Посредник — двигатель торговли

Можно ли работать с таможней напрямую? Можно, но дорого

На круглом столе, собравшемся прошлой зимой в здании Домодедовской таможни, импортер автомобильных запчастей Михаил Кулябин чувствовал себя лишним, хотя идею собрать вместе руководителей таможни, аэропорта, брокеров и бизнесменов подал именно он. «Разговор был смешной, — вспоминает Кулябин. — 
Я высказался. У брокеров претензий к работе таможни не было. Представительница еще одной компании неуверенно подтвердила, что у них те же проблемы, что у меня, но ее даже слушать не стали. Нас там попросту умыли». За месяц, пока готовилось мероприятие, против его компании «Автологистика» (оборот в 2007 году — 2,5 млрд рублей) было возбуждено полтора десятка дел об административных нарушениях.

Проблемы Кулябина с таможней в аэропорту «Домодедово», через который у фирмы шла большая часть поставок (15–20 партий ежемесячно), начались после того, как весной прошлого года он решил отказаться от услуг таможенных брокеров. «Они «помогайки», а не реальные таможенные брокеры», — объясняет Кулябин. Он решил, что с нехитрыми операциями по растаможке грузов вполне может справиться и его фирма.

Бизнесмен заблуждался. Через несколько дней после того, как Кулябин направил начальнику таможни письмо с просьбой об официальной встрече чиновников с бизнесменами и брокерами, чтобы обсудить накопившиеся проблемы, «Автологистике» устроили 100-процентный досмотр прибывшего груза. «С таким пристрастием нас досматривали впервые», — говорит он. Нарушений не нашли. Их обнаружили в следующий раз. За день до прибытия 730 кг запчастей компания сделала ошибку в декларации: вместо пластикового подкрылка была вписана подушка двигателя. Таможня завела дело об административном нарушении, несмотря на то что фирма ошиблась в пользу государства: при одинаковой стоимости подушка облагается 15-процентной пошлиной, подкрылок — 5-процентной. Позднее и суды нескольких инстанций признали, что компания Кулябина переплатила в бюджет.

В течение трех недель таможня вообще не пропускала ни одной поставки «Автологистики», отправляя их на склад временного хранения. На этом компания потеряла более 4 млн рублей. Запчасти растаможили только к майским праздникам. За текущий год штрафы за задержку со стороны заказчиков составили около 25 млн рублей, а косвенные убытки — отказ от поставок, потерю клиентов — Кулябин оценивает минимум в 50 млн рублей. До конфликта с таможней у Кулябина, по его словам, было около тысячи клиентов (дилеры, техстанции и сервисы). Сейчас вдвое меньше. Валерий Ефимов, глава дилерской компании «ВИГМА-авто», работающей с «Автологистикой», говорит, что его клиенты отказались от 15% запчастей из-за задержки груза и забрали предоплату. До конфликта с таможней Кулябин справлялся с заказом за неделю-две.

Предприниматель писал жалобы в московскую межрегиональную транспортную прокуратуру, ФСБ и службу собственной безопасности ФТС. Прокуратура сочла действия таможни правомерными, из ФСБ позвонили с советом «договаривайтесь по-хорошему». Он пытался вернуться к работе с брокерами, но те ответили отказом: «Нам сказали с вами не работать». Представители таможни и прокуратуры не стали комментировать конфликт с Кулябиным.

Таможенники завалили компанию официальными запросами, на которые директор, его заместитель и юрист целыми днями писали ответы. «Мы физически перестали успевать делать что-то, кроме переписки», — говорит Кулябин. «Автологистика» не осталась в долгу: предприниматель начал подавать иски против таможенников.

Кулябин признает, что напрямую взятку у него никто не вымогал. «Ну знаете, как это бывает — идут намеки», — говорит он. Один из брокеров, работающих с московскими авиатаможнями, на условиях анонимности рассказывает, что бакшиш таможенникам всегда включается в оплату услуг брокеров.

На полгода «Автологистика» заморозила оформление через домодедовский пост, переведя грузы на наземные посты в Москве. Издержки выросли на 60 000–90 000 рублей за партию. Плюс время: авиатаможни работают круглосуточно, растаможка шла в день прибытия, а на наземных постах срок оформления увеличивался на 2–3 дня.

В июле Кулябин выиграл первое дело против Домодедовской таможни — «Автологистику» признали невиновной. На момент подготовки номера оправдательные вердикты были вынесены еще по восьми делам, решение в пользу Домодедовской таможни — по одному.

В октябре Кулябин стал координатором движения «Союз независимых импортеров» и зарегистрировал сайт monopolizmu.net, где собирают подписи против готовящегося запрета на импорт продукции без письменного разрешения правообладателя. Его введение может ударить по импортерам и потребителям любых иностранных товаров, производимых под известными брендами: от пива до автомобилей и электронных гаджетов. Компания Кулябина, как и многие другие логистические фирмы, ввозит запчасти, не будучи официальным дилером иностранных концернов. Подписи под обращением уже поставили свыше 43 000 человек.

Помогает ли активная позиция бизнесу? Кулябин уже вернул в Домодедово десятую часть от прежнего объема поставок.

Новости партнеров