03.07.2009 00:00

Последняя капля

Роман Кутузов Forbes Contributor
Как выпитый в Белгородской области стакан молока стал причиной международного конфликта

«Зачем же великой стране с мириадами авианосцев, стратегических бомбардировщиков, нефтяных полей так по-детски обижаться и объявлять войну белорусским коровам?» — задается вопросом автор газеты «Беларусь сегодня», возмущаясь запретом на импорт в Россию белорусских молочных продуктов, который был введен в начале июня. Forbes попытался ответить на этот вопрос, восстановив ход событий.

21 мая 2008 года

Государственная Дума приступила к обсуждению «Технического регламента на молоко и молочную продукцию». Российский молочный союз, объединяющий переработчиков молока, активно участвовал в разработке техрегламента. Но многие члены союза обнаружили неприятный для себя сюрприз в финальной версии документа: Минсельхоз внес в него дополнение о том, что на пакете молока, изготовленного с добавлением сухого, должно быть написано «молочный напиток». Инициаторы — российские фермеры. «Мы неоднократно говорили об этом с министром сельского хозяйства Алексеем Гордеевым, и он нашу точку зрения поддержал», — говорит Андрей Даниленко, президент группы «Русские фермы». Еще один лоббист поправки — председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам (и по совместительству владелец молочных ферм в Татарстане) Айрат Хайруллин.

17 декабря 2008 года

Технический регламент вступает в силу, с поправкой. Сухое молоко использовало большинство производителей — оно помогало сглаживать сезонность молочного производства. Летом излишки сушили, а зимой, при дефиците сырья, добавляли. Переработчики молока пытаются производить «молочный напиток», но он не пользуется большим спросом. «В декабре-январе мы попробовали вывести на рынок «молочный напиток». Но возвраты из магазинов достигали 50–60%», — говорит представитель компании «Юнимилк» Павел Исаев. «Вимм-Билль-Данн» решил превратить в «молочный напиток» свою марку «Милая Мила» — она будет поставляться в удаленные регионы, где натурального молока и раньше почти не было.

5 июня 2009 года

Летом цены на сырое молоко упали — по сравнению с прошлым летом на 23%, до 8,5 рубля за литр. Фермеры принялись искать виноватых. Нашли: экспорт из Белоруссии за первый квартал вырос на 37% (правда, по оценкам Nielsen, молоко из Белоруссии занимает всего 1% российского рынка). 5 июня в Белгородской области состоялось совещание под руководством премьер-министра Владимира Путина. Когда премьер попросил стакан местного молока, губернатор Евгений Савченко не преминул сообщить: «Белоруссия сегодня фактически уничтожает нашу молочную отрасль. Может быть, целенаправленно». «Было видно, что наши слова восприняты благосклонно», — рассказывает очевидец мероприятия Даниленко, у которого в Белгородской области есть молочные хозяйства.

6 июня 2009 года

На совещании присутствовал главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. И, похоже, внимательно слушал. 6 июня (в субботу!) вышло письмо Росздравнадзора о прекращении действия санитарно-эпидемиологических заключений на более чем 500 белорусских молочных продуктов — за нарушение того самого технического регламента. Чуть позже список пополнили еще 800 продуктов, что означало фактический запрет на импорт белорусской молочной продукции в Россию. Даниленко доволен: «Мы подозревали, что белорусы добавляют в свою продукцию сухое молоко, чтобы снизить себестоимость, которая и так ниже на 30% благодаря поддержке государства. Это бизнес, ничего личного».

Много ли выиграли фермеры? Раньше производители покупали у них летом излишки молока и сушили его на зиму. Теперь сухое молоко им не нужно — производить «молочный напиток» невыгодно. В «Юнимилке» надеются, что, если зимой возникнет дефицит сырого молока, его можно будет восполнить за счет закупок в той же Белоруссии — под запрет попали только готовые продукты.

Новости партнеров