Другой доход

Куда вложить деньги, кроме фондового рынка и подмосковной 
недвижимости?

Андрей Коркунов, председатель совета директоров Одинцовской кондитерской фабрики: Акции мне не интересны, не время сейчас для подобных инвестиций, рынок чересчур волатильный и непонятный. С недвижимостью и землей я расстался, возможности заработать здесь уже не те. Я инвестирую в небольшие и хорошо структурированные развивающиеся компании — такие, где мне понятно, каким будет мой выход через три-четыре года. У меня есть три таких инвестиции, и сейчас я еще договорился с акционерами компании, владеющей сетью кафе в Москве.

Андрей Милехин, президент и совладелец «РОМИР холдинга»: Если не считать вложений в развитие бизнеса, я инвестирую в детей и в настроение, в расширение кругозора. Я многодетный папа, дети у меня разновозрастные. Вложение в их образование для меня — существенная статья расходов. Старший сын закончил психфак Московского университета, дочка учится там же на журфаке. Младшие дети учатся в школе, занимаются спортом. Мы же не можем вечно работать. В конце концов, от того, насколько успешны наши дети, зависит, насколько успешно мы проведем тот период жизни, когда уйдем на покой.

Александр Лебедев, владелец Национальной резервной корпорации: Самые необычные для меня инвестиции — покупка зарубежной недвижимости. В 2001 году мы приобрели Шато де Форже под Парижем, в 2005 году — итальянскую гостиницу «Палаццо Терранова», в прошлом году — «Шато-Гютч» в Люцерне, в Швейцарии, в этом году — замок XIII века в итальянской Перудже. Есть идея сделать из всего этого сеть культурных центров с гостиницами и ресторанами. Общая сумма инвестиций в покупку и ремонт — около €50 млн.

Владислав Тетюхин, гендиректор «ВСМПО-Ависма»: Собираюсь сделать туристическую базу там, где я живу, на Урале. Что-то вроде санатория. Проектная стадия в самом разгаре, а открыться он должен через пару лет. Приезжайте.

Сергей Ломакин, основатель и бывший акционер сети «Копейка»: Мне не нравится идея вкладывать в акции: за ними следить надо постоянно, да и сейчас вон падают. Свои деньги пока вкладываю только в непродуктовый ритейл. Долю в одежной сети Modis купили, еще несколько сделок готовятся, о которых пока сказать не могу. В отличие от торговли продуктами эти сети еще не капитализированы, есть над чем работать.

Тимур Артемьев, совладелец компании «Евросеть»: Все свободные средства я инвестирую в свою же компанию. Никаких других объектов, в которые я вкладывал бы деньги ради их сохранения и приумножения, у меня нет. Даже таунхаус, который я купил полтора года назад, приобретен по ипотеке. Но если бы я инвестировал, то выбрал бы, наверное, недвижимость, которую можно сдавать в аренду. Причем в странах с самыми высокими налогами на владение недвижимостью — например, во Франции. Потому что когда налог уже большой, минимален риск его повышения, способного обрушить цены на недвижимость.

Артем Бектемиров, совладелец компаний «Аптеки 36,6» и «Верофарм»: Три года назад я купил около 1000 гектаров земли во Владимирской области. С тех пор она подорожала в десять раз. Сейчас создаю охотхозяйство, не для коммерческих целей, просто для удовольствия. Получим лицензию, возьмем леса в аренду. Там есть определенные обязательства по разведению животных, я с удовольствием это все выполняю. Весь набор: кабаны, олени, глухари, тетерева, рысь появилась. Бобры на речках.

Вадим Дымов, владелец компании «Дымов»: В керамику, в мясопереработку, кирпичный завод, магазины «Республика». У меня нет нужды вкладывать во что-то другое, вкладываю в то, чем занимаюсь постоянно. Инвестбанкиры просят отдать сбережения в управление, а я им говорю: это вы мне деньги дайте, а куда вложить, я сам найду.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться