Кто хочет стать миллиардером?

Алексей Зимин Forbes Contributor
Раньше дети хотели стать олигархами. Теперь — госчиновниками. дети чувствуют тренд

Экономика нынче стала чем-то вроде теологии времен Фомы Аквинского. Она как Бог: вроде бы существует, но просто так в нее уже не верится. Нужны доказательства. А их — чем дальше, тем меньше. Ведущие индустриальные державы ищут новый финансовый эквивалент взамен проштрафившегося доллара — юань, евро, экю, виртуальная монета МВФ. Будущее куется, как коллекция сбрендившего нумизмата. Мировой финансовый кризис перерастает в кризис универсальных ценностей. И правда, что может быть мерилом коллективных усилий человечества — а вдруг это не деньги?

Один финансист сказал, что в ближайшем будущем Земля станет планетой фермеров. И мерилом процветания станет не баррель нефти, а бушель зерна. Городская недвижимость обесценится, а акры и гектары сельхозугодий, наоборот, возрастут в цене.

Звучит заманчиво, учитывая то, что земля у нас в Черноземье практически ничего не стоит. Но и практически ничего не приносит. Мои знакомые выкупили там несколько убыточных колхозов, намереваясь превратить их путем эффективного менеджмента в фабрику органической еды.

Прожект этот, однако, закончился коллапсом. Крестьяне сначала с любопытством отнеслись к новым методам хозяйствования. Их немного развлекли умные машины, пришедшие на смену тракторам. Их позабавил современный курятник, где цыплята ждали своей смерти с трехзвездным комфортом. Удивительное будущее на минуту приоткрыло свою неподатливую дверь — и тут же захлопнуло ее. Началась зима. Крестьяне забились по своим избам, побросав машины ржаветь на ветру, а цыплята убежали обратно в природу, где их ждала технологически безупречная гибель от мороза.

Крестьянам сулили большие деньги. Но они не выходили из своих изб. Деньги, а тем более деньги в будущем, для крестьян были странной выдумкой, которую не намажешь на хлеб и в стакан не нальешь. Они потихоньку разворовывали матчасть, а после того, как эффективные менеджеры приставили к матчасти вооруженных охранников, крестьяне просто перестали ходить на гумно.

Деньги — абстракция. Экономика в чистом виде — бесчеловечна. Лозунг удвоения ВВП потому не отозвался в каждом сердце, что не очень понятно: а какую форму имеет этот самый ВВП. Есть легенда, что в годы экономической разрухи тридцатых Рузвельт выиграл потому, что пообещал каждому американцу курицу в супе. Курица — это понятно. Суп тоже. Понятные вещи стоят борьбы. А что пообещать человеку сегодня? Курицу в супе, трехкомнатную квартиру, место в списке Forbes?

Что вообще надо человеку, некоторую часть своей жизни прожившему в развитом обществе потребления? Еще год назад дети в школьных сочинениях на тему «Кем стать» писали, что хотят стать олигархами. Теперь — государственными чиновниками. Дети чувствуют тренд. И понимают, что в экономике что-то не так. И даже готовы пойти в милицию. Хотя чем занимаются милиционеры — никому не ясно. Родственник няни моей дочери устраивался на работу в ОВД. Там у них есть что-то вроде экзамена. Родственник готовился к экзамену, бегал кроссы и ходил стрелять в тир. Но на экзамене было про другое.

— Каких русских поэтов вы знаете? — спросили соискателя.

— Пушкина, Есенина и Онегина, — ответил он.

И был зачислен в штат. Поэтов, объяснили ему, нужно знать, чтобы лучше понимать свою Родину.

Однако, несмотря на поэзию, в ней все равно остается много непонятного. Одни люди, невзирая на кризис, пытаются открыть ресторан. Нашли человека, который делает хорошие стулья. Если заказывать партию из десяти, каждый стул обходится в €50. Нужно сорок штук. Но при таком заказе цена уже €100 за стул. Почему? Потому что при работе над такой партией придется забыть о досуге, а без него для мастера жизнь обессмысливается наполовину.

Труд тоже подвержен девальвации. А как иначе, если производство становится невыгодным? Наступает эрзац-коммунизм. Только без пособия на долгую счастливую жизнь. Хотя кое-какие идеи на этот счет все же имеются. Один прогрессивный отечественный экономический футурист предложил брать с индустриально развитых стран деньги за то, что наши леса очищают мировые запасы воздуха. Проблема этой идеи только в том, что если вдруг послезавтра мировое правительство решительной рукой все же отменит доллар и в качестве мировой валюты введет кислородный баллон, расплачиваться придется воздухом.

Автор — главный редактор журнала «Афиша-Еда»

Новости партнеров