03.01.2009 00:00

Контекст

Чужие мнения, которые нас вдохновляют, раздражают и удивляют

То не беда, если за рубль дают полрубля; а то будет беда, когда за рубль станут давать в морду.

— Михаил Салтыков-Щедрин

Два мира — два понимания

[Для новой версии «холодной войны»] нет и идеологических оснований. В прежние годы это имело хотя бы идеологическое оправдание: два мира, две системы, соревнование между ними. Сейчас у нас одни ценности. Надо только добиться того, чтобы мы эти ценности понимали одинаково. Это самое сложное.

— Дмитрий Медведев в интервью индийскому телеканалу

Вне зоны действия

Финансовые потрясения не позволят членам Евросоюза из Восточной Европы в ближайшие годы войти в зону евро, как они рассчитывали. Впрочем, это может оказаться и к лучшему. Девальвация национальных валют поможет их экономикам и снизит напряженность среди «старых» членов ЕС.

— Газета.ru

Кризис обещаний

Никакой катастрофы, впрочем, не произойдет. Не пропадут с полок сахар и соль — если только государственное телевидение не станет ежедневно сообщать, что от них ломятся склады. Катастрофы я не боюсь, боюсь другого. Как всякий экономист, я склонен думать, что популярность правительства в первую очередь определяется ситуацией в экономике. Можно как угодно относиться к «режиму Медведева/Путина», но очевидно одно: за последние восемь лет большинство населения стало жить значительно лучше — это легко подтверждает любая статистика потребления. Стали жить лучше и поверили, что так будет всегда. Даже и еще лучше. Как обещали пятьдесят лет назад: «Новое поколение советских людей будет жить при коммунизме». Планы «на коммунизм» вновь придется пересмотреть. Однако любое серьезное снижение темпов роста личных доходов сегодня будет восприниматься как обман. Очередной обман населения властью. Популярность которой (несколько тому примеров мы хорошо помним) рушится в одночасье. Если это случится, навязшая в зубах критика сегодняшнего режима вряд ли окажется актуальной.

— Петр Авен, президент Альфа-банка, в «Русском Пионере»

Главный пузырь

Мир споткнулся о перепроизводство свободы. Человеку предложили гигантский выбор, покрывающий его мыслимые и угадываемые потребности. Но разнообразие — не бесплатная штука. Помимо рисков неугадывания трендов, свойственных фирмам и отраслям, экономике в целом присущ риск переоценить совокупный спрос на желания. Вера в готовность принять и обслужить слишком много свободы — вот главный пузырь… Общечеловеческий рюкзак, набитый всякой всячиной на любые предполагаемые обстоятельства, оказался неподъемным.

— Александр Долгин, предприниматель и профессор ВШЭ, в «Ведомостях»

Суть во спасение

У правительства есть ошибки. Но если говорить о 
сути дискуссии между денежными властями и «Деловой Россией», то она именно в этом: вы финансируете американскую экономику [размещая средства стабфонда в госбумаги США] и не хотите давать деньги на развитие лесоперерабатывающей промышленности, химической промышленности, Мурманского региона и т. п. Ну, дали бы денег. Но что было бы тогда? Мы бы не смогли пройти сентябрь — октябрь 2008 года. Ведь вся макроэкономическая ситуация развернулась: до сентября — сдерживание притока капитала, с сентября — безудержный отток. Оттого и фондовый рынок так резко упал. В этой ситуации коллапс банковской системы был не за горами. И ясно, что только суть макроэкономической политики спасла Россию осенью 2008 года.

— Анатолий Чубайс, гендиректор «Роснано», в «Ведомостях»

Немецкий порядок

Проблему сохранения нашего города не способна решить ни одна петербургская администрация. Может быть, нужно приглашать на ключевые посты, в том числе губернатора, специалистов, например, из Германии.

— Александр Сокуров, режиссер, в газете «Дело»

Новости партнеров