03.06.2009 00:00

В пользу бедных

Сергей Гуриев Forbes Contributor
Высокие ввозные пошлины — это налог не на иностранных, а на российских граждан

Одним из приоритетов своего первого срока Дмитрий Медведев объявил борьбу с «правовым нигилизмом». Действительно трудно мириться с ситуацией, когда законы и контракты не просто нарушаются, а их нарушение считается нормой. Перед своим избранием Медведев отмечал, что правовой нигилизм присущ не только — и даже не столько — обычным гражданам, сколько представителям власти. Кризис подтвердил правоту президента. Достаточно посмотреть телевизор, чтобы убедиться: его собственное правительство не просто действует за рамками правового поля, но и не стесняется этого.

Например, в Пикалево премьер-министр Владимир Путин без всяких обиняков сказал, что если собственники пикалевских заводов не договорятся между собой, то это будет сделано «без них». По словам Путина, важна не «традиционно-правовая сторона дела», а производственная и социальная. А что говорить о договоре между «Фосагро» и «БазэлЦементом», подписать который премьер заставил Олега Дерипаску? Конечно, Дерипаска является собственником «БазэлЦемента», но договоры вообще-то должен подписывать не собственник, а гендиректор (присутствовавший на совещании).

Еще диковиннее выглядит ручное управление банками. Даже государственные банки в России декларируют коллегиальные процедуры принятия решений о выделении кредитов, а крупные сделки одобряются не только кредитным комитетом, но и советом директоров. Если же верить теленовостям, премьер-министр принимает решения о выделении или реструктуризации кредитов лично, в крайнем случае на совещаниях с президентами банков. И если в случае с ВТБ или Россельхозбанком у правительства РФ хотя бы есть 77% и 100% акций соответственно, то контрольный пакет акций Сбербанка принадлежит не правительству, а независимому от него Центральному банку. Председатель ЦБ, он же председатель наблюдательного совета Сбербанка, Сергей Игнатьев назначен на четыре года. Его полномочия тем самым простираются до 2013 года — дальше, чем полномочия кабинета министров, назначенного Медведевым.

Если все понимают, что законы не выполняются, то не все ли равно, есть ли эти законы или нет? Проблема в том, что, как подозревают многие участники рынка, законы все же применяются, но выборочно. И это еще хуже, чем если бы законов не было совсем. Показательный пример — исследования американских экономистов Утпала Бхаттачарии и Хазема Даука. Они собрали данные по законодательству об инсайдерской торговле по всему миру. Сначала исследователям удалось доказать, что само по себе наличие закона об инсайдерской торговле не помогает снизить неэффективность фондового рынка. Для этого нужен не закон, а прецедент его применения: за инсайдерскую торговлю должен быть осужден хотя бы один человек. Впрочем, еще интереснее их свежая статья, которая так и называется — «Когда отсутствие закона лучше, чем плохой закон». Если в первой статье они сравнивали страны, в которых закон об инсайдерской торговле исполняется, и те, где не исполняется, то в недавней статье они рассматривают страны, в которых закон не исполняется, с теми, где закона нет вообще. Их результаты показывают, что отсутствие закона лучше, чем закон, который не работает.

Известный принстонский экономист Авинаш Диксит объясняет этот парадокс с помощью нескольких роликов с YouTube. Там выложены записи с видеокамер на перекрестках в развитых странах (где все ездят по правилам), Вьетнаме и Индии (где правил нет), и Санкт-Петербурге (где правила есть, но соблюдаются не всеми). Перематывая записи в ускоренном режиме, можно получить наглядное представление об эффективности и безопасности движения при разных «правовых» режимах. В Америке, где правила соблюдаются, движение организовано хорошо, средняя скорость движения выше и происшествий нет. Во Вьетнаме и Индии движение неорганизованно, скорость невысока, но и происшествий нет — зная об отсутствии правил, все аккуратно сбавляют скорость. В Санкт-Петербурге происшествия происходят с печальной регулярностью. Это совершенно предсказуемый исход, когда правила распространяются не на всех. Законопослушные водители проезжают перекресток на зеленый, не сбавляя скорости, и периодически сталкиваются с теми, кто едет, не глядя на светофор.

Правительство, нарушающее законы, очень похоже на того питерского автомобилиста, который норовит проскочить перекресток, не обращая внимания на сигнал светофора. Рано или поздно такое поведение приведет к аварии. Впрочем, вина в этом случае будет не только на лихаче, но и на регулировщике. Он-то куда смотрел?

Автор — ректор Российской экономической школы, директор ЦЭФИР, доктор экономических наук

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться