Частное дело | Forbes.ru
$59.17
69.43
ММВБ2155.82
BRENT62.62
RTS1147.61
GOLD1280.29

Частное дело

читайте также
+46082 просмотров за суткиМиллиардер Сулейман Керимов задержан в Ницце +527 просмотров за суткиОтветные меры. Могут ли в России запретить рекламу в Google +1255 просмотров за суткиГраницы в интернете. В России создают реестр разрешенных онлайн-магазинов +2964 просмотров за суткиБудет ли кризис на рынке жилой недвижимости в Москве? +1226 просмотров за суткиДеньги из космоса: Planet ежедневно фотографирует Землю с 200 спутников +3130 просмотров за суткиСтрана банкротов: почему топ-менеджеры вынуждены платить миллиарды +2805 просмотров за суткиИсповедь пессимиста из списка Forbes. Почему стартапы уезжают из России +17684 просмотров за суткиМиллиардер Дэн Гилберт рассказал, как мотивировать сотрудников делать добро +2035 просмотров за суткиДеньги за землю. Кому заплатят за строительство наземного метро в Москве +2007 просмотров за суткиИнвестиции в мемы. Приложение по созданию веселых надписей на фото привлекло $500 000 +1197 просмотров за суткиВ погоне за будущим: Uber купит беспилотные кроссоверы Volvo на $1,9 млрд +14958 просмотров за суткиГолосовой набор: самые высокооплачиваемые певицы мира. Рейтинг Forbes — 2017 +1053 просмотров за суткиCharity battle фонда «Друзья» собрал больше 8 млн рублей +3558 просмотров за суткиРука бога: как Канье Уэст помогает Adidas догонять Nike +5084 просмотров за суткиНеобоснованная выгода: как избежать претензий налоговой +2949 просмотров за суткиОпасное вращение: американские геологи предсказали рост числа землетрясений в 2018 году +2500 просмотров за суткиВ Сибири с Медведевым: Сечин в третий раз пропустит суд над Улюкаевым +946 просмотров за суткиДорогой кормилец: зачем модные бренды открывают собственные рестораны и чем рискуют +1580 просмотров за суткиРокфеллеры поехали: в Гонконге показывают коллекцию, выставленную на аукцион +2464 просмотров за суткиРаскулачивание «Газпрома». Почему его конкуренты хотят реформировать газовую отрасль +4324 просмотров за суткиКонец войны. Путин и Асад обсудили завершение операции в Сирии
03.11.2008 00:00

Частное дело

Никаких деривативов и «шортов» — фонды прямых инвестиций работают только с реальным сектором. Это ли не мечта инвестора в эпоху финансовой турбулентности?

«Сейчас отличное время для прямых инвестиций», — считает Роб Барр, партнер компании Pantheon Ventures, которая на таких инвестициях как раз и специализируется. Это понятно: цена активов упала, отыскать хорошие и дешевые объекты для вложения средств теперь легче. Кроме того, фонды прямых инвестиций (private equity funds) работают с непубличными компаниями — их акции не могут в одночасье обвалиться из-за новостей, например, о том, что Конгресс США не принял плана по оздоровлению американской экономики.

Фонды прямых инвестиций специализируются на том, что покупают пакеты акций в компаниях, приводят дела фирмы в порядок и через несколько лет расстаются со своей долей либо в частном порядке, либо через IPO.

Наиболее распространены среди private equity funds фонды buyout, которые покупают значительный пакет (не меньше блокирующего), нередко привлекая для этого кредитные ресурсы. Менее распространены венчурные фонды, инвестирующие в компании на ранних стадиях развития, и фонды distressed, которые работают с фирмами, переживающими трудности.

По данным американской компании Preqin, специализирующейся на исследовании сектора прямых инвестиций, средний срок жизни фонда — 10–12 лет. Формирование занимает около 15 месяцев, затем фонды закрываются для новых денег и продать долю становится практически невозможно. «В течение первых трех-пяти лет фонды инвестируют средства, и только после этого могут начаться первые выплаты», — рассказывает Селим Элген, управляющий директор Citi Private Bank по Центральной и Восточной Европе (банк предлагает клиентам несколько фондов private equity).

Несмотря на кредитный кризис, который начал расползаться по миру с августа 2007-го, в прошлом году фонды private equity привлекли почти $500 млрд новых инвестиций, а вложили рекордные $686 млрд. Для сравнения: в 2006 году инвесторы принесли в фонды $450 млрд, а инвестиции составили чуть более $500 млрд.

Фонды прямых инвестиций в основном предназначены для институциональных инвесторов — страховых и инвестиционных компаний, пенсионных фондов. На их долю приходится 95% всех активов фондов, которые, по данным Preqin, достигают $2 трлн. Всего лишь 5% приходится на частные инвестиции — долгий горизонт инвестирования устраивает не всех.

Элген из Citi Private Bank считает, что около 10% сбалансированного инвестиционного портфеля состоятельного частного инвестора должно приходиться на private equity. Александр Зиммерманн, глава группы по консультациям и инвестиционным решениям частного банка SG Hambros, называет оптимальной долю в 5–10% портфеля.

По словам Тима Фридмана, представителя Preqin, чтобы стать участником венчурного фонда, может быть достаточно и $250 000, а фонды buyout могут задирать планку и до $10–20 млн. «Но обычно нужно не менее миллиона долларов», — заключает он. По подсчетам Preqin, сегодня в мире около 1600 фондов прямых инвестиций, открытых для вложений. Всего же с 2003 года сформировано 4000 фондов, а планируют начать формирование в ближайший год около 500.

На что стоит обратить внимание при выборе фонда?

Собирать информацию о рынке прямых инвестиций даже сложнее, чем о традиционно непрозрачной индустрии хедж-фондов. «Поскольку реклама фондов прямых инвестиций запрещена Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC) и другими регулирующими органами, поиск инвесторов происходит очень замысловато, зачастую на основе личных связей», — говорит Фридман из Preqin. Его фирма регулярно обновляет базы данных о существующих фондах прямых инвестиций, собирая информацию об их доходности, стратегиях, агентах, совершенных сделках и т. п.

Среди лидеров индустрии — управляющие компании Carlyle Group, TPG, Kohlberg Kravis Roberts, CVC Capital Partners, Apollo Management, собравшие за минувшие пять лет десятки миллиардов долларов. В число их партнеров вполне может войти и состоятельный российский инвестор. Обращаться можно непосредственно в управляющую компанию. Например, Жереми Делекур, представитель французской AXA Private Equity, уверяет, что его компания постоянно собирает деньги инвесторов и создает новые фонды прямых инвестиций (минимальная сумма вложений — $1 млн). По его словам, сейчас открыты для инвестиций несколько фондов private equity с различными стратегиями.

Вложить деньги в фонд прямых инвестиций можно и через банки, работающие с крупными состояниями. Банкиры анализируют компетентность управленческой команды, результаты работы предыдущих фондов компании, проводят due diligence, предлагают как собственные продукты, так и фонды сторонних управляющих. Например, по словам Марвана Наджа, главы направления Private Equity швейцарского банка Pictet & Cie, в этом году клиенты банка могли приобрести фонды Avista Capital Partners II; Clayton, Dublier & Rice VIII; CVC European Equity Partners V и т. д. (латинские цифры в названиях фондов указывают на их общее количество у компании: предыдущие фонды уже закрыты для инвестиций). Также Pictet & Cie предлагает инвестировать в фонд фондов Monte Rosa (владеет долями в 20 фондах private equity). Каждый год банк создает новый фонд, минимальная сумма инвестиций — €250 000, средняя доходность предыдущих фондов — 27%.

Удобство работы через банки заключается в том, что клиентам позволяют вкладывать в «чужие» фонды прямых инвестиций суммы меньшие, чем определено правилами фонда. Марина Джерова, управляющая проектами private equity в HSBC Alternative Investments, говорит, что клиенты HSBC имеют возможность инвестировать $250 000, хотя фонды устанавливают более высокий порог входа. Такой же минимальный порог, $250 000, установил Citi Private Bank. Клиентам Citi Private Bank предлагается фонд, инвестирующий в европейские фирмы, инфраструктурный индийский фонд и фонд, работающий с азиатскими компаниями.

Стандартной платы за управление деньгами в фондах прямых инвестиций нет. Средний уровень издержек — до 3% от активов плюс 20% от прибыли. На выходе инвестор получает деньги плюс доход. Если, конечно, он будет: private equity довольно рискованны, ведь результат инвестиций можно будет оценить только через несколько лет.

Обычно фонды рассчитывают на доходность 15–25% годовых, но не исключены и более высокие прибыли. Жереми Делекур из AXA Private Equity утверждает, что внутренняя ставка доходности (IRR) фонда AXA LBO Fund III составляет 30%.

Как пишут авторы исследования британской компании International Financial Services London, с 1980-х годов прямые инвестиции приносили более высокие доходы, чем большинство публичных рынков акций и облигаций. За 10 лет, предшествовавших 2007 году, прямые инвестиции в Великобритании ежегодно приносили около 20%, в то время как британская недвижимость — не более 12%, акции и облигации дорожали в среднем за год на 6,3% и 6,5% соответственно.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться