03.02.2009 00:00

План Обамы — победа России

Сергей Гуриев Forbes Contributor
Увеличение госрасходов в России не должно дать отрицательных эффектов

Главный вопрос сегодняшнего дня — что может сделать государство для борьбы с кризисом. Учебник макроэкономики для первого курса дает однозначный ответ: потратить как можно больше денег.

Это решение взято из работ Джона Мейнарда Кейнса 70-летней давности. Логика очень проста. Предположим, что во время рецессии цены и зарплаты зафиксированы (чтобы восстановить баланс между спросом и предложением, они должны упасть, но падать они не умеют). В экономике возникает кризис недостаточного спроса, или, как нас учили в СССР, «кризис перепроизводства». Может ли государство восстановить спрос? Ответ Кейнса: да. Надо просто увеличить госрасходы — например, за счет строительства дорог или жилья. Тогда строительные рабочие и компании получат дополнительные доходы. Предположим, что из каждого дополнительного доллара рабочие отложат 20 центов, а 80 потратят. Тогда спрос в экономике увеличится на $1 за счет строительства дорог плюс на $0,8 за счет спроса рабочих плюс на $0,8x$0,8 за счет тех, кто продаст свои товары рабочим, и т. д. Итого ВВП вырастет на $1+0,8+0,8x0,8+0,8x0,8x0,8+…=$5! Этот эффект называется кейнсианским мультипликатором. Государство, потратив $1, увеличило ВВП на $5!

Еще не вступив в президентскую должность, Барак Обама объявил, что он реализует такую программу на $800 млрд за два года (это порядка 3% ВВП в год). Не слишком ли много? Если предположить, что домохозяйства тратят 80% своих доходов, то американский ВВП вырастет на 30%! А если они сберегают лишь 5%, а тратят 95% (как это было в последние годы)? Речь идет о двукратном росте! Может, советники Обамы, включая многомудрых Ларри Саммерса, Кристину Ромер, Пола Волкера и Олстан Гулсби, не читали учебников?

На самом деле учебники первого курса несколько отстали от современной науки. Значение кейнсианского мультипликатора в американской экономике по самым оптимистическим оценкам находится в диапазоне 1–1,5. Более того, многие экономисты доказывают, что мультипликатор даже меньше единицы. Как это может быть? Все дело в том, что дополнительные госрасходы вытесняют частное потребление. Домохозяйства понимают, что за увеличение госрасходов сегодня им придется платить завтра — более высокими ставками процента по ипотечным кредитам (за счет роста госдолга), более высокими налогами (включая инфляционный налог на обесценивающийся доллар). Поэтому, узнав об увеличении госрасходов, они затягивают пояса — сокращают личное потребление, больше откладывают на пенсию, выплачивают ипотечные кредиты.

Эта логика объясняет также, почему не работает еще одна формула из учебника — что лучше увеличить госрасходы, чем снизить налоги. На первый взгляд, рост госрасходов увеличивает спрос напрямую, а сэкономленные на снижении налогов деньги лишь частично тратятся на потребление (то есть мультипликатор от снижения налогов будет равен не $5, а, скажем, $4). На самом деле ситуация совсем другая. Ведь описанный выше эффект не имеет места в случае снижения налогов. Зная, что дополнительного, обусловленного кризисом повышения госрасходов не произойдет, потребители не боятся будущего и воспринимают снижение налогов как подарок. Безусловно, большая часть его пойдет на погашение ипотечных кредитов. Но оставшееся поможет увеличить потребление.

Какие именно налоги снижать? Зависит от приоритетов. Во время рецессии особенно важной политической задачей становится сохранение занятости. Поэтому многие экономисты предлагают снижение налогов на труд. Такую меру содержит и пакет Обамы — его советники предлагают существенно сократить налоги на труд для низкооплачиваемых работников. В своей недавней работе американские экономисты Марк Билс и Пит Кленоу показали, что снижение налога на труд на шесть процентных пунктов ведет к увеличению занятости в экономике примерно на 4,2% (эта цифра складывается из сокращения безработицы на 2,8% и увеличения отработанных человеко-часов на 1,2%).

Действуют ли эти закономерности в России? Ситуация у нас существенно отличается от американской, и в первую очередь тем, что государство в любом случае обязано произвести значительные расходы в ближайшие годы — в том числе и на строительство дорог и прочей инфраструктуры. Поэтому увеличение госрасходов в 2009 году, при условии, что это перенос на текущий год госрасходов будущих периодов, не должно иметь отрицательных последствий. Кроме того, российские потребители в отличие от американцев привыкли не задумываться о долгосрочных последствиях — опыт 1980–1990-х годов показал, что часто это не имеет смысла. Россияне не верят ни в то, что можно накопить на пенсию, ни в то, что государство удержится от повышения налогов (в первую очередь от повышения инфляционного налога). Поэтому в России увеличение госрасходов не должно вызвать отрицательных эффектов. В конце концов, будущий рост госдолга не ляжет бременем на плечи детей сегодняшнего среднего класса, а будет выплачен за счет налогов на нефтяных олигархов, когда сырьевые цены опять пойдут вверх.

Рецепты снижения налогов на труд тем более применимы в России: чтобы избежать роста безработицы и снижения занятости, стоит не повышать, а снижать единый социальный налог. Да, это не соответствует долгосрочной модели российской пенсионной системы. Но к этому вопросу можно будет вернуться после кризиса.

Новости партнеров