Кофейное несварение | Forbes.ru
$58.86
69.39
ММВБ2140.67
BRENT63.67
RTS1145.75
GOLD1256.60

Кофейное несварение

читайте также
+3 просмотров за суткиСоперница Путина. Как Ксения Собчак стала голосом оппозиции +8 просмотров за суткиНе только елкам сиять. Ювелирная распродажа в московском офисе Christie`s +131 просмотров за суткиБанк России принял решение о санации Промсвязьбанка +181 просмотров за суткиРусская рулетка. Как западные нефтяные компании выучили правила игры +5091 просмотров за суткиForbes Special Dinner по случаю выхода книги Петра Авена «Время Березовского» +332 просмотров за суткиТехнологические тренды 2018 года: роботы вместо людей +527 просмотров за суткиЧто-то новенькое. Даже самая успешная бизнес-модель нуждается в изменениях +1592 просмотров за суткиКурьезы валютного контроля. Почему законы в этой сфере нужно менять +627 просмотров за суткиСтавки вниз. Москва опустилась в рейтинге самых дорогих офисов мира на 23 место +6171 просмотров за суткиОтменить смерть. Может ли человек бросить вызов своим генам +3656 просмотров за суткиУ миллиардера Михаила Прохорова могли зависнуть деньги на Кипре +8253 просмотров за суткиПрезидент шутит. Как менялся юмор Владимира Путина +1051 просмотров за суткиДеньги в космос: японский стартап привлек рекордные $90 млн для полета на Луну +1913 просмотров за суткиНаше золото. Российские специалисты стали популярнее за рубежом +5621 просмотров за суткиПонять и простить. Кто воспользуется налоговой амнистией Владимира Путина +349 просмотров за суткиРежиссер Димитрис Папаиоанну: «Обнаженное тело — повод для восхищения» +2569 просмотров за суткиНазад к сберкассе. Bank of America считает, что россиянам достаточно 40-50 банков +12977 просмотров за суткиВиртуальная ценность. Почему биткоин не стоит вашего внимания +2044 просмотров за суткиБлокчейн в Кремниевой долине: русские, анархия и новые требования к ICO +1931 просмотров за суткиМиллиардер Керимов вложился в акции Snapchat до выхода компании на IPO Дайте жалобную кнопку: за что крупные компании платят миллионы стартапу Copiny
#Кофе Хауз 03.01.2009 00:00

Кофейное несварение

Ради первого места на рынке владельцы «Кофе Хауза» заложили половину компании. Теперь, когда бизнес перестал расти, им нужно быть особенно экономными

Бизнес становится жестче. «Теперь нас чаще штрафуют за промахи в сервисе. Даже за мелкие, которые раньше не всегда замечались, — жалуется администратор одной из московских кофеен «Кофе Хауза». — И с сотрудниками компания расстается гораздо легче, чем ранее». Более того, «Кофе Хауз» не стал продлевать контракт с руководителем отдела маркетинга и продаж, которого два года назад не без труда переманил из Starbucks. Крупнейшая в России сеть кофеен — 222 точки в семи городах — перешла в режим экономии во всем, вплоть до канцелярских товаров. Еще летом в отделе развития «Кофе Хауза» начали сокращать персонал. А в сентябре, когда стало ясно, что экономический кризис может затянуться, компания решила на полгода отказаться от открытия новых заведений.

Основатель сети Тимур Хайрутдинов, пожалуй, самая закрытая персона в кофейном бизнесе. Известно, что сетью №2 на рынке — «Шоколадницей» (197 заведений) — владеет семья Колобовых, открывшая в Москве не один популярный ресторан (например, «Панчо Вилья» и Hard Rock Cafe). «Кофе Бин» (13 кофеен) создавал американец русского происхождения Джерри Рудитсер, а «Кофеманию» (11 кофеен) — один из основателей «Копейки» Игорь Журавлев. Все они не раз давали интервью, в которых рассказывали, как начинали свои проекты. Чем до «Кофе Хауза» занимался Хайрутдинов, даже не все коллеги по рынку знают. «Кажется, пришел в кофейный бизнес из ресторанного», — припоминает Андрей Эльсон, гендиректор компании «Импортеры кофе КЛД». По другой версии, в 1990-х Хайрутдинов владел развлекательным клубом. «Кофейни точно не были его профильным бизнесом», — говорит председатель ассоциации «Росчайкофе» Рамаз Чантурия.

Известно, впрочем, что свой первый «Кофе Хауз» Тимур Хайрутдинов открыл в сентябре 1999 года в новом столичном торговом центре — галерее «Актер» на Тверской улице. На тот момент, кроме «Кофе Бин» с двумя заведениями, никаких кофейных сетей в Москве (да и за ее пределами) не существовало. Открыв за год еще четыре кофейни, Хайрутдинов понял, что выбрал перспективное направление, но, чтобы развивать сеть дальше, нужен крепкий управленец. В 2000 году бизнесмен пригласил на пост гендиректора Владислава Дудакова из российского McDonald’s. Молодой и амбициозный менеджер отдал крупнейшей сети фастфуда 11 лет, пробившись из рядовых сотрудников в управляющие ресторанами. За предложение Хайрутдинова Дудаков ухватился с энтузиазмом: основатель «Кофе Хауза» дал ему карт-бланш на решение всех операционных вопросов и предложил опцион на 5% акций — по 1% за год работы.

Уже при новом гендиректоре Хайрутдинов какое-то время продолжал принимать живое участие в деятельности компании. «Поначалу Тимур был нашим дизайнером, решал, какую стену в какой цвет покрасить», — рассказывает Дудаков, который характеризует своего босса как человека «творческого, с прекрасными идеями и необычным взглядом на вещи». Тем временем сам Дудаков фанатично добивался поставленной цели — быть первыми. Когда он узнал, что питерская «Идеальная чашка» готовится открыть заведение в Москве, то объявил подчиненным: «Мы должны появиться в Петербурге раньше, чем они у нас, — на пять минут, на час, на день». «Кофе Хауз» опередил «Идеальную чашку» на два дня. И в конечном счете переиграл соперника на его же поле: сейчас у компании в северной столице 59 кофеен, тогда как у «Идеальной чашки» — всего 11. Общие темпы роста «Кофе Хауза» впечатляли: к концу 2003 года было 30 кофеен, через два года — 70, к концу 2007-го — уже 177.

Мобильность — конек «Кофе Хауза», признают конкуренты. «Многие помещения, которые у нас вызывали сомнения, «Кофе Хауз» брал без вопросов», — говорит менеджер «Кофемании», пожелавший сохранить анонимность. Но чем больше становилось «Кофе Хаузов», тем чаще в их адрес сыпались упреки в низком качестве напитков и сервиса. Дудаков парирует: «Не скрою, периодически у нас бывают проблемы с сервисом. Ведь мы развивались очень быстро».

Росли и издержки. Увеличивались арендные платежи, а в 2006 году акционеры «Кофе Хауза» затеяли весьма затратный проект — строительство цеха по обжарке кофе. Самостоятельная обжарка позволила бы в будущем экономить на закупках сырья. Предприятие мощностью 30 000 т в месяц обошлось в $3 млн (у ближайшего конкурента, «Шоколадницы», такого производства до сих пор нет). В том же году Дудаков нанял руководителем отдела маркетинга и продаж выходца из Starbucks Бэзила Василоу. Грек-киприот, управлявший пятью сотнями кофеен на Ближнем Востоке, появился в «Кофе Хаузе» как нельзя кстати. В погоне за клиентом сеть настолько расширила ассортимент, что ее заведения превратились в нечто среднее между кофейнями и ресторанами. Василоу на треть сократил число «некофейных» блюд в меню (салатов и сэндвичей), а ради повышения рентабельности перевел некоторые точки на самообслуживание.

Тем не менее в 2007 году компания показала чистый убыток в $5 млн при выручке $80 млн (данные «СПАРК-Интерфакс»). Да и быстро растущая «Шоколадница» стала доставлять сети Хайрутдинова много беспокойства. По словам Дудакова, арендодатели сталкивали компании лбами, устраивая между ними соревнование за помещения, что влетало в копеечку. В конце 2007 года в «Кофе Хаузе» впервые взялись составлять бизнес-план на три года (раньше план готовился только на год) и пришли к выводу, что без крупного займа вырасти к 2010 году до 300 кофеен не удастся.

Найти деньги тогда проблемы еще не составляло. Тимур Хайрутдинов обратился за помощью в Экспобанк, председатель правления которого Кирилл Якубовский был его близким другом. «Кофе Хауз» несколько раз брал в Экспобанке небольшие кредиты. Но получить 220 млн рублей сроком на три года компании удалось только под залог 49% акций. «Что мы могли еще предложить? Разве что барные стойки…» — иронизирует Дудаков, которому вместе с акциями основного собственника пришлось отдать в залог и часть своего пакета. Акции были оформлены на владельцев банка — Якубовского и двух его партнеров. В марте 2008 года те договорились о продаже своего бизнеса британскому Barclays, к нему перешли и акции кофейной сети. Таким образом у сети появился новый залогодержатель, на дружеское расположение которого Хайрутдинов уже не мог рассчитывать. А осенью владельцам «Кофе Хауза» стало ясно, что пора затягивать пояса. Отказавшись от расширения кофейной сети, они «заморозили» и два параллельных проекта — рестораны «Азия-Кафе» и «Винегрет-Кафе» (всего 16), которые открывали рядом с кофейнями для максимального привлечения клиентов.

По словам директора компании «Ресткон» (ресторанный консалтинг) Андрея Петракова, крупнейшие кофейные сети в России работают на грани рентабельности либо с 5–10-процентной прибылью. При падении посещаемости сеть оказывается в минусе, особенно если обременена долгами. А у «Кофе Хауза» слишком много точек, которые пока еще не приносят прибыли, — в этом году компания Хайрутдинова открыла 45 новых кофеен.

Дудаков признает, что рост выручки сети замедлился. Его администраторы говорят конкретнее. «Выручка падает — это видно по количеству посетителей», — рассказывает один из них (администратор — низшая руководящая должность в «Кофе Хаузе», над ним стоит директор, еще выше — управляющий кофейней). По его словам, в менеджменте идут перестановки, особенно среди управляющих — «чтобы вдохнуть новые силы в компанию».

Пока «Кофе Хаузу», как уверяет его гендиректор, хватает средств для обслуживания долга. Советник предправления Экспобанка Евгений Ретюнский подтвердил Forbes: обязательства по кредиту «исполняются в полном объеме». Если бизнес сети пойдет под гору? «Возможно, мы будем привлекать к сотрудничеству инвестиционные фонды, искать стратегического инвестора», — рассуждает Дудаков. И добавляет: «Мы делаем все для того, чтобы сохранить компанию». Так что оштрафованным администраторам еще будет на что пожаловаться.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться