Жизнь после Таранова | Forbes.ru
$58.44
69.09
ММВБ2160.16
BRENT63.20
RTS1159.11
GOLD1290.30

Жизнь после Таранова

читайте также
+2051 просмотров за суткиГибель «сибирского экспресса»: что потеряет мир и мировая опера с уходом Дмитрия Хворостовского +949 просмотров за сутки«Онэксим» Михаила Прохорова потребовал 1,4 млрд рублей от «Открытие Холдинга» +1384 просмотров за суткиУкраина обогнала Россию по ценовой доступности Интернета +19078 просмотров за суткиНе только Ницца: чем известен хозяин виллы, из-за которой арестовали Сулеймана Керимова +8009 просмотров за суткиМиллиардер Росс Перо рассказал, как великие идеи приводят к богатству +10951 просмотров за суткиМИД потребовал объяснений по поводу задержания миллиардера Керимова +2928 просмотров за суткиОблигации вместо депозитов. Почему россияне переводят деньги из банков на фондовый рынок +189 просмотров за суткиОбъявлены финалисты международного конкурса «Предприниматель года» +2141 просмотров за суткиДвижение вслепую. Что не так с концепцией наземного метро Москвы +3646 просмотров за суткиВ кедах, джинсах и на частном самолете. Как изменилась аудитория бизнес-джетов в России +8518 просмотров за суткиGoogle призналась в постоянной слежке за смартфонами на системе Android +17126 просмотров за суткиСамые дорогие имена мирового спорта 2017. Рейтинг Forbes +2063 просмотров за суткиЖилье под вопросом. Подорожает ли ипотека из-за новых требований ЦБ +11791 просмотров за суткиМиллиардер Керимов потерял больше $100 млн после задержания во Франции +22188 просмотров за суткиПутин делает ход: как президент борется с кланово-олигархическим капитализмом +2055 просмотров за суткиНовосибирские ученые доказали: свет лечит от депрессии и помогает худеть +11342 просмотров за суткиНовогодние индексы Набиуллиной. Цены на «Оливье» растут, «селедка под шубой» дешевеет +8401 просмотров за суткиНа вкус и цвет: самые высокооплачиваемые модели. Рейтинг Forbes — 2017 +23168 просмотров за суткиЗа что пострадал Сулейман Керимов. Французские претензии к российскому сенатору Рейтинг брендов — 2013: 10 самых удачных новых марок Тара с подвохом

Жизнь после Таранова

Иван Просветов Forbes Contributor
Бывшие владельцы ПИТ не хотят уходить с пивного рынка. Этим летом они запускают новый крупный завод

Зачем, продав бизнес, снова браться за то же самое? Спросите у Александра Лифшица и Евгения Кашпера. Основные владельцы группы Detroit Investments три года назад продали концерну Heineken «Пивоварни Ивана Таранова». А сейчас они достраивают под Москвой (рядом с Мытищами) новый пивоваренный завод стоимостью $180 млн. Запуск намечен на август, осталось лишь дооборудовать разливочный цех и обустроить территорию.

«Мы не можем вырасти до размеров лидеров рынка, — декларирует Кашпер, — но хотим стать такими же прибыльными, как они». Он бодро шагает по краю ямы под стенами варочного цеха. Хождением по краю пока что выглядит и весь этот проект. Расклад сил на российском пивном рынке совсем не тот, что 10 лет назад, когда создавался ПИТ. Международные корпорации скупили почти все более или менее крупные производства и контролируют сейчас 85% рынка (см. диаграмму). Олег Тиньков, в 2005 году построивший под Петербургом новую пивоварню и продавший ее сразу после запуска, считает затею Detroit Investments полностью авантюристичной. Он убежден, что мытищинский завод неизбежно будет куплен кем-либо из иностранцев. Кашпер уверяет: предприятие строится не на продажу.

Создавая ПИТ, акционеры ориентировались на максимальную капитализацию, читай — долю рынка. Компания была под завязку загружена кредитами. В 1997–2002 годах Detroit Investments купила и модернизировала три бывшие советские пивоварни, создала федеральную сбытовую сеть и раскрутила ряд брендов (включая «ПИТ» и «Три медведя»). К началу 2005 года долги ПИТ превысили $91 млн при годовой выручке $211 млн. Зато на ее долю приходилось 5% рынка, что и привлекло Heineken, выложивший за компанию около $500 млн.

«Здесь у нас не стоит задачи более-менее быстро обернуть капитал», — говорит Кашпер о новом проекте. Площадку под завод Detroit Investments присмотрела еще до сделки с Heineken. Строительство началось в 2006 году и шло довольно трудно. Сроки запуска предприятия, названного «Московской пивоваренной компанией» (МПК), не раз переносились. Но за это время бывшие владельцы ПИТ не потеряли форму.

Партнеры познакомились еще в начале 1990-х. Кооператор Лифшиц, по образованию инженер-энергетик, участвовал в электрификации БАМа, а после распада Союза отправился получать бизнес-образование в США. Из Америки он вернулся с контрактом на импорт пива компании Stroh Brewing. Кашпер, чья семья эмигрировала из СССР в США, после окончания Колумбийского университета работал в московском офисе Ernst & Young и согласился возглавить представительство Stroh Brewing. Позднее он стал совладельцем дистрибьюторской компании North Winds, созданной Александром Лифшицем. Излюбленной стратегией Кашпера и Лифшица на деловых переговорах была игра в плохого и хорошего полицейского. Роль первого, недовольного, обычно брал на себя экспрессивный Евгений. Второго, стремящегося к компромиссу, — невозмутимый Александр. Однажды партнерам удалось таким образом сбить цену контракта на размещение наружной рекламы «ПИТ» на Тверской с $1,5 млн до $1 млн.

Продав ПИТ, Лифшиц и Кашпер не только сохранили фирму, с которой начинали свой бизнес, но и расширили ее. Путем слияний и поглощений North Winds превратилась в группу с годовым оборотом $300 млн, имеющую доступ к более чем 12 000 розничных точек по всей России.

Кроме того, бизнесмены занялись производством вин и коньяков в Молдавии (Detroit Investments принадлежит 28% акций группы Vinaria Bostavan) и чая в Германии (фирма Althaus). При этом и после сделки с Heineken Detroit Investments продолжала варить пиво. Она сохранила долю в «Белорусской пивоваренной компании», позднее переименованной в «Сябар». Ее акционерами также были фонд «А1», входящий в «Альфа-Групп», и IFC. К концу 2007 года «Сябар» заняла свыше 15% белорусского пивного рынка и была продана все тому же Heineken. На Дальнем Востоке Detroit Investments, «А1» и IFC взяли под контроль завод «Владпиво». Это некогда находившееся на грани банкротства предприятие при новых владельцах отвоевало 7% местного рынка.

Detroit Investments строит подмосковный завод без традиционных партнеров, частично на деньги Сбербанка. Установленные мощности предприятия — 2 млн гектолитров пива в год, владельцы рассчитывают загрузить их в течение пяти лет. Чем? Первым продуктом МПК станет Oettinger — самая популярная в Германии марка пива, до сих пор не представленная на российском рынке. Компания уже приобрела лицензию на ее производство. Как говорит Евгений Кашпер, Oettinger будет стоить не дороже популярных российских марок «Балтики №3» и «Клинского». Для рынка это будет некоторое потрясение — лицензионные бренды в России еще так не роняли в цене.

Акционеры МПК намекают, что позже появятся и собственные марки пива — не массовые, а «нишевые». Более того, целый ряд импортных брендов, которыми торгует North Winds, они намерены перевести в категорию лицензионных. Практика показывает, что в результате такой конверсии продажи иностранного бренда поднимаются в разы.

Планам Detroit Investments благоприятствует рост рынка пива вообще и его лицензионного сегмента в частности (см. таблицу). Другой вопрос, будет ли этот рост продолжаться? Уже который год пивному рынку прочат то замедление, то стагнацию, но пока прогнозы не сбываются. По данным Союза российских пивоваров, в прошлом году производство пива в стране увеличилось на 16% — подобного не наблюдалось с начала 2000-х. Это то ли свидетельство потенциала рынка, то ли всплеск перед затишьем, однако крупнейшие пивовары решились на строительство новых заводов: «Балтика» в Новосибирске, InBev в Ангарске, SABMiller в Ульяновске.

Растущие амбиции и мощности лидеров рынка не сильно пугают Detroit Investments. Кашпер ссылается на невысокую лояльность россиян к существующим брендам и их готовность пробовать разные марки. Действительно, как показывают опросы TNS Gallup Media, российские потребители пива ежемесячно покупают 8–10 марок, по большей части конкурирующих друг с другом. Высокой приверженностью к маркам отличаются менее 20% потребителей наиболее покупаемых брендов.

МПК нацеливается на Москву. Конкуренты считают эту стратегию неоправданной. «Построить завод еще не значит создать прибыльный бизнес. На высоко конкурентном рынке, а Москва — самый конкурентный рынок в России, входная цена для построения сильного бизнеса огромна», — рассуждает Максим Степанов, директор по стратегическому планированию «Балтики». Кашпер парирует: «Войти в розничные сети для нас не проблема». North Winds работает со всеми ведущими ритейлерами. А на первое время у МПК есть подстраховка — контракт с SABMiller на выпуск пива «Золотая бочка» (до 500 гектолитров за год — по плану SABMiller, которой приходится использовать чужие мощности, пока строится завод в Ульяновске). Кроме того, МПК собирается делать квас и, вероятно, приобретет лицензии на ряд непивных брендов — сидра, соковых и обогащенных напитков. Такой продукции завод сможет выпускать до 1 млн гектолитров в год.

Говоря о планах, Кашпер повторяет: «Объемы для нас не самоцель». Он хочет достичь через пять лет высокой рентабельности — на уровне 30% по EBITDA. Для сравнения: EBITDA «Балтики» в 2007 году составила 29,7% от выручки.

Бизнес-план МПК составлен на 15 лет и предусматривает расширение мощностей втрое. А если этому что-то помешает? Detroit Investments наверняка найдет покупателей на свой завод. Среди лидеров рынка только у Efes имеется пивоварня в Москве и у InBev — в Подмосковье. Другим приходится возить продукцию в столицу издалека. Кашпер идею продажи не отвергает: «Но только если у нас ничего не будет получаться». И уточняет: «Поскольку мы хотим владеть МПК как можно дольше, то будем стараться, чтобы все получилось». Яму под стенами варочного цеха на момент подготовки номера уже засыпали.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться