Обезжиренные

Нанятые по дешевке сотрудники будут воровать с удвоенной энергией

В июле Михаил перешел в динамично растущий банк зампредом правления. Перешел из банка более крупного, но менее динамичного — уперся там в карьерный потолок: выше — либо «свои», то есть акционеры и их близкие друзья, либо иностранцы, нанятые из-за неверия акционеров в возможность найти качественных людей в России. На новом месте его должность была на ступеньку выше, чем на прежнем, а бонус был обещан такой, что Михаил отмел последние сомнения.

В конце сентября стало ясно, что банк, всего два месяца назад сманивший к себе перспективного зампреда, не может расплачиваться по своим обязательствам без государственной помощи. Хедхантеры ничем не могут помочь Михаилу, хотя в проблемах банка он виноват меньше любого другого топ-менеджера. Хедхантеры нынче, мягко говоря, не завалены заказами от банков.

Михаил не в обиде на работодателя. Да, можно было бы обвинить акционеров банка в том, что, зная о рисках своего бизнеса, они до последнего момента продолжали нанимать дорогих сотрудников, обещая щедрые бонусы. Но правда жизни в том, что эти риски не просчитал почти никто в России. Сейчас со всех сторон слышно: «А я соломки подстелил». Но на самом-то деле еще летом все строили недешевые инвестиционные планы и готовились к росту в 2009 году. А осенью некоторые оказались у разбитого корыта — и пострадали не меньше, чем их сотрудники, потеряв почти все, что, как им казалось, имели.

Многие финансисты, оказавшиеся нынче в трудной ситуации, винят в своих проблемах не работодателей, а себя. Один из 110 000 человек, уволенных в этом году уолл-стритовскими банками, 27-летний аналитик, описал в своем блоге, как лишился работы. Банк поступил с ним не очень красиво — предложил уволиться, получив некоторую компенсацию, и пригрозил, что если работник не примет условий, то при сокращении не дождется и четверти предложенного. Соглашаться надо было сразу, без раздумий. И аналитик согласился, не зная еще, как будет гасить долг по кредитным картам в $28 000. Но никакого обвинительного пафоса в рассказе бывшего уолл-стритовца нет, скорее самобичевание: «В последние три года, работая в банке, я жил как полный идиот — тратил деньги, которых у меня не было, чтобы произвести впечатление на брокеров из фронт-офиса, от которых зависели большие бонусы».

Мои знакомые русские финансисты, попавшие в аналогичную ситуацию, не станут вот так, во всеуслышание, признаваться в собственной глупости. Это люди с довольно высокой, несмотря на кризис, самооценкой, не склонные впадать в уныние — но и не склонные жаловаться, когда приходится соглашаться на не слишком выгодные условия расставания с работодателем. Например, сообщалось, что «Ренессанс Капитал» сократил 100 сотрудников, заплатив им трехмесячную зарплату. Между тем при увольнении по сокращению штата работодатель по закону обязан платить сотруднику зарплату три месяца с момента уведомления, а потом выдать выходное пособие не менее месячного заработка. То есть сокращаемые служащие могли претендовать на четвертый оклад, а инвестбанк, недавно спасенный Михаилом Прохоровым, вполне мог бы его выплатить. Но дело решилось иначе: в финансовом бизнесе многие из увольняемых, как это ни странно, понимают, что были для своей организации «жиром», а времена настали отнюдь не жирные. Вот почувствует рынок себя получше — можно будет вернуться в хороший инвестбанк. А скандалить из-за лишнего оклада — значит уменьшить свои шансы на такое будущее.

В индустрии финансов, что ни говори, капитализм со звериным оскалом. Здесь мало кто ждет милостей от рынка, работодателей, вообще от жизни. Но при всем том финансы — один из самых цивилизованных секторов российской экономики. Я наблюдал, как потирают сейчас руки владельцы сетевых торговых компаний: для некоторых из них кризис — прекрасная возможность уволить неквалифицированный низовой персонал (который в последние годы приходилось нанимать слишком дорого), а вскоре набрать таких же людей за меньшие деньги. Это можно проделать даже абсолютно легально и вбелую: сократив штат в одной компании, тут же открыть вакансии в другой — ничто в российских законах этому не мешает. Сокращать персонал начинают сейчас даже компании, еще не ощутившие падения продаж, не нарвавшиеся на марджин-коллы, не лишившиеся кредитного финансирования. Кризис — отличный и не допускающий возражений повод для оптимизации всего и вся.

За невынужденные — и часто куда менее красивые, чем в банках, — увольнения владельцы таких компаний начнут платить уже совсем скоро: нанятые по дешевке сотрудники будут воровать с удвоенной энергией. Это российская компенсация за отсутствие настоящих профсоюзов, которые как раз в таких ситуациях, как нынешняя, особенно полезны рабочему классу.

Впрочем, можно посмотреть на дело и с другой стороны: кто виноват в том, что профсоюзы не создавались, когда рынок труда был рынком продавца? Теперь, когда это рынок покупателя, построить их совсем уж проблематично. Работники расплачиваются жесткой потерей работы за собственную пассивность в «жирные» годы.

Этика трудовых отношений? За нее воевать надо было раньше. А взаимная горькая вежливость увольняемых финансистов и их работодателей — штука уникальная: она плод иных, чем в остальной экономике, представлений о справедливости.

Автор — советник генерального директора холдинга «КИТ Финанс»

Новости партнеров