй половине 2007 года банк «Ренессанс Капитал», например, запустил четыре банковских фонда — несмотря на то что у управляющей компании «Ренессанса» было уже с полдесятка обыкновенных паевых инвестиционных фондов, открытых и интервальных. На что рассчитывает «Ренессанс»? «Нам было интересно предложить продукт, который бы предоставлял больше возможностей, чем классические ПИФы», — объясняет Юрий Емелин, руководитель проекта ОФБУ «Ренессанса». В 2007 году инвесторы принесли в ОФБУ более 3 млрд рублей, а в ПИФы акций (кроме закрытых) — 4,7 млрд рублей. Может быть, эти деньги привлекут в ОФБУ квалифицированных управляющих из ПИФов?

Новости партнеров