03.08.2008 00:00

Средняя температура

Юрий Кребс Forbes Contributor
В России работают несколько десятков фондов, копирующих структуру фондовых индексов. Как выбрать лучший?

Фондовый индекс показывает, как ведет себя рынок. Обыграть индекс, то есть показать результат лучше рынка, — мечта любого инвестора. Но управляющим паевых фондов акций в России воплотить эту мечту в жизнь удается редко: с июня 2005-го, например, только два из семи десятков российских ПИФов показали результат лучше индекса ФБ ММВБ, выросшего на 223%. Вот имена победителей: фонд акций «Интерфин Энергия» (353%) и фонд смешанных инвестиций «Гранат» УК Росбанка (256%).

На Западе ситуация лучше, но все равно за последние три года, по данным агентства Morningstar, индексу S&P 500 проигрывал каждый второй фонд. Поэтому множество инвесторов вкладывают средства в индексные фонды (трекеры), точно копирующие структуру определенных индексов. Ведь, как правило, пассивная стратегия инвестирования, обеспечивающая пайщику среднерыночную доходность, дешевле и эффективнее активной.

В 1976 году знаменитый финансист Джон Богл создал первый индексный фонд Vanguard Index Trust 500 (ориентируется на индекс S&P 500). «Те немногие, кому удается превзойти рынок, крайне редко повторяют свой успех», — отмечал Богл в одном из обращений к своим пайщикам. Спустя четверть века после создания Vanguard Index Trust 500 стал самым крупным фондом акций в США с активами $100 млрд.

Преимущества индексного фонда — простота стратегии и низкий уровень расходов. «Чтобы идти за индексом, достаточно иметь компьютер с Excel и торговой системой, а также человека, который умеет считать», — говорит управляющий крупной московской компании. Результат обеспечен. По данным российской Национальной лиги управляющих, на 31 мая три из пяти лучших за последние три года ПИФов — индексные (рост паев около 220%).

Всего же в России сегодня работает 45 индексных ПИФов с совокупными активами более 6 млрд рублей (35 из них ориентируются на индекс ММВБ). Выбор есть, на каком фонде остановиться?

Первое, что следует учесть: далеко не все фонды, называющие себя индексными, являются такими на самом деле. Forbes оценил, насколько точно 21 фонд, ориентирующийся на индекс ФБ ММВБ, повторял его колебания в течение года. Итоговый показатель — коэффициент корреляции — показывает взаимосвязь величин и принимает значения от минус единицы, означающей полную противоположность, до единицы — полное совпадение. Коэффициент стоимости пая и индекса на еженедельных промежутках колеблется от 0,967 до 0,981. В течение последнего года (с 1 июня 2007-го по 31 мая 2008-го) худшую корреляцию с индексом показали фонды московской УК «Русс-Инвест» и казанской «Элемтэ-Гарант».

Распространенная причина отклонения стоимости паев от индекса — значительный приток или отток денег из фонда. Средства пайщиков попадают сначала на расчетный счет, а лишь затем на брокерский, с которого заключаются сделки с акциями. За пару дней, пока деньги дойдут до биржи, ситуация на рынке может измениться. Сергей Дюдин, директор департамента «ВТБ Управление активами», отмечает, что если активы небольшого фонда вырастут за счет притока новых денег в два раза, то в первый день (пока средства не инвестированы) изменение стоимости пая в два раза будет отставать от индекса. Чтобы избежать такой ситуации, стоит выбирать крупные фонды.

Другая важная деталь — расходы по управлению фондом. На быстро растущем рынке они незаметны, но сильно влияют на доходность, когда рынок сбавляет темпы, как в этом году. У 20 фондов с коэффициентом корреляции паев с индексом ФБ ММВБ выше 0,97 доходность может отличаться в разы — разброс от –2,8% до 8,2% за год. Одна из причин — комиссионные.

Индексные фонды, конечно, взимают с пайщика меньшую плату, чем активно управляемые. По мнению того же Джона Богла, это самый важный фактор, который и обеспечивает им преимущество в долгосрочной перспективе. На Западе тарифы «трекеров» колеблются на уровне 0,1–1,5% от стоимости активов. Обычные фонды удерживают от 2% активов.

В России тарифы выше. Например, услуги УК «ВТБ Управление активами» могут обойтись пайщикам индексного фонда максимум в 2,7% среднегодовой стоимости чистых активов (СЧА), а пайщикам открытого фонда акций — в 4,75%. В плату за управление входят вознаграждение управляющему, спецдепозитарию, аудитору и регистратору, а также другие расходы.

Максимальные издержки, которые могут понести пайщики, указаны в правилах доверительного управления УК. Поскольку большая часть издержек управляющего зафиксирована и не зависит от объема средств под управлением, существует общее правило: чем меньше фонд, тем выше тарифы. Расходы пайщиков будут снижаться вместе с ростом объема активов индексных фондов и усилением конкуренции, прогнозирует управляющий директор УК БКС Владимир Солодухин.

Еще одно обстоятельство, влияющее на доходность фонда, — особенности работы управляющих. Каждый из них имеет достаточное поле для маневра и при желании может пытаться обыграть индекс (официально отклонение доли одной акции от ее веса в индексе может достигать 3%). Так, по итогам I квартала, в фонде «БКС — Индекс ММВБ» было 25 бумаг, в то время как в индекс ММВБ входят 30 акций. Другой пример — фонд «Изумруд — Индекс ММВБ» УК Росбанка, в котором ровно 30 бумаг.

«Мы должны четко следовать индексу и в идеале отставать от него только на размер комиссии», — категоричен управляющий «Изумруда» Илья Прохоров. Другие управляющие полагают, что активная стратегия может принести пользу. Например, фонду УК Банка Москвы за год удалось переиграть индекс на 2%, а фонду УК БКС — почти на 5%, хотя в I квартале этого года он немного отставал от рынка. В любом случае, чтобы избежать сюрпризов, нужно сравнить структуру активов фонда с индексом, заглянув в квартальную отчетность.

За 40 лет существования индексные фонды так и не смогли вытеснить с рынка управляющих, пытающихся переиграть рынок. Может быть, потому, что такая стратегия кажется слишком уж простой и скучной. Профессор бизнес-школы Wharton Джереми Сигел в своей книге Stocks for the Long Run напоминает: «На каждый доллар инвестора, который получит доходность выше среднего, должен приходиться доллар другого инвестора, который получит доходность ниже». Простота — не самое плохое качество стратегии, позволяющей обыграть хотя бы половину инвесторов.

Новости партнеров