03.05.2008 00:00

Право голоса

Рассел Флэннери Forbes Contributor
Мировой клуб филантропов пополняется за счет новых миллиардеров. На что они тратят деньги?

Ши Чжэньжун вернулся в родной Китай в 2001 году после учебы за границей. Тогда у него не было свободного времени, чтобы думать о благотворительных проектах, да и денег лишних тоже не было. Ши начал свое дело, и его заботило только одно — чтобы компания как можно быстрее встала на ноги.

Это не отняло у Ши много времени. Основанная им компания Suntech Power, поставляющая фотоэлектрические приборы в десяток стран мира, в 2005 году провела IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже. В прошлом году продажи составили $1,35 млрд, на 125% больше, чем в 2006-м. Это отчасти объясняет энтузиазм инвесторов по отношению к этой компании: сегодня капитализация Suntech достигает $2,9 млрд, эта сумма в 38 раз превышает ее оборот. «Теперь я могу мыслить масштабно, — говорит 45-летний бизнесмен. — Когда тебя заботит, что есть на обед, вряд ли ты можешь себе такое позволить».

Пока расходы Ши на благотворительность невелики: $2 млн в Китае, которые пойдут на строительство жилья и другие проекты в его родном городе Янчжун; $5 млн пожертвованы на работы под руководством Альберта Гора, связанные с глобальным изменением климата; еще $2 млн должны быть выделены Sydney Theatre Co. на установление солнечных панелей на крыше театра. Но дайте Ши и его соотечественникам время, и они еще потягаются с известными филантропами мира.

До 2004 года частная благотворительность в Китае была запрещена, поскольку власти опасались, что частные жертвователи привлекут к себе слишком много внимания, подрывая авторитет Коммунистической партии. В прошлом году местные благотворительные организации получили 
$12 млрд, включая взносы от частных лиц в КНР и из-за рубежа, доходы от лотерей и деньги фондов. В 2005 году пожертвования от китайских доноров составили 0,05% ВНП. В США тот же показатель был 1,85%.

В конце 2007 года в КНР насчитывалось 1369 благотворительных организаций, треть из них частные. На самом деле именно частные филантропы обеспечили 20-процентный рост пожертвований по сравнению с предыдущим годом, уверяет Эмми Пэн, директор Китайского информационного центра благотворительности, правительственной организации, основанной только год назад.

Но что гораздо важнее, появление в Китае энергичных предпринимателей изменит ситуацию в отрасли, которую китайцы-эмигранты, как и их политически ангажированные соотечественники в КНР, считали зоной ответственности государства. Воодушевленные собственными успехами в бизнесе новоявленные магнаты, подобно Ши, предпочитают сами контролировать свои деньги и внимательно следят за тем, куда и на что они идут. В числе крупнейших филантропов Китая Ян Хуэйянь, женщина с состоянием $7,4 млрд, ставшая самым богатым человеком страны. Вместе с отцом она в прошлом году направила на благотворительность $32 млн.

В докоммунистическом Китае благотворительность была частью традиции. В течение многих столетий богатые обеспечивали еду и одежду бедным. Понятие филантропии в Китае включает в себя и усилия, затраченные на то, чтобы вдохновлять других на добрые дела, — это называется цзяохуа. Когда в 1949 году к власти пришла Коммунистическая партия, почти все богатые семьи эмигрировали в Гонконг или на Тайвань, и именно гонконгцы оказались в числе самых щедрых доноров КНР. Ли Шау Ки, имеющий состояние $19 млрд, потратил $43 млн на подготовку специалистов, в том числе врачей, в Китае. Ли Ка-шин ($26,5 млрд) обещает раздать треть своего состояния, большая часть этой суммы будет потрачена в Китае.

Пока взносы, которые делает Ши Чжэньжун, так или иначе связаны со сферой его интересов — тема климата непосредственно касается его бизнеса. Но и социальные темы его тоже волнуют. Он не одобряет правительственной политики «одна семья — один ребенок», а также политики, от которой, как он опасается, пострадают сельские жители преклонного возраста. В Янчжуне, который находится в трех часах езды от Шанхая, на его деньги будут построены 35 домов для малообеспеченных и беспомощных селян.

Ши знает, каково быть бедным. Он был старшим из четверых детей в семье крестьянина, выращивавшего рис в Янчжуне, на острове длиной 40 км на реке Янцзы. Директор школы, в которой он учился, вспоминает, что Ши любил давать своим одноклассникам советы в чтении. Еще в школе Ши увлекся физикой, особенно теорией света. Он получил степень бакалавра по оптике в Университете города Гирин (Цзилинь) в 1983 году, магистерскую — по лазерной физике в шанхайском Институте оптики и точной механики в 1986 году и докторскую — по электротехнике в Университете Нового Южного Уэльса в Австралии, где он учился под руководством одного из ведущих специалистов по солнечной энергетике Мартина Грина.

Вместе с другими китайскими бизнесменами Ши убеждает правительственные фонды давать деньги посредникам, которые координируют и осуществляют проекты, разыскивая заинтересованных предпринимателей. В Янчжуне пять человек отчитываются за каждый потраченный юань, помимо этого Ши нанял пятерых банкиров из группы HSBC в Гонконге, которые проверяют документы, прежде чем деньги будут потрачены. На встречу с корреспондентом Forbes глава городской благотворительности Лу Ваньфу явился с увесистой пачкой платежек. «Если люди не уверены, что их деньги потрачены с толком, они больше не будут жертвовать», — говорит он.

[pagebreak]

И деньги доходят до цели. Новый дом одного из благополучателей, Чжан Дэмина, имеет пока лишь серые цементные плиты вместо стен да крышу, но Чжана уже переполняют чувства. Он лишился жены вскоре после свадьбы и много лет еле сводил концы с концами — у него больная нога, а на его иждивении сейчас 80-летняя мать и 8-летняя дочь. Чжан работает на двух работах, получая $75 в месяц. «У нашего старого дома протекала крыша», — говорит он. По официальным данным, в Янчжуне с населением 280 000 человек не менее 1000 семей живут в аналогичных условиях. В течение следующих четырех лет Ши обещает выделить городу еще $400 000, сейчас он ведет переговоры о финансировании больницы, которая будет обслуживать семьи с низким доходом.

Хотя Ши и раздражает расточительность государства, он все же считает, что передача денег для Янчжуна в городские органы благотворительности — лучшее решение. Основанный им фонд Shi Family Trust, которым управляет его жена, раньше работавшая аудитором в Шанхае и Сиднее, и один из его друзей, не имеет даже собственной финансовой службы. «Я не считаю, что под эгидой государства средства расходуются эффективно, — поясняет Ши. — Они тратят деньги на всякую ерунду. Но у нас не так много собственных ресурсов. И если мы можем работать с государством, это хорошо».

Что еще попадает в поле зрения Ши? Например, в прошлом году он выделил $82 000 на установку статуи Будды в одном из храмов в Янчжуне. Он ведет переговоры о спонсировании университетских преподавателей в Гирине. Он подарил детям нелегальных мигрантов, работающих в Шанхае, небольшую библиотеку и три десятка компьютеров. У правительства часто не доходят руки до рабочих и их детей.

Но все-таки больше всего Ши интересует энергетика. Suntech, четвертый в мире производитель солнечных панелей, обеспечил ему площадку, с которой он может вразумлять человечество насчет возобновляемых источников энергии и загрязнения среды. «Есть такая вещь, как репутация компании и личная репутация», — говорит он. «На первых порах, — признается Ши, — это было в тягость. Однако потом я понял, что могу использовать вес, который имею в обществе, чтобы просвещать людей, особенно государственных чиновников, разъясняя им задачи, стоящие перед человечеством». В прошлом году Ши 35 раз выступал в Китае и за границей по вопросам энергетики и загрязнения среды, большей частью перед предпринимателями, политиками и студентами.

Тем для лекций хватает, тем более что коммунисты вносят весомый вклад в мировое загрязнение среды. «Происходят катастрофические события, и это беспокоит людей», — говорит Ши. Он имеет в виду, в частности, события в городе Уси на востоке Китая, который в прошлом году на две недели остался без питьевой воды из-за того, что водозаборное озеро «зацвело».

Деньги дают право голоса. В августе прошлого года Альберт Гор ездил в Шанхай и встречался с Ши. Дважды Ши навещал принца Чарльза в Лондоне, чтобы обсудить с ним глобальное потепление и сохранение национальных культур по всему миру. В течение пяти лет он намерен вложить $1 млн в фонд, который будет носить имя принца Чарльза и начнет спонсировать проекты в Китае.

Кстати, в ближайшие годы Ши намерен уже половину своего времени отдавать лекциям на темы энергетики и защиты среды. «Это может оказаться важнее для общества, — уверяет он, — чем моя деятельность как предпринимателя».

Новости партнеров