Столпы интернета | Forbes.ru
$59.14
69.68
ММВБ2104.99
BRENT63.13
RTS1119.54
GOLD1249.62

Столпы интернета

читайте также
+829 просмотров за суткиКак самый популярный блогер YouTube зарабатывает на расистских видео +472 просмотров за суткиГлоток свободы. LinkedIn и Rutracker были временно доступны в России +167 просмотров за суткиОт блокировок к изоляции. Зачем в России создают «независимый интернет» +2 просмотров за суткиУкраина обогнала Россию по ценовой доступности Интернета +51 просмотров за суткиСоздатель Всемирной паутины Бернерс-Ли рассказал о главной угрозе для интернета +4 просмотров за суткиНайти $1 млрд. Mozilla меняет поисковик Yahoo на Google Эволюция браузера. Как Apple обидела рекламную индустрию и усложнила жизнь партнерам Опасный Wi-Fi. Как защитить компьютеры и телефоны от взлома +1 просмотров за суткиЕдинственное и дорогое. Как оценить стоимость доменного имени +1 просмотров за суткиТемный лабиринт, полный программистов. Что нужно преодолеть Интернету на этапе становления «То, что мы называли книжным рынком, больше не существует». Линор Горалик о писательском бренде и гендерном равноправии Антон Федчин («Одноклассники»): «Я не верю, что мессенджеры могут съесть соцсети» Маневры в зоне .ru: как зарабатывать на доменных именах Интервью Антона Носика о свободе слова в интернете: «Я совершенно не оптимист» +1 просмотров за суткиПродавец секретов: лидер хакерской группы «Шалтай Болтай» получил два года колонии $1 млн против стресса: инвесторы из «Русагро», Bright Capital и 2ГИС вложились в сервис Welltory В интернете кто-то не прав: 7 цитат от Павла Дурова о главных скандалах всемирной паутины Как автор Ждуна будет зарабатывать на меме в России В Госдуму внесли законопроект о запрете технологий обхода блокировок Apple II. Юбилейное: от квадратных скобок до советских клонов Mail.Ru Group запустит собственный мессенджер
#интернет 03.10.2008 00:00

Столпы интернета

Квентин Харди Forbes Contributor
На огромные дата-центры сегодня большой спрос. Джон Чэмберз хочет получать львиную долю доходов в этом секторе

В трехэтажном здании из железобетона и зеленого стекла, расположенном напротив штаб-квартиры компании Cisco Systems в Калифорнии, проходит последние испытания грандиозная архитектура интернета. В помещении с включенными на полную мощность кондиционерами 150 сетевых коммутаторов делают свою работу, связывая тысячи компьютеров. Каждый из них передает 2,5 трлн бит в секунду, а вскоре мощность будет увеличена да 15 трлн бит. Говоря простыми словами, такой коммутатор способен за секунду передать 400 полнометражных фильмов. Эти регулировщики потоков данных составляют аппаратную основу крупных вычислительных центров, которые появляются там, где дешево электричество: в Праге, Исландии, Гренландии и некоторых американских штатах. В крупнейшем из таких дата-центров стоит 400 000 серверов, которые потребляют 250 МВт электроэнергии — примерно половину мощности небольшой АЭС.

Это самая суть сетевой революции: гигантская мешанина из поисковых запросов, телефонных разговоров, записей в блогах, беспроводной закачки файлов, банковских переводов и офисных документов. И видеофайлов, тысяч и тысяч видеофайлов. Каждую неделю на популярном видеохостинге YouTube, принадлежащем Google, появляется 57 000 новых клипов. А принадлежащий самой Cisco сервис WebEx, предназначенный для проведения видеоконференций, накапливает в месяц до 7 млн минут видео. Гиганты интернета — Microsoft, Google, Yahoo, Amazon плюс быстро набирающие обороты китайские Baidu и TenCent — все эти компании строят огромные дата-центры. Microsoft прогнозирует увеличение своей сети дата-центров в 64 раза в течение нескольких лет. Это необходимо для поддержки роста около 200 сервисов компании, включая онлайн-игры на приставке Xbox и аренду программного обеспечения по Сети.

От этой гонки технического перевооружения выиграют в первую очередь производители «железа», такие как IBM, Intel, Hewlett-Packard, Dell Computer и EMC. Но самый лакомый кусок достанется Cisco. Ее наиболее мощный коммутатор Nexus 7000 стоит выше всех остальных «железок», унифицируя запутанную архитектуру дата-центра. Стоимость этого коммутатора в «голом» виде составляет $75 000, но с начинкой (безопасность, ПО и оптическая передача данных) может достигать $500 000. Его младший брат Nexus 5000 стоит $36 000 без «наполнения». Для дата-центра мощностью 250 МВт, а таких в ближайшее время будут построены десятки, требуются коммутаторы на $200 млн. Менее крупные дата-центры, мощностью от 30 до 50 МВт, а таких запланировано к строительству еще больше, принесут Cisco по $40 млн каждый.

Генеральный директор Cisco Джон Чэмберз уже подсчитывает будущие прибыли. Наступает кульминационный момент его 15-летнего плана, начавшегося с приобретения (первого из нескольких десятков) небольшой компании, производившей коммутаторы. Сегодня, благодаря буму дата-центров, Cisco намеревается стать в ряд ведущих компаний сектора высоких технологий, чтобы оказаться наравне с зарабатывающими более $100 млрд гигантами Hewlett-Packard и IBM.

Но пока Cisco на полпути. В фискальном году, закончившемся 26 июля, компания заработала только $39,5 млрд, с которых получила $8,1 млрд прибыли (то есть 20% от объема продаж). Правда, в активе у Чэмберза $26 млрд наличности компании (на $5 млрд больше, чем у Microsoft), тысячи лучших инженеров и, конечно, несгибаемая воля к победе. «Вскоре мы будем обслуживать больше устройств, чем есть людей на земном шаре. Кроме нас никто не доминирует на таком количестве рынков. Я совершенно не боюсь конкуренции», — говорит он.

 

 Это вполне амбициозный план для человека, пережившего крах Cisco, после того как лопнул «пузырь» доткомов на рубеже тысячелетий. Акции компании упали тогда с $80 до $10. Чэмберз хранит у себя в кабинете чек на 38 центов — его премия за 2002 год. Спустя шесть лет Чэмберз, потратив $54 млрд на выкуп акций, довел стоимость акций компании до $22. Уолл-стрит, впрочем, не спешит превозносить Cisco. Но если Чемберзу удастся выполнить свой план оптимального роста на 14% в год, к его 65-летию (то есть через пять лет) компания будет зарабатывать $87 млрд. Может, к тому времени и Уолл-стрит проникнется к компании уважением.

По данным Cisco, к 2012 году компании, правительства и научные учреждения будут тратить $85 млрд в год на «железо» для поддержания работоспособности их сетевой инфраструктуры. Продажа только классического оборудования Cisco представляет собой прекрасную возможность зарабатывать более $10 млрд в год на одной лишь линии компьютерных коммутаторов (коммутатор передает пакеты данных в одной сети, например, между двумя компьютерами или серверами, а роутер передает пакеты данных между сетями, например, из интернета на вашу домашнюю беспроводную сеть). Cisco занимает первое место по продажам и коммутаторов, и роутеров.

Но Чэмберзу этого мало. За последние пять лет он потратил более $10 млрд на сделки по слиянию и поглощению. Среди покупок — WebEx, сервис для проведения совещаний и совместной работы над документами в Сети; Scientific Atlanta, производитель приставок для цифрового ТВ; Linksys, производитель сетевого оборудования. В 2005 году он даже собирался приобрести компанию Research In Motion, производителя популярных смартфонов BlackBerry, но решил, что производство потребительской электроники все же не для него.

Чэмберз часто менял структуру своей компании, чтобы не упустить все новые возможности, но многих сотрудников это пугало. Он также не раз поддерживал компании, основанные бывшими ведущими сотрудниками Cisco, зная, конечно, что в случае успеха он их просто купит. За последние пять лет компанией было потрачено $20 млрд на исследования в таких областях, как видеоконференции, безопасность, управление программным обеспечением, наблюдение и даже интерактивные вывески для магазинов.

С помощью системы видеоконференцсвязи высокого разрешения под названием telepresence Чэмберз существенно сократил свои командировки, на которые раньше уходило до 60% рабочего времени, и теперь проводит половину встреч в конференц-зале на втором этаже штаб-квартиры компании. В будущем он планирует присутствовать на выездных встречах в виде разработанной в Cisco голограммы. «Видео — это единственная технология, которую меняют сами руководители компаний и продают другим руководителям, — говорит он. — В общем и целом мы в Cisco сократили командировки на 20% в прошлом году и сократим еще на 10% в текущем».

 

 Для конечного пользователя интернет выглядит вполне целостным, однако стандарты в области систем хранения данных, компьютеров и телекоммуникационного оборудования сильно различаются. Соединение их для работы в рамках одной системы и есть задача коммутатора Nexus, разработка которого велась несколько лет и стоила $1,7 млрд. (В ходе работы над Nexus 7000 было получено 1500 патентов.)

Если сеть унифицирована таким образом, то ей можно управлять из единой точки. Cisco обещает компании Microsoft, что с помощью нового оборудования та сможет наращивать свою сеть без увеличения численности обслуживающего персонала. А Национальная лаборатория Lawrence Livermore, которая планирует построить дата-центр мощностью 30 МВт с суперкомпьютером в 20 раз более мощным, чем ее лучший компьютер сегодня, сможет проводить моделирование процессов ядерного взрыва со скоростью передачи данных 8 трлн бит в секунду. Управлять этим цифровым наводнением данных параллельных вычислений, не теряя ни бита, будет коммутатор Cisco. В этом году Microsoft использовала коммутатор для связи между двумя серверами онлайн-игры Grand Theft Auto 4. Когда один сервер был выключен, второй принял на себя поток данных за 1/60 000 секунды.

Модели 7000 и 5000 (Cisco не изобретательна по части названий) делают сложную работу по объединению серверов, систем хранения данных и программного обеспечения для создания виртуальных копий (способ делать на одном сервере задачи для нескольких). Благодаря им интернет может больше за те же или даже меньшие деньги, а Чэмберз может продавать больше. Самая большая головная боль индустрии — это потребление электроэнергии (см. график). При нынешних темпах роста к 2010 году на долю дата-центров будет приходиться 3% общемирового объема потребления электроэнергии. Чэмберз, правда, отмечает, что новые коммутаторы потребляют на 8% меньше электричества, чем предыдущие модели.

О важности энергетического вопроса говорит, например, тот факт, что Cisco решила строить свой новый дата-центр в Северной Каролине, где нет перебоев в энергоснабжении, а не в Индии. British Telecom использует специальное программное обеспечение, чтобы основная нагрузка ложилась на те из 23 дата-центров компании, которые находятся в регионах с наименьшими ценами на электроэнергию. Дешевая рабочая сила теперь не главный критерий.

Одно преимущество своего товара Cisco не слишком рекламирует: коммутаторы в принципе могут привести к снижению стоимости серверов, производимых, например, HP и Dell Computer. Один сервер или система хранения не слишком отличается от другого, если за главное отвечает коммутатор. Производители серверов могут быть недовольны, если поймут, как сильно Чэмберз уже зашел на их территорию. «Я делаю деньги на всем, что нагружает сеть. Я не выхожу на рынок, где я не смогу стать первым или вторым», — говорит Чэмберз.

Со стороны производителей серверов есть и обратное движение. За прошедший год HP приобрела компанию со штатом 350 человек, занимающуюся проектированием и строительством крупных дата-центров, а также выложила $13,9 млрд за Electronic Data Systems, чтобы иметь программное обеспечение и консультантов для управления всеми этими компьютерами. HP продает модули, смонтированные на базе грузового контейнера, с количеством компьютеров до 6000, подключенных к одной магистральной линии. «Зачем Cisco влезла в сектор продаж серверов?» — вопрошает вице-президент HP по маркетингу систем хранения и серверов для корпоративного сектора Пол Миллер. «Они могут попробовать купить EMC или Dell или потратить годы на собственные разработки. Я не против, я просто не понимаю, зачем им это».

Dell работает с крупными дата-центрами в области конструирования систем по индивидуальному заказу. Компания делает ставку на то, что крупные клиенты будут разрабатывать системы «под себя» и требовать дешевые комплектующие. IBM считает, что компании будут пользоваться несколькими небольшими дата-центрами, в которых модель Cisco с ее акцентом на сетевое оборудование будет не столь доминантной. Даже купившая модель 7000 Google стала предлагать видео WebEx как бесплатное приложение к другим сервисам.

Чэмберз с ледяным спокойствием продавца заявляет: «Победит компания с лучшим видением будущего развития рынка, подкрепившая это видение своими процессами, от кульмана инженера до производственной линии и разработки стратегии».

Cisco, по его словам, уже лидирует в 25 сегментах рынка, таких как сетевые хранилища, интернет-телефоны и, разумеется, коммутаторы («а Google лидирует в одном»). Его 66 000 сотрудников — «это семья, и мы вместе меняем мир; я знаю о всех случаях серьезных заболеваний моих сотрудников и их детей». В течение двух лет, по его словам, сервисы Cisco будут продаваться от имени компании полумиллионом сотрудников из консалтинговых фирм вроде Cap Gemini и Accenture. «Гарвардская бизнес-школа может поучиться, как я делаю это», добавляет он.

 

 На стенах кабинета Чэмберза висят фотографии всех производственных линий, вклад которых в совокупный доход компании превышает $1 млрд. Рядом — фотографии главы Cisco с сильными мира сего. Напротив его кресла вывешен тот самый чек на 38 центов, который он получил, когда пытался справиться с последствиями падения котировок акций компании на 90%. «Джек Уэлч говорил мне, что великую компанию можно сделать, только когда твоя жизнь под угрозой», — говорит Чэмберз. В поиске путей выживания и новых способов роста, «я выработал самоуверенность», — добавляет он.

В 2001 году Чэмберз уволил 15% сотрудников и вышел за пределы американского рынка коммутаторов, начав мировую экспансию. Компания также занялась бизнесом в области систем безопасности и интернет-телефонии. При этом компания умерила пыл на рынке слияний и поглощений: в 2001 году Cisco купила всего две компании, тогда как в 2000 году провела 23 подобные сделки.

Бизнес вскоре наладился, но Чэмберз хотел роста и высокой маржи. Компания и так славилась своей бережливостью — менеджер по продажам мог налетать 300 000 км в год, причем экономклассом, но Чэмберз все равно направил в подразделения компании финансовых аналитиков для поиска дополнительных путей ускорения роста. Те пообещали изыскать средства. Отчисления на исследования и разработку уменьшились с $3,9 млрд в 2001 фискальном году до $3,1 млрд в 2003 фискальном году.

Чэмберзу нужен был очень удачный продукт, чтобы поднять прибыль без существенных внутренних затрат и сделок по слиянию и поглощению. И ему надо было сделать так, чтобы его инженеры и менеджеры по продажам не унывали. Вскоре после массовых увольнений несколько ведущих сотрудников Cisco, которые собирались уходить, получили от компании $84 млн на создание фирмы по разработке систем хранения информации Andiamo. В течение года компания разрослась до 300 сотрудников, после чего ее единственный клиент Cisco согласился купить предприятие за $750 млн.

В Кремниевой долине всегда поощряли выдающихся инженеров, но некоторые люди были шокированы разницей. «Джон сделал 300 человек богатыми, но до этого он уволил 25 000 человек», — негодует один из бывших подчиненных Чэмберза. Кроме того, схему с Andiamo не очень-то оправдывали скромные доходы последней. Однако, войдя в состав Cisco, компания вскоре принесла несколько миллиардов долларов и сыграла определенную роль в снижении расходов Cisco на исследования и разработку.

В июле 2005 года те же самые ведущие сотрудники вновь ушли из Cisco, якобы на пенсию. Но уже в октябре они — снова на деньги Cisco — создали компанию Nuova Systems, совместно с одним из основателей VMWare и бывшим ведущим сотрудником Sun Microsystems. Их задачей было создание операционной системы, которая бы управляла дата-центром в целом.

Это положило начало созданию Nexus, хотя схема была более хитрая, чем в случае с Andiamo. Чэмберз инвестировал в Nuova $50 млн в августе 2006 года и дал компании доступ к наработкам Cisco в области программного обеспечения и полупроводников. В то время все это представлялось как еще одна инвестиция.

«Я уверен, что Джон услышал о нас от венчурных инвесторов», — говорит с иронической улыбкой на устах один из основателей Nuova Прем Джейн. С начальных этапов проектирования к процессу привлекались специалисты крупных заказчиков, таких как Microsoft, так что Cisco могла быть уверена, что Nexus будет отвечать требованиям будущих покупателей.

В апреле прошлого года Cisco купила Nuova за $678 млн, часть из которых будет выплачена в зависимости от выполнения плана продаж. Это немалая цена за компанию, не приносящую доходов. Затем в Cisco был разработан Nexus 7000, параллельно с продуктом Nuova, который получил название Nexus 5000.

Все эти инвестиции в сторонние исследовательские проекты имели негативные последствия внутри компании. Когда ведущие специалисты ушли в Nuova, Чэмберз продвинул трех других сотрудников, которые могли бы претендовать на их места. Впоследствии все трое покинули Cisco.

«Эта схема хорошо работает в плане ускорения инноваций и задействования инженеров, которых невозможно нанять в штат. Ну и доходы идут предпринимателям, а не венчурным капиталистам», — говорит Джейшри Уллал, ветеран Cisco со стажем работы 15 лет, участвовавшая в создании модели 7000 и покинувшая компанию в мае прошлого года, когда вернулись люди из Nuova. «Но это абсолютный кошмар, когда парень в соседней комнате стал мультимиллионером, а ты нет, и только потому, что тебя не выбрали». По ее словам, она ушла из Cisco по личным мотивам, а всей этой схемой, как она говорит, были недовольны многие.

Чэмберз утверждает, что Уллал и другие ушли не из-за Nuova, а в ответ на внедрение в компании новых стандартов управления. «Они были хорошими людьми, но ими надо было руководить. А мне нужно было сотрудничество, налаженные процессы», — говорит он.

Как коммутаторы Nexus унифицируют запутанные отношения внутри дата-центра, так и Чэмберз пытается найти способы избавления от человеческого хаоса в процессах производства и продажи разных продуктов и услуг в разных уголках мира. За последние несколько лет он сменил традиционную организационную структуру управления топ-менеджментом крупных подразделений на головоломный набор групп, советов и панелей, состоящих из людей совершенно разных направлений. Одни группы и советы разбираются с производством, другие, например, с вопросами экологии.

Джон Маккул, сменивший Уллал, входит в Зеленый совет, Панель по вопросам бизнеса, Панель по разработке и Группу корпоративной архитектуры. У всех этих формаций, кроме Зеленого совета, есть бюджетные функции, и ему приходится вырабатывать общие решения с людьми, которых он едва знает, в то же время отвечая за свое направление и выслушивая отчеты подчиненных о встречах в их группах.

Как он до сих пор не свихнулся? «Хороший вопрос. Это постоянная проблема. Силы соперничают друг с другом. Смысл в том, чтобы знать, когда идти вперед или назад», — говорит Маккул. Ну а учитывая сложность дата-центров, от которых так зависит мир сегодня, добавляет он, «многим компаниям придется пройти этот путь».

Интернет-компании изо всех сил пытаются упорядочить хаос, который сами и создали. В Google существуют группы по разработке и управлению, состоящие всего из пяти человек. Люди быстро меняют одну должность на другую. Огромная прибыль от существующих продуктов покрывает неэффективное расходование средств при разработке новых.

Прем Джейн, который покинул Cisco и основал Nuova, потому что он устал от бюрократии еще до того, как Чэмберз ввел новую систему управления, боится, что все эти комитеты могут задавить будущие проекты. Добавьте сюда цель достичь уровня доходов в $100 млрд, не забывая про высокую маржу. «Нигде больше вы такой модели не встретите», — говорит он.

Чэмберз убежден, что сегодня приближается к цели быстрее, чем когда-либо раньше. «Сейчас происходят уникальные изменения на рынках. Можем ли мы быть первыми, расти на 12–14%? Других примеров я не знаю», — говорит он. Успех придет, только если отслеживать множество изменяющихся частей. Но ведь в этом и заключается бизнес Cisco, не так ли?

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться