Российско-африканская дружба | Forbes.ru
сюжеты
$58.7
69.09
ММВБ2151.36
BRENT63.66
RTS1154.81
GOLD1256.26

Российско-африканская дружба

читайте также
+7 просмотров за суткиШок для Европы. Кому выгодна авария на газовом хабе в Баумгартене +90 просмотров за суткиВалютная доходность. Как заработать на иностранных акциях в России +1089 просмотров за сутки«20-25% Tesla уже прошли серьезный ремонт», — основатель российского «Тесла-клуба» Андрей Врацкий +1231 просмотров за суткиСоветы выгорающим. Как не сойти с ума без деловой жизни +286 просмотров за суткиФейсбук для бизнеса +763 просмотров за суткиВертикальный лес, мечеть и зал Елизаветы. Архитекторы выбирают лучшие здания в мире +3366 просмотров за суткиИзбегайте биткоина. Инвестиционные идеи на 2018 год от банка Julius Baer +5218 просмотров за суткиICO XIX века. Что общего между Суэцким каналом и криптовалютами +3961 просмотров за суткиВолшебные пилюли. Как молодые американские компании меняют будущее медицины +10917 просмотров за суткиНа исходе: 16 способов зарядить свою батарейку +2515 просмотров за суткиКонкуренция — новый профсоюз. Кадровый голод выгоден сотрудникам +24943 просмотров за суткиСамые рентабельные актеры Голливуда — 2017. Рейтинг Forbes +63891 просмотров за суткиНавечно в моде. Культовые автомобили с неизменным дизайном +757 просмотров за суткиМолекулярные ножницы. Молодая компания создала новый фермент для редактирования ДНК +1884 просмотров за суткиМарк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +1371 просмотров за суткиСтоит съесть: ризотто по-бородински в Uilliam's, тайский суп в Insight, хумус в Carmel +2019 просмотров за суткиОдна вокруг света: как отремонтировать корейскую машину в Африке +1052 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +4043 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +77 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +17963 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву
03.07.2009 00:00

Российско-африканская дружба

Генеральный директор Standard Bank Жако Мари и президент «Тройки Диалог» Рубен Варданян под перекрестным допросом Forbes

В начале марта 2009-го Standard Bank и «Тройка Диалог» объявили о сделке: крупнейший банк ЮАР приобрел 33% российской инвестиционной компании за $200 млн, отдав при этом «Тройке» свой российский дочерний банк. Партнерство вызвало много вопросов, главный из которых: не спасал ли Standard Bank «Тройку» (как, например, группа «Онэксим» — «Ренессанс Капитал») из-под завала долгов? И не была ли эта сделка конвертацией долга «Тройки» перед Standard Bank в акции? Мы встретились с руководителями «Тройки Диалог» и Standard Bank по отдельности, чтобы задать им одни и те же вопросы — о мартовской сделке, о прогнозах развития финансового рынка и об оценке текущей ситуации в экономике.

Forbes (F.). Кто инициировал сделку?

Жако Мари (Ж. М.). Standard Bank работает в России с 1997 года, и мы проводили с «Тройкой Диалог» много операций, участвовали в успешных совместных проектах, наладили прекрасные отношения с Рубеном Варданяном. Например, он посещал учебный центр Standard Bank в ЮАР. О возможных формах сотрудничества мы говорили на протяжении последних нескольких лет.

Рубен Варданян (Р. В.). С 2006 года мы искали стратегического инвестора и говорили на эту тему с четырьмя крупными банками, в том числе со Standard Bank. В ноябре 2008 года мы более детально обсудили с ним возможное партнерство — кризис давал дополнительные преимущества, в начале января 2009 года начали говорить о параметрах сделки.

F. Каков был размер долга «Тройки Диалог» на момент сделки?

Ж. М. На рынке было много спекуляций на тему о том, что у «Тройки» огромные долги. На самом деле все это выдумки. Задолго до сделки мы организовали для «Тройки Диалог» кредит на $130 млн — это часть нашего обычного бизнеса, сами мы тоже участвовали в синдикате банков-кредиторов, но сумма была незначительной. Предоставление кредита и вхождение в капитал «Тройки» никак не связаны.

Р. В. Погашать кредит мы должны в июле 2009 года. Ситуации, при которой нам нужно было срочно выполнять обязательства перед контрагентами и мы продали часть пакета, не было. Кроме кредита Standard Bank публичный долг у нас отсутствовал, не было и долга перед Сбербанком (под залог собственных акций).

F. В чем смысл этого партнерства?

Ж. М. Standard Bank — это в первую очередь южноафриканский банк, но мы всегда обращали пристальное внимание на другие динамично растущие рынки. На протяжении многих лет мы вплотную занимаемся Китаем, Россией и Бразилией.

«Тройка Диалог» достаточно широко представлена в странах СНГ. Мы считаем, что в определенных условиях гораздо эффективнее найти сильного локального партнера и развивать бизнес совместно. Мы прекрасно дополняем друг друга. Standard Bank — корпоративный, клиентский банк, а «Тройка Диалог» — инвестиционный банк. И клиентская база у нас различается.

Р. В. Ожидаю, что нам удастся построить новую модель взаимодействия локальных чемпионов развивающихся рынков.

F. То есть к «Тройке Диалог» и Standard Bank может присоединиться чемпион, например, Китая — ICBC (владелец 20% акций Standard Bank)?

Р. В. Может и китайский банк, но не только он. Если модель окажется жизнеспособной, то она заинтересует многих, например банки из Индии. В чем ее преимущества?

Благодаря кризису глобальная финансовая система трансформируется в несколько локальных, где национальные регуляторы и местные игроки будут играть намного большую роль, чем когда есть свободное движение всего и вся. Денежные потоки Юг — Юг, Юг — Восток и Восток — Восток станут больше, это означает, что движение капиталов будет идти не в одном направлении, как прежде, — с Запада на приобретение всего.

Если до сих пор финансовые, людские, товарные ресурсы аккумулировались в основном в США и Европе, а потом распределялись по миру, то теперь Россия, Юго-Восточная Азия, Индия, Ближний Восток будут больше взаимодействовать напрямую.

Инвесторы могут заинтересоваться партнерством локальных чемпионов, так как они не только отлично знают местную специфику, но и серьезно расширили сеть своего присутствия.

Ж. М. ICBC — крупнейший в мире банк по капитализации и объему депозитов. За 20% акций Standard Bank ICBC в 2008 году заплатил $5,5 млрд, больше за иностранные активы не платила ни одна китайская компания. ICBC очень серьезно относится к партнерству с нами. А Standard Bank благодаря присутствию в России и партнерству с «Тройкой» может стать здесь проводником китайских инвестиций.

F. Грань между понятиями «развитая экономика» и «развивающаяся экономика» становится все более размытой? 

Ж. М. Я уверен, что это так. И уже сейчас стоит говорить не о развитых и развивающихся экономиках, а о быстро- и медленнорастущих. Конечно, быстрорастущие экономики менее стабильны — здесь больше взлетов и падений, хотя этот кризис произошел именно из-за проблем в развитой экономике, в США.

Р. В. Думаю, что меняется отношение к риску, а грань есть и будет — слишком разные уровни законодательства, корпоративные стандарты, качество менеджмента, т. е. среда обитания бизнеса. Но есть и феномены. Например, крупнейшие банки мира — китайские, но глобальными игроками они при этом не являются. Раньше было просто — большие игроки могли появиться только на трех рынках: европейском, американском и японском. Теперь же локальный китайский рынок по своему размеру достиг колоссальной величины, местные банки не идут в 20–30 стран, а работают у себя, но они стали крупнее международных. А это значит, что их влияние на международную экономику будет увеличиваться. 

F. Когда и где начнется подъем экономики?

Ж. М. Рост может начаться с развивающихся экономик, а не с США или Европы. И хотя в Китае снизились темпы роста ВВП, эта страна способна вытащить мировую экономику из рецессии. Да и Индия с Бразилией не находятся в кризисе. Восстановление может оказаться быстрым в тех странах, где финансовые рынки меньше связаны с внешними рынками, а следовательно, нет, например, банковского кризиса в его классическом понимании. Но, несмотря на «зеленые ростки», 2009 год будет очень сложным, устойчивое восстановление начнется только в 2010 году.

Р. В. Не знаю когда, но подъем точно начнется с Соединенных Штатов — с самой большой экономики, стимулирующей спрос на глобальном уровне. К тому же доллар остается основной резервной валютой.

F. Рубль может стать резервной валютой хотя бы для стран бывшего СССР?

Р. В. Хорошая идея. Ничего невозможного нет. Все реально. Если бы в середине 1990-х кто-то сказал, что по объему торгов ценными бумагами Лондонская фондовая биржа обгонит Нью-Йоркскую фондовую биржу, все бы закричали, что это нереально. А сейчас это именно так. Одно из качественных изменений последних лет — мир стал очень динамичным и легко меняющимся.

Ж. М. Я не думаю, что кризис приведет к существенным изменениям на мировом валютном рынке, хотя регионы вроде постсоветского пространства будут приобретать все большее значение по различным показателям. В Азии усилится влияние Китая, в Африке — Нигерии. Лет через десять валюты крупнейших развивающихся стран станут неотъемлемой частью любого инвестиционного портфеля. Эпоха исключительно доллара и евро навсегда уйдет в прошлое.

F. В каких отраслях подъем будет наиболее заметен?

Ж. М. Standard Bank исторически уделяет особое внимание работе с предприятиями, связанными с природными ресурсами и сырьевыми рынками. Мы надеемся, что страны, которые занимаются добычей полезных ископаемых и экспортом сырья, будут в ближайшее время в отличной форме. И предприятия этого сектора тоже.

Впрочем, ни одна страна не проживет только за счет добычи и экспорта сырья. Поэтому Россия, Нигерия, Бразилия должны научиться производить другие экспортные товары или услуги. Это наша общая задача.

Р. В. В России — все в лоб, от этого даже грустно. В целом общество находится на завершающей стадии очередного этапа глобализации — за последние 20 лет в мировую экономику интегрировались новые рынки: Восточная Европа, Россия, Индия, Китай. Произошли огромные количественные изменения. И одновременно в последние годы технологии достигли такого высокого уровня, что меняют систему координат в потреблении, производстве, сфере услуг. Что дальше? Видимо, качественное изменение отраслей, связанных с высокими технологиями: медицины, биогенной инженерии и других. 

F. Изменится ли перечень услуг инвестиционных банкиров?

Ж. М. Банковский бизнес, безусловно, вернется к основам. Банки снова станут просто банками. Доходы от сделок на рынках капиталов и от размещения структурированных продуктов снизятся. И это неплохо, ведь некоторые инноваторы зашли слишком далеко. А Standard Bank традиционно кредитует торговые операции и реальный сектор, например бизнес, связанный с добычей драгоценных металлов.

Р. В. Я думаю, произойдет несколько важных изменений. Сейчас мы видим существенный разрыв между глобальной финансовой системой и локальным регулированием, все местные надзорные органы стремятся сохранить и защитить свой рынок. И надзор за финансовыми институтами, движением капиталов и т. д. регуляторы будут только ужесточать. Протекционизм в этой сфере усилится.

На международном уровне будет более жесткое регулирование операций и действий банков в офшорных юрисдикциях. Белых пятен на мировой карте станет меньше.

Далее. Более жестко будут регулироваться финансовые инструменты. Очевидно, что ситуация, когда в мире есть несколько десятков банков с высшим рейтингом ААА, но при этом тысячи продуктов с таким же рейтингом, ненормальна.

После кризиса все банки естественным путем разделятся на две категории. Первая — традиционный банкинг: кредиты, депозиты, расчетно-кассовое обслуживание, т. е. базовые сервисные услуги клиентам. Вторая — инвестиционно-банковские услуги: корпоративные финансы, брокерские операции, рынки капитала и пр. Четкое разделение на специализации позволит клиенту самостоятельно оценивать риски — у одних они будут системными, у других рыночными.

Инвесторы и клиенты начнут оценивать банки не только по собственникам, балансу, но и с точки зрения того, кто из них первым умрет в случае большого кризиса. Оценивать дополнительные резервы, которые могут быть использованы банками в тяжелой ситуации. И вовсе необязательно, например, что государство — самый надежный собственник. Ведь если кризис будет развиваться по W-образной модели, то вполне реально банкротство нескольких государств.

И, наконец, во всем мире снизится доходность банковских операций, упадет маржа, а значит, все большее значение будет иметь профессионализм, умение нестандартно мыслить и т. д. Возрастет роль профессионалов.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться