Два мира, два взгляда | Forbes.ru
$59.44
69.76
ММВБ2149.25
BRENT62.70
RTS1139.04
GOLD1280.53

Два мира, два взгляда

читайте также
+3 просмотров за суткиРука бога: как Канье Уэст помогает Adidas догонять Nike +167 просмотров за суткиНеобоснованная выгода: как избежать претензий налоговой +388 просмотров за суткиОпасное вращение: американские геологи предсказали рост числа землетрясений в 2018 году +850 просмотров за суткиВ Сибири с Медведевым: Сечин в третий раз пропустит суд над Улюкаевым +344 просмотров за суткиДорогой кормилец: зачем люксовые бренды открывают собственные рестораны и чем рискуют +282 просмотров за суткиРокфеллеры поехали: в Гонконге показывают коллекцию, выставленную на аукцион +1056 просмотров за суткиРаскулачивание «Газпрома». Почему его конкуренты хотят реформировать газовую отрасль +2798 просмотров за суткиКонец войны. Путин и Асад обсудили завершение операции в Сирии +811 просмотров за суткиБанки накопили рекордный объем свободных денег. Подешевеют ли кредиты? +877 просмотров за суткиБитва машин: 15 работодателей, которые борются за специалистов в сфере искусственного интеллекта +8856 просмотров за суткиОбманутые ожидания: как росла нагрузка на бизнес вопреки мораторию Владимира Путина +231 просмотров за суткиНеделя потребления: Genesis G90 и новости московских магазинов +397 просмотров за суткиКупи себе Пантеон: особняки-копии архитектурных шедевров +3313 просмотров за суткиВечная «классика». Следует ли ограничить оборот старых «Жигулей» +18451 просмотров за суткиЖил бы в Сочи. Сколько стоит квартира в олимпийской столице +544 просмотров за суткиГлава Минздрава Вероника Скворцова: «Я никогда не мечтала быть министром» +28537 просмотров за суткиВ ожидании санкций. Как американцы могут обрушить рубль +4996 просмотров за суткиЧеловек будущего. Новые технологии изменят наше тело и сознание к 2030 году +12278 просмотров за суткиПакистанский эмигрант Шахид Хан рассказал, как стать миллиардером, начав с мойки посуды +64 просмотров за суткиСаудиты меняют ландшафт мировой экономики +7556 просмотров за суткиМВД назвало имя подозреваемого в убийстве Пола Хлебникова
03.06.2009 00:00

Два мира, два взгляда

Хана Албертс Forbes Contributor
Профессор психологии из США осмелился противопоставить мышление азиатов и американцев. К какому выводу он пришел?

Когда-то Ричард Нисбетт придерживался универсалистских взглядов. Как и большинство психологов, профессор Мичиганского университета считал, что все люди, от членов южноафриканского племени кунг до программистов Кремниевой долины, обрабатывают сенсорную информацию одинаковым образом. Но после посещения Пекинского университета в 1982 году и совместной работы с азиатскими исследователями Нисбетт пересмотрел свои взгляды.

Вскоре он организовал проект по изучению мыслительных процессов у уроженцев Восточной Азии и американцев европейского происхождения. В его эксперименте использовался виртуальный аквариум на экране компьютера. «Американцы говорили: я вижу, как три большие рыбы поплыли налево, у них розовые плавники. Наблюдатели следили за самым крупным, ярким движущимся объектом и концентрировались на нем и его свойствах, — объясняет Нисбетт. — А участвовавшие в исследовании японцы говорили так: я увидел нечто вроде течения; вода была зеленая; на дне были камни и ракушки; там были три большие рыбы, которые поплыли налево». В других исследованиях Нисбетт обнаружил, что выходцам из Восточной Азии проще узнавать предметы, когда они показаны на том же фоне, что и в первый раз. У американцев, напротив, контекст не влияет на узнаваемость объекта.

«Я думал, мы не заметим никакой разницы, но опыты продолжали подтверждать эти существенные различия», — рассказывает Нисбетт.

Специальные приборы, следящие за движениями глаз, подтвердили открытия Нисбетта: американцы дольше смотрят на заметный объект, а азиаты воспринимают всю сцену сразу, их взгляд мечется между фоном и передним планом. Уроженцы Восточной Азии видят вещи в контексте, а люди западной культуры концентрируются на ближней точке; первые зависимы, вторые имеют свободный взгляд; первые тяготеют к холизму, вторые к анализу. Есть и социальный аспект этих различий: азиатам свойственен коллективизм, а людям Запада — индивидуализм.

Даже если когнитивные процессы устроены по-разному в разных культурах, почему это должно нас волновать? Например, это может объяснить вклад западной цивилизации в раздувание мыльных пузырей экономики. В книге 2003 года «География мысли» Нисбетт описывает исследование, в ходе которого студентам показывали график с восходящей линией тренда, отображающий, например, число смертей от туберкулеза во всем мире или ВВП Бразилии. Исследователи просили студентов продолжить линию. Многие американцы нарисовали линию, которая шла вверх, тогда как большинство китайцев предсказывали пик и последующее падение. Один коллега Нисбетта продемонстрировал такой результат: канадцы склонны предсказывать, что цена акции, находящейся на подъеме, продолжит расти, а китайцы полагают, что она впоследствии упадет. Захватывающее различие. Можно, правда, допустить, что на азиатских студентов сильно повлиял финансовый кризис 1998 года или обвал рынка недвижимости и акций в Токио, в то время как в США обвал индекса Nasdaq в 2000–2002 годах оказался не столь запоминающимся. Нисбетт не вполне уверен в достоверности теории, но он считает: «Конфуцианская идея, что будущее будет напоминать прошлое, глубоко укоренилась в азиатском сознании».

Нисбетт доказывает, что некоторые общественные феномены также объясняются национальными культурными различиями. Он, например, ввел коэффициент предпочтения юристов инженерам — число первых, поделенное на число вторых. Сравнивая американский показатель с японским, он обнаружил, что США лидируют с отрывом 41 к одному. И сделал вывод: американская система приветствует однозначные решения (либо выиграл, либо проиграл), а в Японии ценят посредников, которые достигают компромисса.

В своей последней книге «Разум и как его развить: роль школы и культуры» Нисбетт задается вопросом: почему американцы азиатского происхождения получают более высокие оценки на экзаменах, чем остальные американцы, и почему школьники из Азии показывают гораздо лучшие результаты на международных олимпиадах по математике и естественным наукам, чем их сверстники из США. Дело не в том, говорит Нисбетт, что азиаты умнее. Он считает, что «своими интеллектуальными достижениями азиаты обязаны в первую очередь труду, а не серому веществу». Тесты оценивают наработанный опыт в той же мере, что и прирожденные способности, а опыт приобретается благодаря культурным факторам, таким как характерное для Азии чувство долга по отношению к семье. Другой фактор связан с тем, что на уроках математики в азиатских школах, пока один ученик решает задачу у доски, все остальные участвуют в решении. Этот своеобразный коллективизм подтверждает: обучение через погружение более эффективно, чем механическое запоминание.

Почему в консерваториях так много будущих пианистов из Азии, но относительно мало азиатских оперных певцов? Есть физические ограничения на то, сколько часов в день человек может петь, говорит Нисбетт, но не на то, сколько можно упражняться на фортепиано.

Все эти различия Нисбетт объясняет историческими причинами. На Дальнем Востоке сельское хозяйство было общим делом, соседи сообща занимались ирригацией и следили за севооборотом. На Западе производством пищи занимались более самостоятельные фермеры и пастухи. Греческая философия подчеркивала ценность индивидуального; Реформация сделала упор на личную связь с Богом; промышленная революция представила предпринимателей героями. А в Азии Конфуций учил, что добродетель зависит от поведения в рамках связей с братьями и сестрами, соседями и коллегами.

Слишком смелые обобщения? У Нисбетта хватает критиков. Профессор Университета штата в Сан-Франциско и редактор Journal of Cross-Cultural Psychology Дэвид Мацумото считает, что, хотя выводы Нисбетта почерпнуты из очень интересного материала, он все же заходит слишком далеко. «В исследовании межкультурных различий ученые слишком увлекаются, делают смелые и таинственные выводы, не имея для этого достаточных оснований, — считает Мацумото. — Трудно сформулировать однозначный вывод из фрагментов поведения, а именно это он любит делать».

Нисбетт же, несмотря на критику, двигается в своих исследованиях дальше. Он полагает, что, хотя поведенческие модели и сформированы 2500-летней историей, они все-таки поддаются изменению. «Я заинтересовался вопросом, можно ли улучшить способности людей к рассуждению и решению задач в процессе обучения, и оказалось, что можно», — говорит он. При определенном настрое американцы начинают смотреть на аквариум почти так же, как азиаты, и наоборот. «Так что эти привычки не вечные».

В бизнесе, по мнению Нисбетта, также заметны культурные различия. Например, уроженцы Восточной Азии (и России, кстати) более склонны устанавливать тесные отношения, тогда как западные люди сохраняют дистанцию, общаясь с деловыми партнерами. У западных предпринимателей принято придерживаться буквы договора, тогда как в Азии считают, что при изменении обстоятельств меняются и договоренности. Маркетологи, конечно, учитывают культурные различия. В рекламе одной и той же модели телефона Samsung использует разные идеи для США и Кореи.

В прошлом году Нисбетт заметил еще одну интересную вещь. Он наблюдал за группой китайских студентов на фокус-группе по заказу Procter & Gamble. «Они были так же активны, как любая группа американских студентов магистратуры. Если я говорил что-то, с чем они не согласны, они мне так прямо и говорили... Я никогда не встречал такой реакции среди японцев или корейцев, которые более заботятся о гармонии, — говорит он. — Я думаю, китайцы достигнут большего успеха, чем японцы, потому что они обладают тем же духом преданности семье, но при этом приобретают западное стремление к индивидуальному успеху».

Для объяснения китайского феномена у Нисбетта тоже есть теория: возможно, стремление к личному успеху, которым обладают китайские предприниматели, — это следствие политики одного ребенка в Китае. Двое родителей и четверо дедушек и бабушек пестуют одного ребенка, из-за чего индивидуализм развивается сильнее, чем прежде. В результате молодое поколение китайцев движется в сторону Запада.

Почему так мало исследователей занимаются тем же, чем и Нисбетт? Его ответ: «Мешает политкорректность: многие и слышать не желают о различиях. Они считают, что, если говоришь о различиях, то автоматически предполагаешь превосходство собственной культуры. Но это же чепуха».

Различия, если следовать теории Нисбетта, существуют. Они могут не всегда идти во благо, но они имеют значение. По мнению Нисбетта, наибольшего успеха в XXI веке достигнут те, кто возьмет лучшее от западного и восточного мировоззрений.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться