Вкус халвы

Игорь Сердюк Forbes Contributor
Гордость винных домов не помеха для гибкой ценовой политики

Одна из глав «Камаcутры» описывает технику, согласно которой вы должны представлять себе воображаемого партнера — более желанного, чем настоящий. В период экономического кризиса эта техника может стать востребованной в самых разных областях человеческой практики. Например, практики дегустационной. Покупка многих вин, полюбившихся за время успешного освоения бюджетов, в наступившем году может вдруг оказаться губительной для остатков благосостояния — мечтать же, напротив, не вредно.

Мечтать на пустом месте трудно. Попавшему в Нетландию герою Робина Уильямса из фильма «Капитан Крюк» было бы легче представить себе стол, ломящийся от яств, если бы в руках у него оказался хотя бы один бутерброд. Мечтателю, силою обстоятельств оторванному от лучших образцов элитарного виноделия, легче представить себя в привычной среде, если рядом стоит откупоренная бутылка доброго медока или сент-эмильона.

Добрый медок — совсем не обязательно дорогой. Это замечание тем более актуально, что главным объектом фантазий для очень многих любителей вина теперь станет Бордо. Топовые вина этого французского региона за последние десять лет подорожали настолько, что даже весьма вероятное падение их цены не успеет за падением доходов среднего класса. Однако попробуйте за хорошим сочным стейком Chateau Tour du Mirail Haut-Medoc 2000 года (927 рублей на полке московского бутика), и едва ли ужин покажется вам напрасным.

Внимательный взгляд охотника за раритетами выхватит в сегодняшнем нестройном ряду бордоских бутылок Vin Sec de Chateau Coutet Graves 1998 года (657 рублей) — одно из трех самых известных «сухих вин сотерна» (первое — Y d’Yquem, второе — Doisy-Daene). Возможно, неофитская мода на все молодое заставит насторожиться перед употреблением белого сухого вина десятилетней выдержки. Но так как природа сильнее предубеждений, а цена не перестает двигать рынок, то благородное старение случайно потерявшегося в розничных переулках вина наконец будет оценено.

Молодость не порок — в отличие от невежества. Ту же радость встречи с ярким сортовым характером совиньона, за которую мы любим некоторые белые вина Бордо или Луары, можно испытать при знакомстве с южноафриканским Clos Malverne Sauvignon Blanc 2007 года (735 рублей). Молодость каберне в новосветском его выражении столь же привлекательна: чилийское Veranda Cabernet-Carmenere (607 рублей) вовсе не кажется вторичным по отношению к бордоским прототипам. А на сэкономленную на бензине сумму можно выпить в два-три раза больше.

Если Бургундия всегда и во всех своих проявлениях казалась вам идеальным воплощением сорта шардоне, самое время начать мечтать о ней с бокалом испанского Enate Chardonnay 2006 года (823 рубля); техника та же, что описана выше. Ощущения — как на дегустации неплохого мерсо. А урон для бюджета — в два-три раза менее ощутимый.

Не покидая Испании, оценим Luzon Monastrell Jumilla 2005 года (499 рублей). И хотя импрессионизм провансальских пейзажей не сравнить с романтическим настроением окрестностей Валенсии, вино из средиземноморского сорта мурведр (в испанской традиции — монастрель) также вызовет у вас жгучее желание поесть вкусного мяса. То, что вина Прованса пока стоят примерно в два раза дороже вин восточной Испании, назовем атавизмом.

Чтобы представить себе образ выдающегося вина, не обязательно покидать регион. Качество очень хорошего для риохи урожая 2004 года можно проверить не только на винах уровня Muga, Roda или Artadi, но и на добротном Luis Allegre Rioja Crianza 2004 года (853 рубля). Экономия примерно пятикратная, а фантазия разгорается с каждым глотком.

Если вам милее пологие холмы Тосканы, мечтайте о них с Brugnoli Paliarete Sangiovese Umbria 2003 года (726 рублей). Такой сеанс погружения в марсианские впадины памяти обойдется вам, опять же, в два раза дешевле, чем с хорошим кьянти классико. Совпадение ощущений удивительное — та же сочность вкуса и то же дразнящее сочетание ягодных и мясных тонов в аромате.

Гордость и предубеждение винных домов не помеха для гибкой ценовой политики. Старопоместный рейнский дом Balthasar Ress не стесняется часть своих вин выводить в демократическую линейку Villa Franz, и если вы попробуете одно из них — например, Rheingau Riesling Kabinett (599 рублей), то надо будет открывать «Камасутру» уже на другой главе.

Если вы не боитесь содрогнуться от вполне традиционного вина, попробуйте французское Peyra Vieilles Vignes VdT из Оверни (784 рубля). Традиционно дорогое (все-таки Vin de Table — нижняя категория французского виноделия) и традиционно пахнущее сероводородом, оно должно напомнить вам, что, увы, и более аристократические вина, ценники которых имеют от четырех до пяти знаков, не свободны от простых технологических огрехов. Но изучать их все же сподручнее на простом материале.

А тем снобам, кто скажет, что лучше уж ничего не пить, чем пить хоть и не жалкое, но подобие больших вин, мы напомним, что один эмир, придерживавшийся подобных взглядов, в один несчастливый день потерял вкус халвы.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться