Драгоценные копейки

Иван Просветов Forbes Contributor
Хорошо заработать можно не только на сырьевой меди, но и на медных монетах

Какой объект инвестиций может за три года принести 1400% прибыли? Недвижимость? Драгметаллы? Простая медная копейка 1913 года. На аукционе московской фирмы «Монеты и медали» в декабре 2004-го такая копейка выставлялась за 300 рублей, но, несмотря на отличную сохранность, никто на нее не польстился. В марте этого года на торгах той же фирмы аналогичная монета ушла за 4500 рублей. Цена не впечатляет? Вот другой пример. В марте прошлого года «Монеты и медали» продали медный пятак 1795 года (так называемый «Павловский перечекан») за 60 000 рублей. Год спустя — уже за 200 000 рублей. Рост — 230%.

Сто–двести тысяч рублей — сейчас нормальная цена для многих российских медных монет XVIII — середины XIX века. Нередко медная мелочь догоняет и даже превосходит стоимостью современные ей серебряные рубли и полтины. Дилеры говорят о российской монетной меди как об отдельном рынке, хотя не так давно почти не обращали на нее внимания.

«В конце 1990-х — начале 2000-х подавляющее большинство медных монет прекрасной сохранности стоило менее $100, поэтому выставлять их на аукционы было невыгодно», — вспоминает Игорь Лаврук, гендиректор «Монет и медалей». Именно его фирме удалось уловить переломный момент на нумизматическом рынке. В конце 2004 года «Монеты и медали» организовали специальный аукцион, на который выставили часть своей медной коллекции. По словам Лаврука, изначально она собиралась не для продажи: «Просто было жалко упускать то, что дешево предлагалось». Несмотря на непривычно высокие для меди эстимейты, торги прошли успешно. Еще более удачным оказался второй медный аукцион в июне 2005 года. Затраты «Монет и медалей» на формирование коллекции окупились с прибылью 150%. Эксперты прогнозировали, что в ближайшие пару лет медные монеты подорожают еще процентов на 40. Но спрос превзошел все ожидания.

Весной 2007-го и 2008 года «Монеты и медали» провели еще два медных аукциона, показавших средний годовой рост цен в 50%. «С одной стороны, медь начали собирать те, для кого серебро и золото стали совсем дорогими, — объясняет Лаврук. — 
С другой — медными монетами заинтересовались коллекционеры, которые раньше пренебрегали ими по причине дешевизны. Эти тенденции стали подпитывать друг друга».

Кто же покупает старую медь? Один из участников мартовского аукциона «Монет и медалей» пояснил Forbes, что владеет «небольшим строительным бизнесом в Москве». Среди приобретенных им лотов монета 1803 года достоинством 5 копеек, цену на нее он поднял втрое, до 47 000 рублей. Предприниматель из Петербурга активно бился за копейки Петра II и одну из них взял вчетверо выше старта, за 240 000 рублей. Самые же упорные торги шли за копейку 1757 года, цена взлетела вдесятеро, до 135 000 рублей. Ее купил авторитетный московский дилер. «Для себя», — скупо прокомментировал он.

Интерес со стороны дилеров всегда считался верным признаком перспективности данного коллекционного направления. «Дилеры — самые чуткие инвесторы, они вычисляют недооцененные сегменты, — говорит Лаврук. — Один наш клиент как-то сказал: вот есть модная тема — серебряные рубли и золото XVIII века. Дилеры нам их продают, а сами-то собирают медь». С Лавруком согласен президент «Гелоса» Олег Стецюра: «Дилеры — люди с нюхом, и раз они начали специализироваться на меди — значит собираются на ней хорошо заработать».

Антикварный дом «Гелос», под крышей которого некогда работала фирма Лаврука, выставляет все больше медных монет на своих нумизматических торгах, но их удельный вес невелик — чуть больше 10% от общего числа лотов. «Повышенную ликвидность медных монет показывает пока лишь одна организация — «Монеты и медали», — отмечает Стецюра. — По нашей статистике продаж, цены на российскую медь поднимаются в среднем на 20–25% в год. Это неплохой прирост, но у нас есть и более выгодные направления».

Массовый антикварный рынок немного напоминает финансовую пирамиду: чем больше людей вовлекается в собирательство — тем выше цены, чем выше цены — тем больше покупателей. По словам Стецюры, в дальнейшем росте цен на медные монеты заинтересованы как продавцы, так и коллекционеры, оценившие потенциал этого сегмента. Он не отрицает привлекательности медной темы, но советует не торопиться и посмотреть на статистику продаж через год: не исключено, что всплеск цен — временное явление.

Лаврук, так удачно раскрутивший это направление, напротив, уверен в блестящем будущем рынка медных монет. Тем, кто хочет совместить хобби с инвестированием, но не готов покупать предметы искусства, гендиректор «Монет и медалей» рекомендует начать собирать медь. По его оценкам, приличная коллекция медных монет XVIII века, если не охотиться за суперраритетами, может обойтись в $2–3 млн, тогда как серебряных — в $20–25 млн.

«Монетами я интересовался давно, российскую медь стал собирать года три назад», — рассказал Forbes владелец московской компании ТНГ Дмитрий Зольников. Его основной бизнес — оптовая торговля детскими игрушками. С некоторых пор свободные средства он вкладывает в коммерческую недвижимость и медные монеты. По словам Зольникова, коллекционирование вначале было просто хобби, а на выбор темы повлияло то обстоятельство, что редкие медные монеты стоили на порядок дешевле золотых и серебряных. «Но, будучи бизнесменом и осознавая недооцененность медных монет, я просто не мог не увидеть в них объект инвестиций», — говорит коммерсант. В декабре прошлого года Зольников продал несколько монет из числа своих первых приобретений, получив 250–300% прибыли. На мартовском аукционе «Монет и медалей» он «в инвестиционных целях» пытался взять 5 копеек 1787 года со знаком ТМ — редкую саму по себе монету крайне редкой степени сохранности. Бизнесмен сошел с дистанции, когда цена приблизилась к 2,2 млн рублей — за эту сумму пятак и достался некоему дилеру. Зато теперь Зольников знает рыночную стоимость точно такого же пятака, лежащего у него в коллекции с ноября 2006 года и купленного за $12 000.

«Если говорить о чистых инвестициях, то лучше купить одну очень хорошую монету, чем десять просто хороших. Раритеты всегда будут в цене», — говорит Лаврук. На апрельском аукционе его фирмы за 8 млн рублей были проданы пробные 2 копейки 1740 года с портретом императрицы Анны. Шесть лет назад продавец заплатил за монету 660 000 рублей. Медный кружочек весом 20 г принес ему такой же доход, как кому-то — перепродажа квартиры в Москве. Есть над чем задуматься.

Новости партнеров