Сборная команда | Forbes.ru
$58.94
69.52
ММВБ2148.6
BRENT64.59
RTS1144.35
GOLD1245.83

Сборная команда

читайте также
Аэрофлот признан лидирующим авиационным брендом в мире Одна вокруг света: как не погибнуть во время мятежа, найти русских на окраине континента и почему знание иностранного языка не спасает На автовокзале Нью-Йорка произошел взрыв самодельной бомбы Владимир Путин заявил о готовности восстановить авиасообщение с Египтом Сдали норматив. Зачем МКБ привлекал финансирование этой осенью Кина не будет: Александр Мамут не успевает в срок отремонтировать кинотеатр «Художественный» Праздничный переполох: новогодний базар, полезные мастер-классы и новый бутик Dior в ЦУМе Бизнес для чайников: о чем не должен забывать начинающий предприниматель Сила доллара: какую политику выберет ставленник Трампа Война в ретейле. Миллионер Костыгин пригрозил партнеру по «Юлмарту» банкротством Мышление ларечника: почему нужно выходить на зарубежные рынки Миллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов Битва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры Путин заявил о выводе российских войск из Сирии Код столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы Зажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin Структура «Ростеха» оспаривает в суде санкции ЕС из-за крымских турбин Криптовалютная лихорадка. Фьючерсы на биткоин взлетели на 25% в первый день торгов Сложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA Доктор на час. Как американская медицина освоила новые правила игры Математика в бизнесе будущего
03.11.2008 00:00

Сборная команда

Корреспондент Forbes провел один день с сотрудниками компании, занимающейся сбором долгов

Несколько десятков девушек и юношей с микрофоном у рта и наушниками на голове щебечут, как стая птиц. Обычное утро в колл-центре компании «Финансовое агентство по сбору платежей» (ФАСП), специализирующейся на взыскании просроченной задолженности. Средняя норма на каждого сотрудника колл-центра — 250 звонков должникам за смену, рабочий день ненормированный, иногда из-за разницы во времени с клиентами беседуют и ранним утром; вежливость и обходительность приветствуются, средняя зарплата — 25 000 рублей в месяц. Отличная работа для студентов, которых здесь большинство. «Вы должны банку 34 000 рублей. Когда мне перезвонить?» — надрывается в микрофон кто-то из сотрудников: на том конце провода пожилая женщина из деревни в Татарстане плохо понимает по-русски.

В России работает несколько десятков коллекторских агентств, то есть фирм, занимающихся сбором долгов (см. также «Маленькие помощники банков» на стр. 136). Иногда агентства покупают у банков с дисконтом право требования по просроченным потребительским, автомобильным и прочим кредитам. Но чаще просто помогают банку (за комиссию) стребовать деньги с должников.

Вернемся в ФАСП. Случается, удается по телефону убедить должника прийти в офис. Тут ему еще раз пытаются втолковать, что долг платежом красен. В переговорной растрепанная женщина средних лет отчаянно жестикулирует, но девушка-коллектор невозмутима. За ее спиной на стенах развешаны выдержки из Гражданского кодекса, судебные постановления и сообщения СМИ, крупным жирным шрифтом выделены фразы о понесенных должниками наказаниях — штрафах и конфискациях.

В другом конце офиса почти полная тишина. И работники здесь совсем другие: перед мониторами компьютеров сидят крепкие немногословные мужчины в костюмах — это так называемый зал hard collection («жестких сборов»). И если колл-центр (или, по-здешнему, зал soft collection, «мягких сборов») убеждает должников словом, то hard collection — делом. Чтобы столкнуться с мужчинами из hard collection, нужно долго водить за нос их коллег из soft collection — обещать вернуть долг и не платить, прятаться, менять номера телефонов.

После утреннего совещания специалисты по hard collection отправляются в город. Вместе с двумя молодцами гренадерского роста я сажусь в служебный Ford Focus. Богатырская стать — случайность, уверяет один из них, старший группы Михаил Шевченко. Главное, по его словам, умение убедить должника, которое выявляют при приеме на работу в агентство подробными собеседованиями и психологическим тестированием. Возможно, так и есть, но hard collection занимаются исключительно мужчины, и к должнику они всегда отправляются вдвоем. С напарником безопаснее. Генеральный директор ФАСП Олег Морозов вспоминает, как кто-то из его коллекторов, не успев и слова сказать, получил от должника кулаком в лицо.

Шевченко, с которым мы едем в машине, не рядовой сборщик долгов: три года назад он перешел в ФАСП из Русфинанс Банка (один из лидеров рынка потребительского кредитования) и теперь руководит учебно-методическим центром агентства. Его сегодняшний напарник Иван Куява, борец-разрядник с дипломом юриста, сейчас специализируется в основном на просроченных долгах юридических лиц, но иногда ездит и к частным должникам.

Дорога к первому клиенту заняла не более 10 минут. На мгновение коллекторы останавливаются перед стальной дверью в квартиру — звонок не работает. На громкий стук выскакивает женщина и с большой опаской смотрит на мужчин. Поняв, откуда визитеры, хозяйка быстро выносит кипу документов и пачку писем. Оказывается, эту квартиру она приобрела полгода назад на торгах по итогам исполнительного производства — предыдущий хозяин не платил по ипотечному кредиту.

«Когда вы появились, у меня прямо сердце зашлось», — признается женщина. Неудивительно: визитеры, кажется, с трудом помещаются на крохотной площадке перед лифтом. Шевченко бегло просматривает вынесенные письма — это уведомления из нескольких банков, в которых «клиент» агентства, Иван Иванович (32 года), брал потребительские кредиты; ФАСП пытается добиться погашения одного из этих займов. «Судя по всему, мы не последние, к Ивану Ивановичу еще будут приходить», — предупреждает перед уходом Шевченко. Переписав у хозяйки информацию о сделке по покупке квартиры, коллекторы желают ей всего хорошего. Поиски Ивана Ивановича продолжатся. Коллектор Куява вспоминает, что адрес должника они узнали у его отца, — нужно будет с ним снова связаться.

Сборщики долгов делят должников на несколько категорий. Хуже всего работать с «профессионалами». Они берут кредиты во всех банках, где дадут, без намерения когда-либо погасить задолженность. «Профессионалы» отлично знают, как бороться с банками и коллекторами, и истребовать долг с них очень сложно. Они скрываются, переписывают имущество на других лиц, активно пользуются услугами антиколлекторов — есть и такие специализированные агентства. Вопреки распространенному мнению социальными сетями вроде Odnoklassniki.ru коллекторы при поиске должников не пользуются, хотя пробовали. Шевченко говорит, что способ оказался неэффективным: разыскать человека в интернете и в реальной жизни — не совсем одно и то же.

Дымя сигаретой перед автомобилем, Иван Куява рассказывает про должников, зарегистрированных в сгоревших либо заброшенных домах. По его словам, в Москве и пригородах есть несколько таких многоквартирных зданий, которые знает любой специалист по сбору долгов.

Еще одна категория должников по классификации коллекторов — «политические». Они недовольны обслуживанием в банке (например, обнаруживают дополнительные комиссии, огромные штрафы за просрочку и проч.) и отказываются платить принципиально. Впрочем, таких часто удается переубедить. Каким образом? Коллекторы уверяют, что способов у них не так много. Например, можно объяснить, что навсегда будет испорчена кредитная история (хотя на самом деле единой базы кредитных историй нет), — это лучше всего действует на молодежь. Можно обрисовать перспективу взыскания имущества в счет долга по решению суда, а также других санкций. Многих, например, пугает опасность оказаться невыездным — данные о неплательщиках Федеральная служба служебных приставов передает в пограничную службу, в прошлом году выезд за границу был запрещен, по оценкам, более 12 000 должникам.

Третья категория — заемщики, которые просто не рассчитали свои финансовые возможности или, например, потеряли работу. Судя по всему, именно к их числу относится следующий клиент коллекторов. Адрес рядом с предыдущим — удобный маршрут разрабатывается заранее. На этот раз дверной звонок работает, в квартире слышен женский голос. Куява нажимает кнопку, но дверь остается запертой. Выясняется, что голос принадлежит дочери должника, а отца дома нет. Коллекторы представляются и называют причину прихода. Потом интересуются возрастом собеседницы: по правилам ФАСП, с несовершеннолетними родственниками должников переговоры не ведутся. Есть и другие инструкции: все переговоры записываются на диктофон, за порог жилища заходить запрещается, разговаривают, стоя у порога.

Девушке за дверью 20 лет — можно продолжать беседу. Через несколько минут она открывает дверь и дает номер мобильного телефона отца. Явно испуганная неожиданным визитом и внушительным видом коллекторов, дочь должника поначалу быстро отвечает на вопросы. Выясняется, что с папой она «общается не очень», а с мамой тот в «пассивном разводе». «Что же папа не платит банкам? У него тут 13 невыполненных обещаний вернуть долги», — интересуется Шевченко. «А-а, долг за машину?» — пытается угадать девушка, стоя в дверях. Нет, не за машину. Девушка уже совсем осваивается и «так, из интереса» осведомляется о сумме долга. Немногим больше 30 000 рублей. «Ох», — тяжело вздыхает дочь.

Окончательно успокоившись, она, кажется, начинает выгораживать родителя. Выясняется, что дома он бывает время от времени, последний раз пришел в два часа ночи, а ушел в шесть утра. «Что ж, нам с двух до шести утра вам звонить?» — спрашивает коллектор Куява и напоследок говорит, что после еще пары предупреждений к папе будут применять другие процедуры. Какие именно, он не уточнил.

Коллекторы едут к третьему и последнему на сегодня клиенту. По дороге Шевченко говорит, что искренность родственников должника обычно пропадает после нескольких минут разговора: от неожиданности люди многое рассказывают, а придя в себя, начинают лукавить.

Рабочий день близится к концу, дороги забиты, и третья поездка оказывается самой долгой и самой бесполезной. В квартире на первом этаже хрущевской пятиэтажки никого нет. Коллекторы оставляют в дверной щели уведомление агентства о просроченной задолженности и возвращаются в офис. Три выезда — легкая прогулка для специалистов по сбору долгов. Как правило, визитов гораздо больше и проходят они поздним вечером или в выходные дни, когда шансы застать должника дома повышаются.

«Как ни парадоксально, главное — не напугать должника, — делится опытом бывший борец Куява. — Испуганный человек начинает прятаться, менять номера телефонов, переезжать с квартиры на квартиру». По его словам, неплательщика нужно мотивировать, заставить понять, что лучше вернуть долг, чем продолжать тянуть время. Однако при виде ошарашенных должников понимаешь, что не напугать специалисты по hard collection просто не могут.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться