03.04.2009 00:00

Разбитая витрина

Forbes
Роман Дорохов Forbes Contributor, Анна Соколова Forbes Contributor
Девальвация рубля почти угробила 
«новую экономику» Калининградской области

Эдуард Воронецкий, глава K-Systems, одного из крупнейших российских сборщиков компьютеров, крупно влип. Его компания потратила $15 млн на строительство в Калининградской области крупнейшего в Европе завода по сборке персональных компьютеров. Но потребительский бум в России кончился, и специализация эксклава — сборка готовых изделий из импортных комплектующих — перестала быть конкурентным преимуществом. Сегодня это скорее ахиллесова пята калининградской экономики.

Льготный налоговый режим (в первые три года крупные инвесторы освобождаются от налога на прибыль) и нулевая ставка таможенных пошлин на комплектующие (если добавленная на территории эксклава стоимость превышает 30%) привлекли в Калининградскую область немало инвесторов. K-Systems, например, планировала собирать на 24 000 кв. м 1,5 млн персональных компьютеров в год. Здесь обосновались сборщики телевизоров «Телебалт», «Радиоимпорт Р», «Балтмикст» и др. В 2008 году они произвели 80% всех телевизоров, проданных в прошлом году в России. В регионе быстро развивалось производство мебели, автосборка, химическая промышленность. И пусть добавленные 30% стоимости порой были фикцией, а объем инвестиций на бумаге оказывался выше, чем на деле, на волне промышленного бума в регионе выросла логистическая инфраструктура. Растущий импорт позволял Калининградскому порту и стивидорным компаниям из года в год увеличивать обороты. А местные автоперевозчики отправляли на «большую землю» сотни фур в месяц с продукцией калининградских сборочных предприятий.

За девять месяцев прошлого года инвестиции в Калининградской области подскочили в полтора с лишним раза, причем иностранцы увеличили свои вложения втрое, докладывала в декабре 2008 года на заседании областного правительства первый замминистра экономики Александра Смирнова (ей 29 лет). Но хорошие новости в ее отчете быстро кончились. «Падение промышленного производства», «рост безработицы», «перебои в поставках сырья», «трудности с кредитованием»… Перейдя к индексации социальных выплат, Смирнова неожиданно замолчала, а затем стала оседать. К ней подбежали коллеги и подхватили девушку. Инцидент произошел в прямом эфире — трансляцию вела региональная студия телеканала «Вести-24». Губернатор Георгий Боос тут же объявил: «Перерыв 30 минут, все могут выйти».

На первый взгляд в регионе материализовались мечты правительства о несырьевом росте и диверсификации экономики. Однако дело обстояло несколько по-иному. Бурный рост розничной торговли, подпитываемый взлетом цен на нефть, спровоцировал лавинообразное увеличение импорта. А схема «калининградской сборки» оказалась одним из наиболее удобных способов доставки импортных товаров богатеющим россиянам. Но девальвация рубля, неизбежная после обвала цен на нефть, нанесла по импорту мощный удар. Только за февраль его объем снизился по сравнению с прошлым годом больше чем на треть. Завод К-Systems так и не приступил к выпуску продукции.

В декабре прошлого года промышленное производство сократилось на 10%. И это, судя по всему, не предел. Оборот Калининградского морского порта упал в три с лишним раза — с 354 000 т в январе до 100 000 т (по прогнозам) в марте. На апрель, по словам директора порта Юрия Шевцова, заявок нет. «Сборщики все остановились! Поставок импортных комплектующих для автомобилей и сложной бытовой техники нет вообще», — говорит он.

По словам директора одного из крупнейших калининградских сборочных заводов, производство телевизоров на его предприятии упало на 85% — с 200 000 до 30 000 штук в месяц. Резко сократила производство одна из крупнейших в России автосборочных компаний «Автотор». В лучшие времена завод отгружал более 100 000 машин (BMW, Kia, Land Rover и др.) в год. Сейчас производство упало на 30%.

Спад коснулся и других отраслей. Местная авиакомпания «КД-авиа», в прошлые годы одна из наиболее динамично развивавшихся в России, фактически обанкротилась. Прекращены рейсы в крупнейшие города России и за рубеж. Паралич охватил автоперевозки. «Раньше мы возили из Польши в Калининград стройматериалы и комплектующие для местного производства, из Калининграда в Москву — рыбные консервы и телевизоры, в Белоруссию — колбасы, делали до 20 рейсов в месяц», — с тоской вспоминает недавние времена Артур Саркисов, владелец экспедиторской компании «Колумб». Сейчас груза хватает в лучшем случае на четыре фуры в месяц.

Спутник любого спада — безработица и снижение личных доходов. Морской порт уже к 1 января сократил 35% сотрудников. Зарплата остальных снижается по мере сокращения объемов перевалки грузов. «КД-авиа» задолжала 800 сотрудникам $5 млн. Артур Саркисов, владелец «Колумба», сократил штат наполовину. «На улицах начали стрелять сигареты, — подмечает депутат областного парламента Михаил Чесалин. — В центрах занятости огромные очереди. В правоохранительных органах говорят, что преступность увеличилась».

Самое время задать сакраментальный вопрос: что делать? Искать новые рынки сбыта и сокращать издержки? Это не помешает. Но резиденты калининградской экономической зоны напирают на другое. Сборщики телевизоров уже успели «пробить» повышение импортной пошлины на готовую продукцию с 10% до 15%. Правда, директор сборочного производства утверждает, что этого недостаточно — надо бы 25%. «У телевизионщиков есть лобби, — признает Воронецкий из K-Systems. — Если им не помогут, в Калининграде будет просто социальный взрыв». Впрочем, и он надеется на помощь государства. У компьютерщиков тоже хватает защитников. Тайваньская компания Hon Hai построила под Петербургом крупный завод, где собирают продукцию Hewlett Packard. Воронецкий уповает на питерского губернатора Валентину Матвиенко — вдруг она пробьет таможенную защиту и для компьютерной сборки. Ну а с калининградским заводом Воронецкому надо определяться уже к июню 2009 года. Вариантов по большому счету два: продать за копейки или сдавать в аренду как склад.

Новости партнеров