03.01.2009 00:00

Нефтяной индекс

В начале декабря я был в Новосибирске, где познакомился с капитанами местного бизнеса. Они посмеивались над виртуальностью «московской» экономики, делились планами на новый год, да и вообще излучали оптимизм. Я спросил у одного улыбчивого девелопера, видит ли он «дно» кризиса, и тот ответил: цены на недвижимость придут в соответствие с ценой на нефть. То есть если нефть откатится на несколько лет назад, то туда же откатится и недвижимость.

Видеть цель полезно, это облегчает планирование. А с планированием в последние пару месяцев у всех компаний большие проблемы. Поскольку никто не знает, какими будут продажи в наступающем году, нельзя определить и расходы. Значит, не составляются бюджеты на маркетинг, не выделяются средства на закупку нового оборудования и т. д. Компании поддерживают статус-кво, урезая расходы и ожидая прояснения ситуации, иными словами, момента, когда наступит новый баланс спроса и предложения и определится реальная цена товаров — металлов, недвижимости, рубля, рабочей силы и всего остального.

Цена на нефть всегда имела критическое значение для России. С ее падением связывают крах советской экономики, ее рост стал основным локомотивом сытой путинской восьмилетки. Я недавно сказал одному банкиру, что наш финансовый сектор пострадает меньше американского, так как деривативы были развиты меньше. Но собеседник меня поправил: «У нас вся экономика была деривативом от цены на нефть».

А раз уж имеется такой консенсус, то давайте вместе с новосибирским девелопером перенесемся назад, в тот год, где цена на нефть марки Brent была близка к нынешним $45 за баррель. Получится 2004-й со средней ценой в 38 тех еще, старых, долларов. Московская недвижимость стоила тогда 40 000–50 000 рублей за 1 кв. м, или в три с лишним раза ниже цен начала 2008-го. Возможен ли такой откат назад? Отвечая 4 декабря на вопросы россиян, Владимир Путин заметил, что «реальная стоимость [квадратного метра] в Москве и Петербурге… — это примерно 42 000 — 44 000 [рублей]». Ошибка это или прогноз, никто не понял.

Сколько будет стоить рабочая сила? Учитывая, что зарплаты офисных сотрудников росли с 2003-го на 9–12% в год, можно говорить, что в начале 2004-го они были на 40% ниже нынешних.

2004-й был вообще-то довольно мрачным. Последний год страшных терактов: Беслан, рейсы из «Домодедова», станция метро «Рижская»… Настроение у инвесторов было паршивым: индекс РТС колебался в тот год от 785 в апреле до 518 в сентябре. Но экономика тем не менее выросла на 7,1%. Возможно, цены и вернутся на уровень пятилетней давности. Вопрос — как вернуть экономический рост? Одна составляющая для этого есть — дух предпринимательства (см. подробнее материал «Креатив спасет мир»). Но нужны также смелые действия властей: государственные инвестиции в инфраструктурные проекты, новый НЭП, который открыл бы дорогу частным инвестициям. И тогда мы не будем вспоминать 2009-й как год кошмаров.

Новости партнеров