• UBS
  • 03.04.2008 00:00

Цена времени

Михаил Козырев Forbes Contributor
Экспортные пошлины на нефть меняются шесть раз в год. Это открывает простор для творчества таможенников и экспортеров сырья

Раз в два месяца в транспортных подразделениях российских нефтегазовых компаний наступает горячая пора: грядет очередное изменение вывозной пошлины на нефть и нефте-продукты. Ставка пошлины, вступающая в силу с первого числа следующего месяца, рассчитывается по прозрачной формуле, в основе которой средние мировые цены на нефть за предыдущий период. Когда цены повышаются, знаменитые «ножницы Кудрина» отстригают у нефтяных компаний почти всю дополнительную прибыль. Когда падают — государство умеряет свои аппетиты.

В последние годы пошлина чаще всего повышается, и горе тому, чьи документы на вывоз углеводородов застрянут в таможне еще на пару дней. Разница в ставках порой приближается к $60 за тонну, и для компаний, экспортирующих сотни тысяч тонн нефти в месяц, цена нерасторопности может измеряться шестизначными числами. Теоретически компании могут избежать этих потерь. Например, оформив поставку задним числом или сформировав график отгрузки так, чтобы отправить на экспорт максимально возможный объем по щадящей ставке.

Сместить график отгрузки на два-три дня вполне реально, и нефтяники этим пользуются, подтверждает аналитик UBS Дмитрий Лукашев. Главная хитрость — добиться лояльности таможенников. Вот наглядный пример.

В августе 2005 года Сергею Феклушину, начальнику таможенного поста Губкинский в Ямало-Ненецком автономном округе, поступило выгодное предложение. «Неизвестные» пообещали таможеннику небольшой, но стабильный приработок, 30 000 рублей в месяц, за «обеспечение бесперебойного оформление таможенных документов», то есть выполнение его прямых обязанностей. По версии прокуратуры, за предложением стояли менеджеры компании «Новатэк», занимающей второе место в России по добыче газа после «Газпрома». Часть продукции — стабильный газовый конденсат и сжиженный природный газ (размер экспортной пошлины на них тоже привязан к цене на сырую нефть) — компания экспортирует самостоятельно по железной дороге. Обеспечивать беспрепятственное прохождение этой продукции и должен был Феклушин.

Как явствует из материалов суда, одна из дочерних компаний «Новатэка» заключила фиктивный договор на оказание услуг с одним из знакомых Феклушина. Знакомый оформил на себя карту в Сбербанке, куда исправно перечислялись деньги за бесперебойное оформление. Пользовался карточкой сам Феклушин. К январю 2007 года, когда побочными доходами сотрудника заинтересовалась таможенная служба собственной безопасности, на счет Феклушина накапало около 500 000 рублей. Для «Новатэка» смешная сумма. Но для получателя она оказалась запредельно высокой. В январе этого года окружной суд ЯНАО приговорил его к девяти годам колонии. Феклушин пытается оспорить вердикт в Верховном суде.

Для газовиков, взаимодействовавших с Феклушиным, неприятности еще впереди. Их дело было выделено в отдельное производство и в суд пока не поступало, говорит пресс-секретарь окружного суда ЯНАО Елена Демьянова. Михаил Лозовой, представитель «Новатэка», комментировать ситуацию отказался.

Тем временем в схеме оформления нефтегазового экспорта произошли серьезные изменения. С начала 2007 года полномочия по оформлению вывоза нефти и нефтепродуктов имеют только Центральная энергетическая таможня и таможенные посты в портах. Восемнадцать таможенных пунктов, в том числе и Губкинский, расположенные вдали от границ, от оформления экспорта нефти отстранены. Теперь сотрудники «Новатэка» жалуются на необходимость часто «мотаться» в поселок Витино на берегу Белого моря. Там переваливаются экспортные грузы «Новатэка», там же они проходят и таможенную обработку. Задача, впрочем, осталась прежней — бесперебойно оформлять.

Новости партнеров