Коллапс на троих | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Коллапс на троих

читайте также
+871 просмотров за суткиВолшебные пилюли. Как молодые американские компании меняют будущее медицины +5251 просмотров за суткиНа исходе: 16 способов зарядить свою батарейку +2709 просмотров за суткиКонкуренция — новый профсоюз. Кадровый голод выгоден сотрудникам +27026 просмотров за суткиСамые рентабельные актеры Голливуда — 2017. Рейтинг Forbes +101855 просмотров за суткиНавечно в моде. Культовые автомобили с неизменным дизайном +1630 просмотров за суткиМолекулярные ножницы. Молодая компания создала новый фермент для редактирования ДНК +2420 просмотров за суткиМарк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +3332 просмотров за суткиСтоит съесть: ризотто по-бородински в Uilliam's, тайский суп в Insight, хумус в Carmel +5897 просмотров за суткиОдна вокруг света: как отремонтировать корейскую машину в Африке +2169 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +8965 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +120 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +35496 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +107 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +2563 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +1523 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +24395 просмотров за суткиРывок вниз. Что будет с рублем после снижения ключевой ставки +4040 просмотров за суткиВозле биткоина: для каких компаний опасен конец криптохайпа +17259 просмотров за суткиКак рыбак к президенту ходил, или Почему дальневосточная рыба стоит 300 рублей +38597 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменов в истории. Рейтинг Forbes +847 просмотров за суткиНеделя потребления: новый Bentley, открытие Zilli и победа Lufthansa
03.04.2009 00:00

Коллапс на троих

Николай Кононов Forbes Contributor
Это был ничем не примечательный моногород, пока его главное предприятие не досталось Олегу Дерипаске

 

Самый злободневный вопрос в этом городке — с чем идти на митинг.

— Биту или лом берешь?

— Лом тяжелый. Чтобы напугать, лучше биту — все равно ОМОН не полезет, знают, нам нечего терять. Расколочу пару джипов «Базэлцементу» и слиняю в Питер.

— А я спросил в профкоме: вдруг запишут, кто бунтовал, и, когда «Глинозем» запустят, обратно не возьмут? Ты мастер, говорят, со специальностью, куда денутся, возьмут.

В баре «Перекресток» темно и холодно. За столиком в углу склонились трое. Одеты одинаково — шерстяной пуловер, штаны «пан спортсмен», туфли на рыбьем меху. Двери бара выходят на центральную площадь Пикалево, где в феврале рабочие бывшего объединения «Глинозем» митинговали против увольнений — на улице оказались 1000 человек. Еще 3500 будут уволены к лету, после чего безработица охватит половину трудоспособного населения Пикалево, промышленного городка на востоке Ленинградской области.

Пока митинги не дают результата. «Базэлцемент», владеющий глиноземным комбинатом, так и не договорился со смежниками из компаний «Евроцемент» и «Метахим» о возобновлении работы. Их заводы, цементный и содо-поташный, находятся на одной территории с комбинатом и используют в качестве сырья побочные продукты его производства. Остановившийся «Глинозем» утянул их на дно вместе с собой.

К вечеру в «Перекресток» сходятся недовольные рабочие, чтобы обсуждать сравнительные преимущества бит и арматуры. Есть два варианта протеста: лечь на рельсы, перерезав железнодорожную магистраль до Череповца, или перекрыть шоссе Вологда — Петербург. Транспаранты ждут своего часа в профкоме. «Дерипаска, продай яхты, купи нефелин!», «Нет потенции, прочь от руля!» — аккуратно выведено по трафарету на старых обоях.

Пикалевцам продажа яхт вряд ли поможет. Слишком много претендентов на деньги Олега Дерипаски. Сейчас он уговаривает кредиторов, которым «Русал» задолжал $14 млрд, растянуть выплату долга на несколько лет. На кону благополучие 717 000 человек в 13 моногородах, где работают его компании. Хотя как раз в Пикалево социального взрыва можно было избежать, если бы хозяева местных предприятий с совокупным оборотом около $250 млн в год не перегрызлись между собой.

Если посмотреть, где располагается Пикалево на карте полезных ископаемых России, возникает масса вопросов. Например, зачем построили завод, получающий глинозем из нефелиновой руды, посреди месторождения бокситов, в которых этого глинозема содержится в три раза больше? Ответ получится весьма замысловатым.

В 1950-х годах на Кольском полуострове начали перерабатывать апатит в удобрения и открыли способ, как получать из нефелина (побочного продукта) глинозем — сырье для производства стратегического металла алюминия. При поиске площадки для глиноземного производства, которое работало бы по новой технологии, выбор пал на Пикалево — рядом Бокситогорский глиноземный, откуда можно взять специалистов, и залежи известняка (он требовался в технологической цепочке). В 165 км — Волховский алюминиевый комбинат. Чтобы побочные продукты — белитовый шлам и карбоновые кислоты — не пропадали даром, к глиноземному цеху пристроили содо-поташный и цементный. В 1959 году объединение «Глинозем» заработало в своем нынешнем виде.

Последующие 30 лет воспринимаются пикалевцами как период безоблачного счастья. Они зарабатывали больше, чем основная масса жителей Ленинградской области. Управлял объединением местно-чтимый святой — директор Хорен Бадальянц. При нем в Пикалево поехали работать лучшие специалисты с севера России, профком давал путевки в лучшие санатории Союза, открылся спорткомплекс с 50-метровым бассейном, который наполнялся водой из артезианских скважин.

Приватизация объединения была проведена в разгар алюминиевых войн. Крупные производители и поставщики алюминия не обращали внимания на комбинат из-за небольших объемов производства глинозема (будущих олигархов интересовали предприятия с выпуском более 1 млн т). В 1994 году собственником стал трудовой коллектив. Впрочем, через три года контрольный пакет все-таки скупили питерские бизнесмены Александр Бронштейн и Михаил Шлосберг. Их холдинг «Севзаппром» также управлял Волгоградским и Волховским алюминиевыми заводами. В 2003 году хозяева «Глинозема» начали переговоры с СУАЛом. Виктора Вексельберга больше всего интересовал Волгоградский завод. Остальные активы «Севзаппрома» СУАЛ готов был купить в нагрузку — все, кроме цементного и содо-поташного производств, расположенных в Пикалево.

«В России существует такое идиотское понятие, как непрофильный бизнес, — говорит о той сделке гендиректор «Севзаппрома» Александр Утевский. — Я выступал против раздела объединения на три части, но такова была воля акционеров». Впрочем, Утевский тут же добавляет, что, если бы собственники действовали согласованно, каждое из трех предприятий было бы вполне рентабельно.

В конце концов «Севзаппром» продал цементный бизнес «Интеко» Елены Батуриной (спустя год она перепродала его «Евроцементу»), а содо-поташный оставил своей «дочке» «Метахим». Соединив пикалевские мощности с таким же производством, выделенным из Волховского завода, «Метахим» выпускает компоненты для синтетических моющих средств, карбонат калия для производства хрусталя и кинескопов, а также серную кислоту. Глиноземный комбинат в 2004 году достался СУАЛу. На нем осталась ТЭЦ, отапливающая город. Первое время никаких конфликтов у связанных одной цепью предприятий не было. Разве что монопольный поставщик нефелина «Фосагро» периодически поигрывал мускулами, повышая цены на сырье.

 Весной 2007 года случилось то, чего «Севзаппром», по уверениям Утевского, предусмотреть не мог. СУАЛ слился с «Русалом». Пикалевский глиноземный вошел в империю Дерипаски. Новый собственник изучил договор с «Фосагро», подписанный в 2006 году на три года вперед, — исходя из его условий себестоимость производства тонны глинозема в Пикалево приближалась к $500. При этом рыночная цена глинозема составляла около $350. «Мы задали вопрос [«Фосагро», «Метахиму», «Евроцементу»]: ребята, вы все в шоколаде, а мы нет — может, это как-то поправить? — говорит директор по маркетингу компании «Базэлцемент» Денис Усольцев. — Но они в плане регулирования цен навстречу не пошли».

«Русал» предложил «Метахиму» выкупить глиноземный комбинат, но соседей не устроила цена. Других желающих не нашлось. Тогда «Русал» передал комбинат «Базэлцементу», принадлежащему тому же Дерипаске. Все шло к тому, что производство глинозема будет свернуто, — после дополнительных вложений комбинат сосредоточится на производстве цемента. Как это скажется на бизнесе смежников — пикалевского цементного завода и «Метахима», связанных с комбинатом в единую «химическую» цепочку, — никого не волновало.

В марте 2008 года гендиректор «Базэлцемента» Дмитрий Савенков заявил, что ждет «каких угодно ценовых взлетов, даже до 10 000–12 000 рублей за тонну» (с 7000 рублей); бурному строительству в Петербурге и области не хватает 
цемента. «У нас была эйфория, — признает генеральный директор «Базэлцемент-Пикалево» Анатолий Масликов. — Спекулянты разогрели рынок, создали дефицит, и цены быстро росли».

А потом они стали так же быстро падать. Стремление «Базэла» перепрофилировать глиноземное производство в цементное понемногу сошло на нет. Комбинат продолжал перерабатывать нефелин, устраивал «Евроцементу» перебои с поставками шлама. В ответ «Евроцемент» купил несколько месторождений известняка и объявил о переходе на традиционную схему изготовления цемента. Новое производство «Евроцемент» запустит только в августе, а пока на заводе сократили 700 человек.

Финансовый кризис застиг Дерипаску врасплох. Оборотные средства «Базэлцемента» иссякли, стало нечем платить за сырье, не то что перевооружаться.

С лета прошлого года алюминий подешевел на 45%, и главной заботой Дерипаски стало не допустить банкротства «Русала». «Если сейчас предприятие не может платить по долгам, это не значит, что оно не сможет делать это, к примеру, осенью», — заявил он в феврале. Чтобы расплатиться за газ и электричество, «Базэлцементу» пришлось продать два тепловоза. В феврале погасли печи на глиноземном комбинате, и вслед за ним остановилось содо-поташное производство, 267 сотрудников «Метахима» получили уведомления об увольнении. Федеральная антимонопольная служба предписала «Базэлцементу» или продать предприятие, или возобновить производство.

Три завода замерли, дым шел лишь из трубы ТЭЦ. Пикалево посетило предчувствие гражданской войны.

 В глиноземном цехе не горят лампы, по мосткам над шаровыми мельницами идешь на ощупь. Тишина давит на уши: огромные валы, дробившие известняк, встали месяц назад. Не оставляет ощущение, что находишься на космической станции, в спешке покинутой людьми. Из кучи нефелина торчат затушенные «бычки». Горят экраны компьютеров в операторской, но нет персонала. Рядом с раскрытым журналом посещений лежит крем «Силикон» от поражения кожи кислотой. Тюбик выжат до конца.

Единственное живое место — административное здание. Директор завода Масликов дает интервью телекорреспондентам и газетчикам. Его ладони блестят от пота. Он по-мхатовски повышает голос, почти кричит, потом утыкается в бумаги и тихо, безразлично отвечает на вопрос, почему так затянулся переход на цемент. «На такие проекты уходит не один год, тем более нам тормозят согласование проектной документации, — объясняет директор. — Акционеры были готовы оставлять глиноземное производство и два года не получать прибыль. Но никто не хочет с нами работать!»

Масликов знает об отношениях «Базэлцемента» с окружающей средой не понаслышке — руководил соседним цементным заводом еще при «Интеко». Единственная табличка в административном здании, где упоминается «Базэлцемент», на двери кабинета Масликова. Если посетитель не увидит ее, то будет пребывать в уверенности, что находится на предприятии «ПГЗ-СУАЛ». Даже на доске почета значатся отличники «ПГЗ-СУАЛ». Здесь же статистика по здоровью, спортивные достижения и прочие показатели приведены за 2007 год.

Впрочем, жителей Пикалево сейчас волнуют совсем другие проблемы. Главное, чтобы запустили производство. Рабочие не верят, что заводы встали надолго, и не спешат откликаться на предложения машиностроительного завода «Титран» из соседнего Тихвина и других предприятий. Не устраивает зар-плата (электрику, получавшему в Пикалево около 15 000 рублей, предлагают 7000), да и мотаться на работу за 50 км жителям моногорода непривычно.

В два часа дня на пикалевских улицах много пьяных и праздношатающихся. Рабочие в спецовках «Евроцемента» наловили щук и продают их на Спрямленном шоссе у магазина «Авось». Им машет палкой коллега с «Глинозема» — катался на лыжах вдоль речки Рядань.

В самом Пикалево оставшимся без работы трудоустроиться негде. До кризиса в пикалевском малом и среднем бизнесе было создано около 600 рабочих мест. Но все вакансии заняты, а начинать свое дело, не имея опыта, здешние предприниматели не советуют. Владельца компании «Юса» Санчара Югая этому научила жизнь. Мелиоратор Югай переехал в Пикалево из Чимкента, и когда в начале 1990-х его госпредприятие развалилось, начал торговать туалетной бумагой, стеклом и продуктами. Потом перешел на стройматериалы, открыл два магазина и фирму, продающую пластиковые окна. Когда пикалевцы стали брать кредиты на дорогие машины, Югай решил, что потребительский бум дает ему шанс. Взял несколько миллионов рублей в банке и открыл в Пикалево производство стеклопакетов. Но не рассчитал и проиграл местным и питерским конкурентам. Кризис Югая просто добил — пришлось продать все магазины, кроме крупного строительного. Выручка упала с 50 млн рублей в 2007 году до 17 млн рублей в 2008-м. «Семена, торфосмеси, дешевый парник — вот мой антикризисный ассортимент», — иронизирует над собственными неудачами предприниматель.

Другой бизнесмен, Георгий Жуков, переживает кризис намного легче — его заводик уже 10 лет кормит колбасой и сосисками весь Бокситогорский район. Спрос упал на 10%, изменения коснулись лишь ассортимента. «Пикалевские колбасы» увеличили производство дешевой продукции (более 100 т в месяц). «Пришлось отложить повышение зарплаты», — докладывает Жуков, бывший артиллерист. Трудоустроить уволенных горожан ему не удастся — у него в штате 72 человека, и расширения не предвидится.

Уважаемый Александр Семенович! — пишет гендиректор «Базэлцемента» Дмитрий Савенков главе «Сев-заппрома» Утевскому. — Предлагаем рассмотреть вопрос создания Совместного предприятия по производству цемента, соды и глинозема <…> с долей участия ООО «Базэлцемент» не менее 51%». «Уважаемый Дмитрий Геннадьевич! — в гневе отвечает Утевский. — Создание СП считаю нецелесообразным, тем более с контрольным пакетом акций ООО «Базэлцемент», по причине принятия непонятных и неадекватных управленческих решений. Для решения всех означенных и в т. ч. рукотворных проблем предлагаю передать под управление ООО «УК «Севзаппром» Пикалевский и Бокситогорский глиноземные заводы на 10 лет».

Фигуранты «пикалевского стояния» ведут переписку в таком духе уже полгода. Глиноземный комбинат нужен только «Метахиму», ему требуются кислоты, чтобы не возить их издалека. У «Евроцемента» теперь другое сырье, а «Фосагро» нерентабельный завод не нужен. «Базэлцемент» торгуется, одновременно выжидая, пока его хозяин найдет деньги, чтобы все-таки перепрофилироваться и производить цемент.

Пятого марта в Пикалево приехал губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков. С ним прибыла комиссия из представителей антимонопольной службы и собственников предприятий. Когда в Доме культуры началось заседание, на площади образовалась толпа в тысячу человек. По окончании дискуссии профсоюз транслировал народу слова губернатора, сказанные «Базэлцементу», «Фосагро», «Евроцементу» и «Метахиму». «Вы выкопали яму и подготовились к похоронам, — произнес Сердюков. — Но вы же четверо и не должны допустить этих похорон». По мнению губернатора, варианты действия таковы: сдать все три предприятия на баланс области или продать «Глинозем» «Метахиму».

Но что значит риторика Сердюкова для «Базэлцемента»? ФАС может лишь оштрафовать. Областная администрация грозит пожаловаться в прокуратуру на «Базэлцемент», не выполняющий обязательств перед смежниками, но что с этим может сделать прокуратура? Шестого марта Дерипаска подписал соглашение с западными банками о переносе сроков выплаты $7,4 млрд на два месяца вперед. Активные переговоры идут с ВТБ, Сбербанком, ВЭБ и Газпромбанком. Для Пикалево это значит, что минимум до лета заводы встанут, а уволенные будут сидеть на пособии по безработице.

«Перекантоваться надо, а не валить! — спорят в углу «Перекрестка». — В Питере ты никому не нужен. Вон Леха Ярошенко слесарничал на цементном, 30 000 выходило, если с халтурой. Купил в кредит «<ладу> приору» — и сразу уведомление, что увольняют. Теперь то нажирается, то таксует, но не уезжает. А что? Если уроды не договорятся, тогда хотя бы битами поработаем…» Официантка ставит на столик пиво с сушеными кальмарами, похожими на опилки, и перемещается обратно за стойку. Один притворяется, что ищет в куртке сигареты, второй достает бутыль и смешивает пиво с водкой. Молча пьют. «А может, это навсегда? Может, мы никому не нужны? Страшно».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться