Forbes

Мария Абакумова Мария Абакумова
редактор Forbes 

Железо-бетонный аргумент

Компания «Сибирский цемент» не спешила на самый доходный в стране рынок цемента — московский. Поэтому на ней не так сильно сказался строительный кризис

Минувшее лето бизнесмены, работающие в индустрии стройматериалов, будут вспоминать с дрожью. Еще бы — в пик сезона на треть упали цены на фасованный цемент, и все равно заводы были вынуждены снизить производство: даже по сниженным ценам их продукцию не брали. Оптовики рвали на себе волосы: склады забиты закупленным весной цементом. А ведь еще год назад коммерсант, вложивший деньги в производство цемента, считался счастливчиком. Этот товар был в дефиците, хотя заводы работали на пределе. О намерениях строить цементные заводы заявляли «Итера», «Базэл», «Интеко», группа ЛСР. Не отставали и кемеровские предприниматели Олег Шарыкин и Андрей Муравьев, совладельцы второго по мощности в России цементного холдинга «Сибирский цемент». Они планировали построить два новых завода в России, один в Казахстане, купили четыре предприятия в Турции. И в этот момент в отрасли разразился кризис…

Мы встречаемся с Андреем Муравьевым в ресторане Le Boccaccio на пешеходной Рю Массена в Ницце. Отовсюду слышна русская речь. Андрей не очень похож на жертву кризиса. Загорелый и отдохнувший, он выглядит полностью довольным жизнью. Говорит, что в этом году ему удавалось больше времени проводить с женой и детьми. Недавно Муравьев оставил пост президента «Сибирского цемента», который занимал с момента создания холдинга, и теперь отвечает за стратегическое планирование, а также общается с зарубежными инвесторами (13–14% акций холдинга находятся в свободном обращении).

Муравьеву и его партнерам Андрею Кирикову и Олегу Шарыкину принадлежит 75% холдинга «Сибирский цемент» с оборотом $558 млн, капитализация которого в РТС в августе составляла $4,7 млрд. 52-летний Шарыкин считается старшим партнером в тройке. В конце 1990-х он, тогда владелец многопрофильного кемеровского концерна «Сибконкорд», скупал акции обедневших предприятий региона. Пресса называла Шарыкина то хорошим знакомым губернатора Амана Тулеева, то одним из самых активных в регионе рейдеров (Шарыкин, занимающийся сейчас общественной работой в организации предпринимателей «Опора России», с Forbes разговаривать отказался). Препятствий на пути Шарыкина не возникало, пока однажды он не обнаружил, что акции крупного предприятия «Топкинский цемент» одновременно с ним скупает сын одного из вице-губернаторов Андрей Муравьев — молодой человек, получивший образование в США и только что вернувшийся оттуда с небольшим капиталом, заработанным на фондовом рынке.

«Знакомый губернатора» и сын вице-губернатора оценили способности друг друга и решили, что им лучше не воевать, а заняться общим делом. «Топкинский цемент» под их совместным контролем стал основой нового холдинга — партнеры поняли, что выгоднее сосредоточиться на одном бизнесе, а прочие активы распродать. Скупать же цементные заводы удавалось по дешевке. «Строили мало, спроса не было, производители стали конкурировать по цене, и практически все сибирские заводы обанкротились», — вспоминает Муравьев.

К началу кризисного 2008 года в холдинг помимо «Топкинского цемента» входило еще три завода: «Красноярский цемент», «Тимлюйский цемент» в Бурятии и «Ангарскцемент» в Иркутской области. По объему производства (5,3 млн т цемента в год) и по выручке «Сибирский цемент» занимает второе место, лидер российского рынка — холдинг «Евроцемент», созданный столичным предпринимателем Филаретом Гальчевым (27 млн т производства и $2,9 млрд выручки). Но главное различие двух компаний не в размерах: «Сибцемент» и «Евроцемент» по-разному переживают спад на рынке. В первом полугодии производство на заводах «Евроцемента» упало на треть, а у Шарыкина с Муравьевым продолжало расти, хотя и меньшими темпами. «Сибцемент» набирает очки, — признает Денис Усольцев, директор по маркетингу еще одного крупного производителя цемента, компании «Базэлцемент», подконтрольной миллиардеру Олегу Дерипаске. — Во многом благодаря грамотно построенной структуре сбыта продукции».

Муравьеву действительно удалось выстроить в «Сибцементе» эффективную систему продаж. Компания, например, специально скупила самый большой в России частный парк вагонов-цементовозов, чтобы меньше зависеть от монополиста РЖД и продавать цемент конечным покупателям. Но не только это дает сейчас «Сибцементу» преимущество перед конкурентом. Во-первых, «Сибирский цемент» все годы российского строительного бума провел за Уралом. Во-вторых, основные потребители цемента, строители, относятся к Гальчеву с плохо скрываемой ненавистью.

Филарет Гальчев сыграл противоречивую роль в истории российского цементного бизнеса. Скупив крупные заводы в Центральной России в 2003–2005 годах, он задрал цены, как тогда казалось, до небес, сделав высокорентабельными не только свои заводы, но и предприятия конкурентов. Он стал отпускать цемент по предоплате — невиданная наглость с точки зрения строителей, которые привыкли, диктуя условия, чувствовать себя на рынке королями. «После того, что Гальчев сделал с рынком в прошлые годы, [потребители] покупают у него товар в последнюю очередь», — говорит на условиях анонимности один из цементных трейдеров. Некоторые собеседники Forbes из числа строителей это подтверждают.

Период высоких цен длился недолго. Правительство посчитало ситуацию с цементом недопустимой (он подорожал в прошлом году на 70%, раскручивая маховик инфляции) и с нового года обнулило пошлины на ввоз его из-за рубежа. Уже в первом полугодии импорт подскочил в 20 раз, увеличив предложение на российском рынке на 11%. И одновременно в строительстве начался спад, масштаб которого до сих пор не вполне осознается обществом: статистика Росстата учитывает ввод домов, а в 2008 году в эксплуатацию вводятся здания, построенные в прошлые годы. Заморозился старт примерно 30% анонсированных объектов.

Кризис ударил прежде всего по Центральной России, а не по Сибири. По данным Росстата, в первом полугодии 2008 года ввод жилых домов в Центральном ФО сократился на 14,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а в Сибирском — увеличился на 13%. При этом «Сибирский цемент» работает в основном в СибФО, на европейскую часть приходится лишь 11% сбыта.

В Сибири почти нет девелоперов «московского типа», сидящих на долговой игле, объясняет Муравьев. «Большинство девелоперов здесь — строительные компании, которые имеют свою базу, инфраструктуру, оборотный капитал и строят на свои средства», — рассказывает он. Открытие границ почти не повлияло на этот регион: большая часть импорта поставляется из Турции, и везти сюда цемент от портов Черного моря нерентабельно. Другое дело с «Евроцементом». «[Рост импорта] для нас критичен, — говорит пресс-секретарь «Евроцемента» Елена Рудковская. — Это притормаживает наши планы по воплощению инвестиционных программ».

«Сибирский цемент» тем временем увеличивает мощности, но, впрочем, тоже не за счет европейской части России, а в Турции.

Как только стало известно, что итальянский цементный холдинг Ital-cementi продает принадлежащую ему компанию Set Group, на разведку в Турцию отправились представители российских компаний. «Такие сделки бывают раз в 10 лет, — объясняет Муравьев. — Продавался холдинг — производство, порт, растворно-бетонные заводы, возможность экспорта, а не разрозненные активы. Плюс доля в 9% на турецком рынке». «Базэлцемент» приценился и отказался (неофициальное объяснение — «неполное соответствие заводов стандартам компании»), «Евроцемент» не стал принимать участия в конкурсе, поскольку считает зарубежные цементные заводы слишком дорогими. А «Сибирский цемент» от борьбы с другим претендентом, консорциумом турецких фирм Limak и Baticem, не отступился. Муравьев и Шарыкин предложили около €600 млн. Турки давали больше, но «Сибирский цемент» пообещал заплатить быстрее — рассчитывал получить в турецком Akbank кредит в €400 млн под залог самой Set Group, а остальное выплатить акциями «Сибирского цемента». Это решило дело.

Теперь «Сибирскому цементу» помимо выплат по кредиту предстоит вложить в турецкие заводы €220 млн. «Мы не инвестировали в заводы 15 лет, — объяснял представитель Italcementi Ив-Рене Нано причину продажи турецкой компании. — Наши заводы очень маленькие, поэтому потребуется очень много денег, чтобы увеличить их производственные мощности». Инвестиционная программа холдинга в России на этот год потребует еще $180 млн.

Огромная долговая нагрузка и стагнирующий рынок — не самая лучшая комбинация. Муравьев, впрочем, не видит причин для паники.

Цемент в Турции стоит сейчас €70–80 за тонну; если везти его в Центральную Россию, то стоимость увеличится до €105–110 (около 4000 рублей). Но ровно столько стоит сегодня цемент в России. А до кризиса цена была 5200–5300 рублей за тонну. Если ситуация на строительном рынке выправится, а нулевые пошлины сохранятся, то турецкие мощности (3 млн т в год сейчас и 5 млн т, если запустить заводы на полную мощность) позволят «Сибцементу» получать неплохую прибыль. Кроме того, Сочи готовится к Олимпиаде: строительство одних только спортивных объектов без учета жилья, рекреационных сооружений и дорог потребует дополнительно 3 млн т цемента в год.

Ситуация на турецком рынке не самая оптимистичная: сюда пришло много непрофильных инвесторов, и, по прогнозам, скоро годовое производство цемента может вырасти примерно с 50 млн т до 70 млн т. Однако турецкие заводы работают не только на внутренний и российский рынок, существенная часть цемента уходит морем в средиземноморские страны и на Ближний Восток — в Египет, Марокко, ОАЭ, где продается по €110–150 за тонну. «Рынки всегда флуктуируют, — рассуждает Муравьев, — и единственный способ защититься от этого — географическая диверсификация».

Географическая диверсификация — это и строительство завода в Центральной России. «Сибирский цемент» готовился к этому, прежде чем начался спад, и до сих пор не отказался от этих планов. Минувшим летом Муравьев подписал двустороннее соглашение с губернатором Рязанской области Олегом Ковалевым о сооружении завода общей производственной мощностью 7,8 млн т в Михайловском районе, где есть крупное месторождение сырья, — там уже работает предприятие «Евроцемента» и строится предприятие «Базэлцемента». Впрочем, соглашение — это еще не инвестиции. У Шарыкина, Муравьева и их партнеров есть пространство для маневра.

«Я на все смотрю с оптимизмом», — резюмирует Муравьев. Из Le Boccaccio он отправляется покупать ракетку: предстоит сложная партия в теннис.

Все комментарии (0)

От редакции

В связи с обострением общественно-политической обстановки в России и резким увеличением попыток оставить на сайте Forbes.ru комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция Forbes приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать редакционные материалы на сайте Forbes.ru и скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки.

Редакция Forbes приносит читателям свои извинения.

25 апреля, пятница
Самое читаемое

Опрос

Чем, по-вашему, грозят «Яндексу» заявления Путина о западном влиянии на компанию?
Проголосовало 1 человек
Никаких долгосрочных последствий эти слова иметь не будут
0%
«Яндексу» придется перевезти все сервера и головной офис в Россию
0%
Компания будет вынуждена провести делистинг на NASDAQ
100%
Бизнес «Яндекса» ждут серьезные финансовые проблемы
0%
«Яндекс» начнет сдавать позиции национальному поисковику «Спутник»
0%

Сайты партнеров

Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.