03.11.2008 00:00

Точки роста

Что делать, когда клиенты сокращают бизнес? «Автохолод» расширил производство

Каждое утро по дороге на работу Евгений Кобзарь, владелец крупнейшей в России компании по производству кафе и магазинов на колесах, считает на улицах «свои» автолавки. «Раньше было больше», — вздыхает он. В столице становится все меньше ларьков и фастфудов на базе автоприцепов: московские власти с каждым годом ужесточают правила их работы. Для Кобзаря это — прямой убыток.

Основать собственный бизнес подполковник запаса Евгений Кобзарь задумал в 1998 году, работая коммерческим директором компании «Микрорефри» — производителя автолавок. Вместе с коллегой, директором по снабжению, он арендовал цех в подмосковном НИИ, начал собирать то же, что и «Микрорефри», — колбасные автолавки. Спустя пару месяцев в компанию, которую назвали «Автохолод», позвонил предприниматель из Красноярска с необычным заказом: оснастить его «Газель» оборудованием для уличного фастфуда. Когда через некоторое время киоски «быстрой еды» приобрели популярность, у Кобзаря уже была отработана технология их производства. Его автокафе обходились покупателям в $12 000–15 000 (с учетом стоимости «носителя») против $25 000 за импортные, к тому же «Автохолод» разрабатывал индивидуальный проект для каждого клиента. «Он был готов придумывать, а не только выполнять заказ», — вспоминает Андрей Конончук, совладелец «Крошки-Картошки», ставшей постоянным клиентом «Автохолода». Проще, правда, было заимствовать уже отработанные на Западе идеи.

Продавцы жаловались на тесноту, — Кобзарь сделал выдвижную витрину, подсмотрев ее у немецких конкурентов. К заданию на изготовление дегустационного автомобиля Volvo для Nestle заказчики просто приложили фотографию английского аналога и страничку с его описанием — сотрудники «Автохолода» поставленную задачу выполнили.

За несколько лет у Кобзаря скопилась огромная база самых разнообразных документов, касающихся уличного фастфуда: от правил регистрации до рецептов блинов. Заметив, что никто из клиентов не печет пирожки, он создал сеть «Пирожки из печи» — в ней сейчас 23 точки, которыми управляют наемные менеджеры. В 2003 году «Автохолод» выпустил около 380 автокафе, в цехе работали 32 человека.

Но тот год оказался пиковым: московские власти решили «упорядочить» уличный фастфуд, и из-за сложностей с оформлением разрешений и ограничением территорий, на которых можно ставить автолавки, спрос на продукцию «Автохолода» начал быстро падать. В прошлом году Кобзарь отправил заказчикам лишь 60 автобуфетов, а в этом году получил заказ всего на 30 кафе на колесах. «Я готов был вернуть два новых автобуфета, но Женя отказался, у него склад затоварен», — жалуется один из клиентов, совладелец сети блинных «Распекай» Сергей Батовский.

Что делать? Если «Автохолод» умеет заполнять холодильниками, плитами и рукомойниками предельно зажатое внутреннее пространство автофургонов, то уж со стационарными-то киосками у него это точно получится лучше, чем у других, решил Кобзарь. Мытищинский цех почти полностью переоборудовали для их сборки. В прошлом году на долю стационарных киосков (включая киоски для мороженого, цветов и газет) приходилось 40% выручки, в этом — уже 80%.

От штучной работы пришлось отказаться, поточная сборка оказалась куда выгоднее. В прошлом году, выиграв тендер на производство киосков «Айсберри», Кобзарь был в панике. Заказчику требовалось поставить около 800 точек, а «Автохолод» в первый месяц работы смог собрать только пятнадцать. Ясно было, что, даже если работать сутками, полный объем работ в срок не выполнить. Пришлось делиться заказом с конкурентами. Кобзарь сделал выводы и перестроил всю работу в цехе. Он разделил технологические операции и развел их по разным бригадам: первая делает витрины и пилит доски, вторая собирает готовые изделия. «Теперь, если поступит крупный заказ, я смогу увеличить производительность вдвое — нужно будет только добрать штат», — уверяет он.

Рентабельность сборки киосков оказалась в два раза выше, чем в случае с кафе и магазинами на колесах, — 14%. По сравнению с 2003 годом выручка компании Кобзаря выросла вдвое — до 68 млн рублей. Оценив выгоду серийного производства, предприниматель разработал типовую конструкцию уличного кафе, которую пытается сейчас «утвердить» в московском правительстве: с чиновничьей визой бизнес можно расширять быстрее.

Новости партнеров