03.08.2008 00:00

Час расплаты

Forbes
Юрий Кребс Forbes Contributor, Елена Березанская Forbes Staff
Руководители обанкротившегося банка рискуют не только репутацией, но и деньгами. Как работает механизм?

Банкротство АСБ-банка влетело в копеечку Владимиру Губаренко, имевшему несчастье поработать в банке членом совета директоров. По решению суда Губаренко заплатил кредиторам 9 млн рублей из личных средств. Этими деньгами конкурсный управляющий расплатился с сотнями частных вкладчиков, в числе которых были пенсионеры и студенты провинциальных вузов. «У меня семья и бизнес, естественно, мне не нужны опись имущества и лишние дрязги с конкурсным управляющим», — объясняет бывший морской офицер Губаренко мотивы своего поступка. Пока такие случаи единичны, но государство твердо намерено заставить банкиров-неудачников нести ответственность перед кредиторами разорившихся банков.

За последние три года Центробанк закрыл полторы сотни российских кредитных учреждений. Их ликвидацией занимается государственное Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Задача чиновников — продать активы и имущество банка, получить деньги с его должников, а затем расплатиться с кредиторами. На практике все сложнее — перед отзывом лицензии менеджеры и акционеры зачастую выводят активы из банка через фирмы-однодневки, офшоры и подставных лиц. «На бумаге активы могут составлять миллионы долларов, а в реальности — ноль», — сетует первый замгендиректора АСВ Валерий Мирошников. С середины 2005 года агентство подает в суд на менеджеров и членов совета директоров, если считает, что банкротство кредитной организации произошло по вине ее руководства.

По данным АСВ на конец мая, решения судов о материальной компенсации были вынесены в отношении двух десятков менеджеров (на сумму 2,16 млрд рублей) и трех членов советов директоров (22,9 млн рублей) из 11 банков. Самая крупная выплата присуждена бывшему председателю правления Содбизнесбанка Сергею Реусову (691 млн рублей), самые мелкие — экс-главе АСБ-банка Вячеславу Шахову (4,5 млн рублей) и бывшему управляющему отделения банка «Пошехонский» по фамилии Ржаников (8,2 млн рублей). Еще полтора десятка дел находятся на стадии рассмотрения.

Не все идет гладко. В апреле неприятный для АСВ прецедент создал председатель совета директоров банка «Гранит», бывший владелец металлотрейдера «Интерурал» и девелопера «Стройметресурс» Александр Тихонов. Московский арбитражный суд отказался удовлетворить иск АСВ о взыскании с Тихонова и четырех других членов совета «Гранита» 346 млн рублей. По версии АСВ, «Гранит» в 2004 году выдал, а затем пролонгировал кредиты связанным со «Стройметресурсом» компаниям (решения утверждались советом банка), после чего попал в тяжелое финансовое положение. Активов не хватило даже на расчеты с вкладчиками (компенсации им выплачивал ЦБ).

Защита Тихонова и его партнеров строилась на нескольких доводах. Во-первых, собрание акционеров банка не голосовало по вопросу избрания председателя совета, что «свидетельствует о незаконности принятия им каких-либо решений», настаивали адвокаты. Кроме того, два других члена совета директоров, Андрей Петровский и Павел Булавский, не давали согласия на свое избрание, а о том, что это произошло, узнали лишь в ходе судебных заседаний. Наконец, ответчики заявили, что по уставу «Гранита» и закону «Об акционерных обществах» совет осуществляет лишь общее руководство банком, так что спорные сделки вообще не требовали утверждения. Суд внял этим аргументам и решил взыскать деньги только с Владимира Безручко — бывшего председателя правления «Гранита» (сумма компенсации 33,5 млн рублей). Тихонов не стал давать комментарии для этой статьи, а АСВ собирается подавать кассацию (апелляция агентства не была удовлетворена). «Шансы получить деньги остаются по всем поданным нами искам», — утверждает Мирошников.

Помимо Губаренко решение арбитража добровольно начал исполнять только один бывший топ-менеджер — председатель правления Роскомветеранбанка Михаил Глушнев вернул конкурсному управляющему 2,5 млн из 8,5 млн рублей. Остальными банкротами занимаются судебные приставы. АСВ рассчитывает на имущество финансистов: у члена правления Ярбанка Фарида Жамлиханова арестованы три квартиры в Красноярске, а у председателя правления банка «Национальный капитал» Филиппа Дегтярева и зампреда Содбизнесбанка Дениса Давыдова — квартиры в Москве.

Губаренко, избежавший описи имущества, до сих пор не понимает, за что ему пришлось заплатить. По его мнению, совет директоров сделал все, чтобы спасти АСБ-банк, попавший в немилость по политическим мотивам. Основной владелец банка Виктор Видьманов спонсировал компартию. Недавно у Губаренко появился шанс вернуть часть денег. В начале июля бывший председатель правления АСБ-банка Вячеслав Шахов попросил суд пересмотреть решение о взыскании денег в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. По словам Губаренко, если менеджмент выиграет дело, в исполнительном листе напротив его имени будет фигурировать сумма примерно в 2 млн рублей. Разницу бывший банкир сможет требовать с конкурсного управляющего, то есть с АСВ.

Для АСВ главное «не только денежное возмещение, но и профилактика», говорит Мирошников. По данным агентства, в 2005–2006 годах требования кредиторов удовлетворялись на 2–6%, сейчас — более чем на 60%. Показатель вырос еще и потому, что при отзыве у банков лицензий владельцы выводят из них деньги не так нагло, как раньше, стараясь рассчитаться с кредиторами. И их можно понять: кому охота расстаться с квартирой или платить миллионы из собственного кармана.

Новости партнеров