Тучи над Россией | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Тучи над Россией

читайте также
+871 просмотров за суткиВолшебные пилюли. Как молодые американские компании меняют будущее медицины +5251 просмотров за суткиНа исходе: 16 способов зарядить свою батарейку +2709 просмотров за суткиКонкуренция — новый профсоюз. Кадровый голод выгоден сотрудникам +27026 просмотров за суткиСамые рентабельные актеры Голливуда — 2017. Рейтинг Forbes +101855 просмотров за суткиНавечно в моде. Культовые автомобили с неизменным дизайном +1630 просмотров за суткиМолекулярные ножницы. Молодая компания создала новый фермент для редактирования ДНК +2420 просмотров за суткиМарк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +3332 просмотров за суткиСтоит съесть: ризотто по-бородински в Uilliam's, тайский суп в Insight, хумус в Carmel +5897 просмотров за суткиОдна вокруг света: как отремонтировать корейскую машину в Африке +2169 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +8965 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +120 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +35496 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +107 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +2563 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +1523 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +24395 просмотров за суткиРывок вниз. Что будет с рублем после снижения ключевой ставки +4040 просмотров за суткиВозле биткоина: для каких компаний опасен конец криптохайпа +17259 просмотров за суткиКак рыбак к президенту ходил, или Почему дальневосточная рыба стоит 300 рублей +38597 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменов в истории. Рейтинг Forbes +847 просмотров за суткиНеделя потребления: новый Bentley, открытие Zilli и победа Lufthansa
03.11.2008 00:00

Тучи над Россией

Глобальный кризис в мгновение ока докатился до самых отдаленных уголков нашей страны. Как будет выкручиваться средний бизнес?

ВОЛГОГРАД

В окопах Сталинграда

На карнавал, посвященный Дню города, Юрий Сударев пришел в костюме Человека-паука. Владелец сети супермаркетов «Радеж» выделялся из толпы, но приз за лучший костюм получил не он, а председатель облизбиркома Геннадий Шайхуллин, вырядившийся Бобом Марли.

Человек-паук импонирует Судареву тем, что всегда приходит на помощь. Сегодня услуги голливудского героя пригодились бы ему самому. Из-за проблем с финансированием предприниматель режет инвестиционные планы: вместо пятнадцати супермаркетов откроет пять. «Развитие возможно лишь из заработанных денег, за счет магазинов, которые купили или построили сами, — разводит руками бизнесмен. — Иначе не удержаться».

Судареву есть что удерживать. Магазины «Радеж» (в названии присутствует греческий корень «Ра» — так называли в античности Волгу) есть почти в каждом районе Волгограда. Сеть из 89 супермаркетов присутствует в Волгоградской, Саратовской и Ростовской областях. Она одна из крупнейших в Южном федеральном округе. С 2005-го по 2007-й оборот «Радежа» вырос в пять раз и достиг $150 млн.

Отечественные ритейлеры в предыдущие годы радовали инвесторов двузначными цифрами роста. В считаные месяцы они из любимцев публики превратились в изгоев. Подавляющее большинство сетей испытывает проблемы с кредитованием, констатирует вице-президент Бинбанка Александр Лукин. «О новых проектах ритейлерам придется на время забыть, решается вопрос выживания», — говорит финансист. Жертвы уже имеются: новосибирская сеть АЛПИ не расплатилась с держателями облигаций, структуры холдинга «Марта» начали процедуру банкротства. Как будет выпутываться Сударев?

Средняя зарплата в Волгограде невысока, всего 12 000 рублей, но покупательская способность населения до последнего времени стабильно увеличивалась. В 2007 году оборот розничной торговли в городе вырос почти на четверть и превысил 100 млрд рублей. Впрочем, условия, в которых развивался «Радеж», тепличными не назовешь. Ритейлеру приходится конкурировать с федеральными сетями — Metro, «Пятерочкой», «Магнитом», «Перекрестком».

Небольшие по площади, от 200 до 1000 кв. м, магазины Сударева выглядят весьма скромно. В них отовариваются граждане небольшого достатка. Сударев гордится, что в магазине 70% продуктов отечественного производства, и демонстрирует упаковку яиц с доходчивым слоганом «Наши яйца круче!». Крутые яйца производятся под Волгоградом.

До недавнего времени у поставщиков не было проблем с получением денег от «Радежа». «Компания ежегодно показывает динамичный рост», — говорит Александр Рябков, региональный менеджер челябинского производителя макарон «Макфа». Челябинцы работают с сетью Сударева уже несколько лет, и «Радеж» всегда платил исправно. А вот Ереванскому коньячному дому (ЕКД) «Радеж» недавно задержал платежи — впервые за два года сотрудничества. Дело быстро уладили, рассказывает менеджер ЕКД Илья Великий, ритейлер объяснил задержку техническими причинами.

Банки потеряли вкус к кредитованию ритейлеров, и нет ничего удивительного в том, что у тех возникли трудности в расчетах. Аналитик инвесткомпании «Атон» Ксения Аношина обращает внимание на то, что у «Радежа» довольно высокая долговая нагрузка: в 2007 году ритейлер потратил на уплату процентов $4,8 млн.

Антикризисной стратегии у Сударева нет, только тактика. Он ждет, что трудности в отрасли продлятся год, и старается не принимать резких решений. Например, не планирует сокращать сотрудников. В компании полно вакансий, и Сударев надеется, что в нынешней ситуации люди будут больше дорожить своей работой.

Сегодня главное — жить по средствам. До сих пор экспансия «Радежа» на 70% финансировалась за счет кредитов. Теперь на банки надежды нет. «У нас были планы увеличить выручку в следующем году на 40%, но за счет собственных средств мы сможем вырасти только на 20%», — рассказывает Сударев. Это тревожный сигнал, отмечает Аношина: рентабельность «Радежа» по чистой прибыли снизилась с 2005-го по 2007 год с 4,8% до 1,1%, это ниже, чем в среднем по отрасли. При замедлении темпов роста ритейлер может уйти в минус.

Сударев начинал бизнес с торговли в палатках, где продавал бакалею, жвачку и шоколад. Стартовый капитал дали друзья. «Приходилось и сидеть в палатке самому, и таскать ящики, — вспоминает бизнесмен. — Было стыдно, что увидят приятели, но надо было зарабатывать». Когда дела пошли в гору, пригодились командирские навыки, полученные в Западной группе войск в ГДР. «В армии я был замкомвзвода, там и получил первый опыт управления людьми», — говорит Сударев.

В 1995 году Сударев занялся оптовой торговлей вместе с Александром Малашкиным, с которым учился в техникуме. Время было веселое. «Брали деньги под 230% и успевали на этом заработать», — вспоминает бизнесмен. В 2002 году партнеры разделили бизнес: Малашкин остался оптовиком, а Сударев занялся розницей. Они поддерживают приятельские отношения: на карнавал Малашкин, переодетый в Бэтмена, пришел в компании Сударева.

Два года назад газета «Деловое Поволжье» включила обоих бизнесменов в список «самых богатых и известных» предпринимателей региона. Первое место в рейтинге досталось волгоградскому мэру Евгению Ищенко, одному из основателей МДМ-банка. Ищенко недолго оставался на деловом Олимпе: его арестовали, обвинив в незаконном покровительстве компании «Тамерлан», владевшей франшизой столичного ритейлера «Пятерочка». Летом 2007-го Ищенко получил год лишения свободы.

Сударев на Ищенко не в обиде. Палки в колеса конкурентам бывший мэр не вставлял — при нем бизнес «Радежа» рос минимум на 30% в год. С нынешним градоначальником Романом Гребенниковым проблем у Сударева тем более не возникает: они оба «единороссы», причем ритейлер входит в политсовет Волгоградского отделения партии.

Кроме магазинов, сети прачечных, пекарни и кулинарного производства Судареву принадлежит тепличный комплекс, где овощи опыляются голландскими шмелями. Комплекс «Овощевод» стоимостью 300 млн рублей открылся в 2004 году на территории обанкротившегося совхоза. Его продукцию поставляют в «Радеж».

Из-за бесконечных мозговых штурмов Сударев воспитывает 13-летнего сына Антона без отрыва от производства. Мальчику оборудовано рабочее место в директорском кабинете, где он делает уроки.

Жить по-старому больше нельзя, но Сударев не паникует. Ему случалось выбираться и из более сложных ситуаций. «Когда я пришел из армии в начале 1990-х, мне казалось, что все потеряно и для меня уже нет места, — говорит предприниматель. — Но место на рынке есть всегда». В 1998 году предприниматель вышел сухим из воды. «У нас были свободные деньги, — рассказывает он. — Мы могли закупать крупные партии товаров и больше зарабатывать». Сейчас свободных денег нет, но есть опыт, который подсказывает, что безвыходных ситуаций не бывает.

МОСКВА

Непечатная продукция

Основатель издательского дома Gameland Дмитрий Агарунов разглядел финансовый кризис издалека. «Последние два года я ловлю себя на том, что захожу, допустим, в «Азбуку вкуса» и понимаю, что не могу себе позволить один, второй продукт, цены абсурдны, — вспоминает Агарунов. — А я небедный человек, владелец бизнеса с оборотом $44 млн». Другой звоночек: новые сотрудники были морально не готовы к тому, что зарплату надо отрабатывать. Производительность труда падала, рентабельность тоже, и Агарунов понял, что развязка близка.

Агарунов заволновался еще и потому, что помнил: кризис 1998 года застал его врасплох. Предприниматель, начинавший с торговли роботами-трансформерами в магазине «Юпитер» на Новом Арбате, издавал тогда ежемесячник «Страна игр» и лицензионный журнал Sony PlayStation I. Были планы начать торговлю компьютерными и видеоиграми через интернет. «Первую неделю мы сидели в шоке, готовились отправлять жен к родителям, немосквичей переселить в одну съемную квартиру, — рассказывает Агарунов. — А потом переключились на новую реальность».

Gameland собрал долги с рекламодателей и на вырученные $20 000 напечатал «Страну игр» на газетной бумаге, в формате А2 с огромными полями. Тираж расхватали за полдня. Агарунов быстро нарастил объемы до 40 000 экземпляров в неделю, а в феврале 1999 года начал издавать журнал «Хакер». «Настроение было такое, что пошел он на хер, этот Запад, — смеется Агарунов. — Раз он нас обманул, мы его будем взламывать!»

На той же протестной волне Gameland запустил журнал «Хулиган» с эпатажными обложками. Чуть позже вышел ежемесячник «Свое дело» — журнал о предпринимателях средней руки. «На самом деле мы, бизнесмены,  очень одиноки, — объясняет посыл издания Агарунов. — Но когда я вижу, что у всех одни и те же проблемы, мне становится легче».

В 2004 году Агарунов продал 20% акций Gameland шведскому инвестфонду Mint Capital. С тех пор его бизнес ежегодно рос на треть. Агарунов открывал и закрывал журналы, каждый раз целясь в узкую, но перспективную аудиторию. Через три года он продал еще 25% «Тройке Диалог»: понадобился инвестор, чтобы развивать телеканал, посвященный видеоиграм. Примерно такую же долю «Тройка» приобрела у Gameland, чтобы профинансировать покупку Агаруновым издательского дома Mediasign. Так бизнесмен расстался с контрольным пакетом. Зато пополнил линейку журналами про автотюнинг и музыку и десятью интернет-порталами (общий оборот Mediasign — $15 млн).

В июле Агарунов представил акционерам план «Ж» из 20 пунктов. В нем описывалась антикризисная стратегия: отказ от инвестиций, больших проектов, прекращение кредитования дистрибьюторов, мораторий на расширение штата. Несмотря на то что финансовый кризис в Америке тянулся уже почти год, план поддержали только шведы из Mint.

Однако в августе, когда прошла сделка по Mediasign, совет собрался опять. На этот раз план Агарунова был одобрен. После этого он сократил редакционные расходы, приведя гонорары в разных журналах к общему знаменателю. Сэкономил $1 млн в год за счет уплотнения: теперь на 1700 кв. м размещено 350 человек. В ангаре с кирпичными стенами сотрудники сидят длинными рядами, впритирку друг к другу. Свой отсек хозяин Gameland оборудовал посередине зала, на пяти квадратных метрах.

«Черный сентябрь» Агарунов встретил публицистическим взрывом в Живом Журнале. Поразив глаголом общество потребления, обессмысливающее человеческую жизнь, он уведомил френдов о том, что в бюджете на 2009 год план по прибыли снижен вдвое. «Мы готовы развивать только те новые проекты, которые окупаются за полгода», — объясняет он Forbes.

Кризис побудил Агарунова активнее развивать бизнесы, связанные с «физическими сообществами» — фестивалями хобби и клубами по интересам (сигары, вина, видеоигры, футбол). Схема проста: продаются клубные карточки, дающие право на скидки, а магазины платят процент с продаж за поток покупателей. «Я никакой не медийщик, — улыбается Агарунов. — Я как был торговцем, так и остался». Если сейчас 85% выручки Gameland приносят журналы, то к 2011 году половину будут приносить клубные и онлайн-проекты.

УЛЬЯНОВСК

Собери сам

Проект торгово-развлекательного комплекса «Аква-молл», представленный в 2006 году на инвестиционном форуме в Каннах, демонстрировал, что строительный бум докатился и до депрессивного Ульяновска. Прошлой зимой девелоперская группа DARS приступила к возведению «Аква-молла», спроектированного английскими архитекторами. Из-за кризиса стройка была остановлена.

Плохой сезон для ульяновского завода железобетонных изделий ЖБИ-3. Частный бизнес на точке замерзания, хозяину и гендиректору завода Валерию Тимощуку остается уповать на государственных заказчиков да на транснациональных инвесторов. Бизнесмен сотрудничает с «дочками» «Газпрома», которые строят объекты в Ханты-Мансийске и на Ямале. Завод с оборотом $16 млн также поставляет бетон строителям двухъярусного шестикилометрового моста через Волгу (общая стоимость почти 10 млрд рублей). Советский долгострой двадцатилетней давности был реанимирован в 2006 году, но, увы, эти работы скоро завершатся. Придется Тимощуку искать новых покупателей на бетон и тетраподы — эти железобетонные треугольники, похожие на абстрактные фигуры Пикассо, служат для защиты бетонных конструкций моста от «агрессивной воды».

Завод ЖБИ-3 был введен в строй в 1969 году к столетнему юбилею вождя мирового пролетариата. Железобетонные плиты завода лежат в основании городского музея Ленина, его продукция использовалась при строительстве самой высокой в городе гостиницы, завода «Авиастар» и торгового комплекса Metro. По оценке Тимощука, ЖБИ-3 занимает 25% регионального рынка железобетонной продукции.

Сын бывшего директора завода, Тимощук с удовольствием вспоминает, как пришел на завод в 13 лет во время каникул, поработал сварщиком и купил магнитофон. Тимощук-старший, кряжистый седой человек с лицом американского сенатора, начинал на заводе формовщиком. Дальше по восходящей: бригадир, начальник цеха, заместитель директора, генеральный, наконец, хозяин. Сейчас он работает советником сына и гордится тем, что во время спада сохранил завод и не «продал на сторону ни одного крана».

Гендиректор заметно волнуется, когда говорит о кризисе. В ближайшие месяцы катастрофы не произойдет, но что будет дальше… «Все видят, что происходит у наших партнеров: недофинансирование и закрытие кредитных линий», — разводит руками Тимощук. Основной кредитор ЖБИ-3 — Сбербанк. На кредит «Сбера» летом была открыта новая испанская линия по производству бетонных плит стоимостью несколько миллионов евро. Она помогла улучшить качество продукции и снизить себестоимость на 15%. Этот кредит погашен, с облегчением говорит Тимощук: сейчас занимать деньги на эту линию, пожалуй, не решились бы.

Сбербанк пока не повышал ставки по уже выданным кредитам, но Тимощук к этому готов. Компания производит 11 000 кубометров железобетонных изделий в месяц. Если дела у строителей будут ухудшаться, в компании прогнозируют снижение производства на 30%.

Пока выручают старые контракты. ЖБИ-3 поставляет сваи и цокольные плиты для строительства пивного завода SABMiller. Андрей Гудь из SABMiller, который руководит стройкой стоимостью $220 млн, говорит, что все идет по плану и объект будет сдан в мае 2009 года. Работой с ЖБИ-3 в SABMiller довольны. «Качество вполне профессиональное, и цены конкурентоспособные», — констатирует Гудь. Mars, заявивший о намерении построить в Ульяновске фабрику за $ 100 млн, по данным областной администрации, не отказывается от своих планов.

У менее крупных проектов судьба не столь благополучна. Тимощук подписал контракт на участие в строительстве торгового комплекса в центре города общей площадью 35 000 кв. м. Девелопером проекта является компания «Вертикаль плюс». Строительство в начальной стадии, и судьба проекта зависит от того, будет ли получена кредитная линия от банков. Банки пока тянут с ответом.

«Венки готовить рано», — шутит Тимощук. В кризисной ситуации есть и положительные моменты: «Те, кто не способен просчитать ближайшую перспективу, уйдут с рынка». Ну а если после глобального кризиса торговые центры выйдут из моды навсегда, Тимощук готов помочь государству в возведении детских садов. При советской власти ЖБИ-3 поставлял бетон строителям дошкольных учреждений, да и годовалая дочка бизнесмена уже ждет очереди в детсад.

ГЕЛЕНДЖИК

Жизнь — в яйце

Владелец компании «Технолог» Дмитрий Осятинский с грустью листает каталоги настольных игр. Эльфы, орки, амазонки, роботы штурмуют замки, палят из пушек, дерутся на мечах. Восемнадцать лет мастера «Технолога» придумывали пластмассовые трансформеры, доводили до ума декорации их сражений, пока «черный сентябрь» не оборвал полет фантазии.

Фирма с оборотом $1,5 млн попала в сложную ситуацию. Розничные сети Auchan, «Магнит», «Банана-мама» и «Детский мир» в сентябре продали на 40% меньше игрушек Осятинского, чем обычно. Американская Pegasus Hobbies и английская Pocketbond, которые продавали игрушки «Технолога» и готовились выводить на рынок новую серию, оказались на грани банкротства. Все бы ничего, но ради увеличения оборота Осятинский взял в кредит $240 000.

Хозяин «Технолога» не впадает в полное уныние лишь потому, что на его оборудовании можно производить не только роботы, инопланетян и бронепехоту. Одному из первых кооператоров Геленджика, Осятинскому повезло с персоналом. В городе работало бюро, проектировавшее подводные лодки. Там трудились настоящие фанаты военной техники. Когда СССР распался и спрос на подлодки упал до нуля, инженеры из секретного КБ употребили творческую энергию на изобретение кибертанков и гравилетов.

«Технолог» каждый год обновлял линейку игр на 25%, поэтому фирма привыкла к модернизации линий и новым процессам. Начав выпускать настольные игры, Осятинский сообразил, что красивую упаковку и инструкцию лучше печатать самостоятельно. Так «Технолог» обзавелся дизайнерами и типографией.

Выходит, предприниматель был подготовлен к кризису. Первым делом он обратился на петербургскую кондитерскую фабрику «Ландрин». Питерцы выпускают шоколадные яйца с игрушками внутри. Осятинский предложил класть внутрь трансформеры вместо китайских болванчиков, но питерцев не впечатлил. Столичная «К-Артель» заинтересовалась, но пока осторожничает — ответ даст в январе.

Одновременно бизнесмен договорился со знакомым директором типографии, что тот передаст «Технологу» мелкие заказы от местных производителей вина «Абрау-Дюрсо» и «Мысхако». Партии меньше трех тысяч экземпляров в большой типографии печатать невыгодно. «Мы работали с микрогофрой, дизайнеры мощные, линия есть — что еще нужно?» — смеется Осятинский. По предварительным подсчетам за год фирма заработает на этикетках $120 000 — ровно столько, сколько нужно, чтобы погасить остаток кредита.

«Если этикетка и яйца не спасут нас, откроем бизнес-центр или парк детских аттракционов», — раскрывает свой главный резерв Осятинский. «Технолог» владеет зданием на 2000 кв. м в районе Геленджика, где сконцентрированы склады и офисы. Впрочем, творческому коллективу и его создателю не очень хочется превращаться в девелоперов. Поэтому Осятинский ищет соинвестора среди московских издательств и книжных сетей — за возможность развиваться он готов отдать контрольный пакет.

ЧЕЛЯБИНСК

Краеугольный
камень

Для Владимира Воложанина кризис не стал громом среди ясного неба. Совладелец челябинского холдинга «Объединенные кирпичные заводы» (ОКЗ) ждал чего-то подобного, правда, не сейчас, а в 2009 году. Но лучше рано, чем никогда. Где другие теряют, Воложанин рассчитывает найти.

«Я заработал на всех кризисах, которые были с начала 1990-х», — гордится Воложанин. Незадолго до распада СССР он занялся куплей-продажей валюты и ценных бумаг. Заработал на павловской денежной реформе в начале 1991-го и «черном вторнике» осенью 1994-го. Был миноритарным акционером челябинского банка «Дорожник», занимался консалтингом. Перед дефолтом 1998-го расстался 
с партнерами по банковскому бизнесу, после чего «ушел в науку»: защитил кандидатскую и докторскую по экономике в Южноуральском государственном университете. Кризис 1998 года Воложанин пропустил, если не считать того, что за месяц до девальвации рубля купил импортную коляску для родившихся у него двойняшек.

А в 2003 году доктора экономических наук позвали на работу владельцы Златоустовского завода металлоконструкций. Как вспоминает один из них, Михаил Гольдин, Воложанину поручили разработать стратегию инвестиционно-производственного холдинга, который впоследствии получил название «Промышленные инвестиции». В задачи нового сотрудника входил поиск промышленных объектов, которые можно было выгодно купить.

Воложанин сориентировался быстро. Крупнейший игрок в челябинской стройиндустрии компания «Кемма» выставила на продажу приносивший одни убытки Кирпичный завод №3. Завод отдавали «буквально за копейки, фактически за долги», рассказывает Воложанин. Он загорелся: производство кирпича оставалось одним из последних неконсолидированных секторов промышленности. «Крупных игроков в этой отрасли было очень мало. Спрос мог только расти», — объясняет Воложанин свое решение.

Цена вопроса — несколько сотен тысяч долларов, которых у него в 2003 году не было. «Он сразу предложил нам войти с ним в этот актив», — вспоминает Гольдин. Работодателей предложение не заинтересовало, но они согласились профинансировать покупку в обмен на доли Воложанина в предприятиях «Промышленных инвестиций». Денег хватило не только на покупку, но и на модернизацию: производство выросло в 2,5 раза, чистая прибыль в прошлом году достигла $2 млн.

Параллельно с реструктуризацией своего приобретения Воложанин просчитывал, чего ему не хватает для реализации главной задачи — войти в первую пятерку производителей кирпича в России. Не хватало нескольких заводов по производству кирпича, ресурсной базы и логистического центра. Проблема была и в том, что собственники действующих заводов не горели желанием их продавать.

«Владельцы актива сами не приходят, — объясняет Воложанин. — Они ждут, когда им позвонят». Осенью прошлого года он позвонил собственникам Челябинского завода эффективного кирпича. Переговоры шли несколько месяцев, и к лету Воложанин убедил их уступить ему завод за 288 млн рублей — по его словам, с 50%-ной скидкой к «объективной стоимости».

На построение холдинга предприниматель готов потратить $50 млн. Собственные средства составляют лишь десятую часть от этой суммы, остальное дают частные инвесторы и Сбербанк.

Сейчас Воложанин ведет переговоры с хозяином еще одного завода. Рассчитывает договориться до конца года, но настаивает на скидке: продавец просит 300 млн рублей, Воложанин предлагает на 100 млн меньше. «Владелец был готов к звонку — у него нет ни стратегии, ни команды, — говорит бизнесмен. — А актив хороший, год назад он стоил бы 350 млн минимум».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться