Опытный образец | Forbes.ru
$58.89
69.1
ММВБ2131.17
BRENT63.92
RTS1139.98
GOLD1241.42

Опытный образец

читайте также
+13 просмотров за суткиАндрей Гешель о том, что такое trusted outsourcing* и как заставить его работать на бизнес +133 просмотров за суткиЗолотая бутса. Лионель Месси станет самым высокооплачиваемым футболистом мира Аутсорсинг государства. Зачем Сбербанк решил заняться выдачей паспортов Большая разница: собственная IT-служба или специалист на аутсорсинге Карта мира: как заключать контракты с партнерами из других стран +1 просмотров за суткиРазделяй и властвуй: как сотрудники «по требованию» меняют корпоративный мир На том конце провода: как наладить общение с клиентом при небольшом бюджете +15 просмотров за суткиНаемный труд мертв: почему компания эффективнее без сотрудников Места знать надо Нечужой среди своих: как Фабио Капелло научился понимать Россию Школа молодого миллиардера: что поможет проверить подрядчиков из Китая Продажа стартапа: 9 неприятных сюрпризов для покупателя Школа молодого миллиардера: вся правда о жизненном цикле стартапов Как получить пользу от плутоватых сотрудников Провал Boeing: 7 уроков, которые следовало бы извлечь бизнесу Договориться с «Газпромом» и умереть Почему нельзя запрещать кадровый аутсорсинг Развод по расчету Передача информации Сила аутсорсинга Как выбрать бухгалтера
#аутсорсинг 03.02.2009 00:00

Опытный образец

Ирина Телицына Forbes Contributor
Как российская научная фирма вписалась в мировое разделение труда

Основатель фирмы «Контракт» Павел Лазарев, 65-летний доктор биологических наук и обладатель семи десятков патентов, перед Новым годом собрал сотрудников на экстренное совещание. Тема — корпоративная культура. Накануне уборщица повесила в мужском туалете призыв «Будьте аккуратны», а на столе офис-менеджера Лазарев заметил небрежно оформленные поздравления партнерам, написанные от его имени (показав их всем собравшимся, он демонстративно швырнул конверты в мусорную корзину). «Вы достигаете научных результатов быстрее, чем японцы. Но нельзя забывать, что вы представляете компанию, которая сидит здесь», — Лазарев показывает слайд с изображением офиса фирмы Crysoptix, основанной им в Токио.

В столице Японии Лазарев проводит больше времени, чем в Москве. Когда-то он занимался молекулярной электроникой в Академии наук — изучал органические вещества, свойства которых можно использовать в электронной промышленности. В 1991 году, осознав, что коммерчески успешные научные разработки у нас невозможны, уехал в Калифорнию. Там он основал компанию Optiva, которая занялась коммерческим использованием изобретенной им с коллегами технологии «каскадной кристаллизации», позволяющей делать жидкокристаллические дисплеи тоньше и дешевле. Optiva привлекла деньги венчурного фонда, который поставил во главе фирмы новых менеджеров. Лазарев в 2005 году продал свои акции и основал в Японии компанию Crysoptix, использующую ту же технологию и ориентированную на тех же клиентов. А исследовательский центр — фирму «Контракт» — он организовал в России.

Экспортная выручка московской компании в 2008 году — $3 млн. Неплохо, если учесть, что за рубеж компания поставляет отчеты и образцы — интеллектуальную продукцию в чистом виде. «По такой же модели могли бы работать разработчики биотехнологий, новых материалов, — говорит Дмитрий Репин, профессор кафедры экономики и финансов фирмы в Высшей школе экономики, до ноября 2007 года работавший у Лазарева. — Но я не знаю другой такой компании в России». И дело не только в том, что в отечественном R&D не хватает дельных организаторов вроде Лазарева. «Чтобы создавать такие компании, надо менять людям мозги, — говорит Репин, имея в виду научных работников. — Хорошего образования мало, нужна еще и способность к восприятию чего-то нового».

Юлия Гордеева, административный управляющий «Контракта», вспоминает, что первые встречи и мозговые штурмы проходили в одном из «Кофе Хаузов». Теперь фирма занимает три этажа отдельно стоящего здания на территории Российского химико-технологического университета им. Д. И. Менделеева (альма-матер Гордеевой и многих других сотрудников «Контракта»). В основном там расположены небольшие лаборатории, напичканные аппаратурой для химических и физических исследований. Все отчеты в «Контракте», даже для внутреннего пользования, пишутся на английском, который обязаны знать даже лаборантки.

Техническое задание — целевые показатели по свойствам и цене материала, который нужно разработать, — «Контракт» получает от Crysoptix, выступающей заказчиком российской фирмы. Откуда берутся эти цифры? И основатель компании, и менеджеры (президент японской фирмы сейчас — сын Павла Лазарева Александр, получивший техническое образование в США и несколько лет работавший инженером в Boeing) поддерживают тесные, часто неформальные контакты с производителями компонентов для ЖК-панелей в Юго-Восточной Азии. «Я давно пью пиво с инженерами Sharp и понимаю, над какими проблемами они головы ломают. Должен быть ясен рынок, на который твоя разработка нацелена», — говорит Лазарев-старший. Первым заказчиком, оплатившим научную работу «Контракта», был его давний японский приятель.

Помимо компонентов для ЖК-дисплеев «Контракт» работает над созданием органических солнечных батарей и полупроводников из углеродных материалов (схема та же: заказчиками разработок выступают основанные Лазаревым за границей компании Cryscade Solar и Carden Semicon). Вся интеллектуальная собственность защищена. Оформлением международных патентов — Лазарева интересует именно глобальный масштаб — занимается его лондонская фирма Kontrakt Technology Limited (KTL). По оптическим пленкам зарегистрировано уже семнадцать патентных заявок, по солнечным батареям — одна, по углеродным материалам — пять.

В основе нескольких проектов, над которыми трудятся 45 специалистов «Контракта», лежит все та же технология каскадной кристаллизации. Она позволяет получать новый материал с заданными свойствами в результате нанесения специального химического состава на подложку и его кристаллизации в процессе сушки. Первая стадия исследования — молекулярный дизайн, синтез, изобретение формулы раствора. Вторая — тестирование. Третья — разработка пилотной технологии производства; вещество, синтезированное в пробирке, при больших объемах меняет свойства. «Десятки раз приходится все с нуля начинать. Оптические пленки, например, должны быть бесцветными, а получались то желтыми, то меняли цвет по прошествии времени», — говорит Артур Гейвандов, заместитель гендиректора «Контракта» по исследованиям и разработкам. Артуру всего 30 лет (средний возраст сотрудников компании — 35 лет), раньше он работал в исследовательском центре Samsung — координировал работу с научными институтами. В «Контракт» перешел не задумываясь. «Скучно было в большой компании, а тут много чего можно сделать», — объясняет он.

Результат научных исследований часто непредсказуем, сложно планировать и срок вывода продукта на рынок. Гейвандов рассказывает, что целый год ушел на создание демонстрационного образца оптической пленки на подложке (ретардера), однако в итоге у потенциальных заказчиков отпали вопросы об эффективности технологии — пластина прекрасно пропускала свет и одновременно обеспечивала высокую контрастность, даже если смотреть на экран под углом 60°. По сравнению с тянутыми полимерами, которые используются для поляризации света в современных ЖК-дисплеях, ретардер в 20 раз тоньше и в 5–10 раз дешевле в производстве.

В новой технологии теоретически могут быть заинтересованы все ведущие производители ЖК-панелей, которые, по оценке аналитической компании DisplaySearch, продали в 2008 году своей продукции на $26,5 млрд. Разработки новых материалов, удешевляющих производство и улучшающих качество ЖК-панелей, ведут Samsung, Toshiba, LG. Philips LCD. Объем рынка собственно ретардеров, которые совершенствует «Контракт», оценивается в $3,1 млрд. Их производством занимаются, например, Konica Minolta, 3M, Merck.

Проект по оптическим пленкам для ЖК-дисплеев, стартовавший три года назад, вышел на завершающую стадию — речь идет уже не об опытных образцах вещества, а о пилотном производстве изделий с его использованием. Сейчас химический состав, разработанный в «Контракте», синтезируют килограммами (заказ разместили на заводе в Чехии: в России никто не брался сделать 5 кг за полтора месяца) и в бутылях поставляют клиентам для совместных экспериментов. Формула вещества запатентована, но в патенте не указаны особенности, которые надо иметь в виду при производстве. Это ноу-хау будет передано покупателю технологии. Его поиски — прерогатива «японской» Crysoptix.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться