03.10.2008 00:00

Крах и люди

Крушение фондового рынка сделало чуть беднее горстку миллиардеров и сотни тысяч представителей среднего класса, доверивших деньги паевым фондам. А в некоторых бизнесменов и банкиров вселило оптимизм — сидя на куче денег, они потирают руки в предвкушении выгодных покупок. Максимальный выигрыш получил Михаил Прохоров, продавший свой пакет акций «Норильского никеля» почти на пике. В проигрыше — Олег Дерипаска, купивший этот пакет, а также много чего еще, используя в основном заемные деньги. «Он сейчас как тот мотоциклист, который в цирке ездит по стенам: съехать вниз уже не может, и ему остается только все время жать на газ, пока бензин не кончится». Так описывал положение Дерипаски прошлой весной один хорошо знакомый с ним бизнесмен. Что ж, бензин кончился. Причем даже не по вине Дерипаски.

Особенность нынешнего кризиса в том, что большая часть населения, в отличие от биржевиков, до поры до времени его не чувствовала. Достаточно посетить любой торговый центр в Москве: на парковках не найти свободного места, тележки в супермаркетах доверху наполнены продуктами, в примерочные магазинов одежды выстраиваются очереди. Люди в большинстве своем не покупали акций: 16 сентября, когда индекс РТС обвалился на 11,5%, а Уолл-стрит был, кажется, потрясен до самого основания, среди 12 самых обсуждаемых в российских интернет-блогах тем финансовых не было.

Финансы будут обсуждать, если кризис ударит по покупательной способности населения. А это может случиться либо из-за резкого снижения доходов, либо в случае потери населением большей части сбережений. Иными словами, в случае массового сокращения бизнеса компаний и разорения банков.

Бизнес пока чувствует себя неплохо, и на этом зиждется наша надежда на лучшее. В августе-сентябре мы традиционно составляем рейтинг 200 крупнейших непубличных компаний и ежегодно отмечаем рост их выручки: нижняя граница рейтинга поднимается каждый раз на $100 млн. 2007-й, последний год, за который есть данные, не стал исключением. К сожалению, рейтинг ничего не говорит о прибыльности этих компаний — многие из них весьма закрытые организации и не готовы раскрывать не только рентабельность, но даже показатели выручки (нам приходится прибегать к оценочным данным). Известно, впрочем, что компании накопили значительные долги, финансируя свою экспансию. Достаточно вспомнить МИАН, «Связной», «Эльдорадо», некоторые девелоперские фирмы. Но всем им удается провернуть один и тот же трюк — аккумулировать задолженность на побочной структуре, выведя основной бизнес из-под угрозы банкротства. Пока эта схема работает.

Банки — наиболее слабое звено экономической системы в ситуации, когда иссякает ликвидность. Финансовым властям и властям вообще понадобится мужество, умение подбирать слова и быстрота реакции, чтобы предотвратить паралич системы. По крайней мере, финансовые средства для этого имеются. Да, и перестать «кошмарить бизнес». Когда 70% занятого в экономике населения работает в частных компаниях, бизнес — главная опора общества и гарант его процветания.

Новости партнеров