Опасные «Электросвязи» | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Опасные «Электросвязи»

читайте также
+1719 просмотров за суткиКонкуренция — новый профсоюз. Кадровый голод выгоден сотрудникам +16103 просмотров за суткиСамые рентабельные актеры Голливуда — 2017. Рейтинг Forbes +77310 просмотров за суткиНавечно в моде. Культовые автомобили с неизменным дизайном +1301 просмотров за суткиМолекулярные ножницы. Молодая компания создала новый фермент для редактирования ДНК +1755 просмотров за суткиМарк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +2808 просмотров за суткиСтоит съесть: ризотто по-бородински в Uilliam's, тайский суп в Insight, хумус в Carmel +5184 просмотров за суткиОдна вокруг света: как отремонтировать корейскую машину в Африке +1774 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +7469 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +92 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +28681 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +90 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +2226 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +1169 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +20851 просмотров за суткиРывок вниз. Что будет с рублем после снижения ключевой ставки +3510 просмотров за суткиВозле биткоина: для каких компаний опасен конец криптохайпа +12867 просмотров за суткиКак рыбак к президенту ходил, или Почему дальневосточная рыба стоит 300 рублей +33467 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменов в истории. Рейтинг Forbes +665 просмотров за суткиНеделя потребления: новый Bentley, открытие Zilli и победа Lufthansa +1494 просмотров за суткиСуд приговорил Алексея Улюкаева к 8 годам колонии строгого режима +598 просмотров за суткиПьер Моно: «Мы лечим рак и сохраняем пациенту орган»
03.07.2009 00:00

Опасные «Электросвязи»

Siemens не отрицает, что давал взятки в России. Почему никто не наказан?

Два года назад скандал вокруг немецкого концерна Siemens, раздававшего взятки по всему миру ради получения выгодных контрактов, докатился до России. В вердикте Мюнхенского суда были названы имена 20 менеджеров региональных телекоммуникационных компаний, в 2002–2003 годах получивших от немецких поставщиков почти €2 млн за «добрые услуги». В России эта новость мало кого зацепила. И прокуратура, и телекоммуникационный холдинг «Связьинвест», который мог пострадать от недобросовестного поведения собственных сотрудников, предпочли не ворошить прошлое.

Опровергать или оспаривать решение немецкого суда не стали и сами фигуранты списка. Forbes решил разобраться, что же происходило вокруг подрядов Siemens на самом деле и как сложилась дальнейшая карьера российских связистов, в один прекрасный день проснувшихся знаменитыми.

После распада Советского Союза Россия стала настоящим Клондайком для западных производителей телекоммуникационного оборудования. Большинство узлов связи в СССР было оснащено допотопными устройствами отечественного производства. Импортное оборудование югославской сборки устанавливалось только в Москве. Люди годами стояли в очереди на телефон. И если продукция тысяч промышленных предприятий при переходе к рынку оказалась никому не нужной, спрос на услуги связи многократно превышал предложение. Все предпосылки для бума были налицо.

С кем имели дело иностранные коммивояжеры? Сегодня ключевой игрок в отрасли —  контролируемый государством холдинг «Связьинвест», в который входят семь федеральных операторов проводной связи, или Межрегиональных компаний (МРК). В прошлом десятилетии центры принятия решений находились в субъектах Федерации. Ими являлись региональные предприятия электросвязи, в начале 2000-х интегрированные в МРК в качестве филиалов. От нынешнего директора филиала мало что зависит, но еще 10 лет назад руководители «Электросвязей» были реальными хозяевами в своих регионах.

Один из фигурантов «списка Siemens» (см. стр. 91) — Валерий Мельков. В 1994 году он работал заместителем гендиректора «Электросвязи» Рязанской области по техническим вопросам. С предложением о поставке оборудования к нему тогда обратились сразу несколько западных производителей.

«Американцы объявили цену $365 за телефонный номер, — вспоминает Мельков переговоры, проходившие в ресторане. — Я говорю: давайте выпьем и закончим на этом». Скидка в $5 рязанских связистов не устроила, и претенденты отбыли восвояси. Представители Samsung предложили оборудование гораздо дешевле ($250 за номер), но устаревшее.

Иметь дело с Siemens было намного проще. Для начала они предложили продать самую современную версию телефонной станции, на которую в момент переговоров еще действовал запрет COCOM, организации, созданной для недопущения  высокотехнологичного экспорта в СССР и другие  страны соцлагеря. Запрет будет скоро снят, пообещали немцы Мелькову. «Их оборудование было как вымуштрованный немецкий солдат», — вспоминает Мельков. Еще прекраснее оказалась цена — $180 за номер. Договоренность о том, что Siemens поставит в Рязань новейшую технику, была устной, но немцы сдержали слово.

Не менее агрессивно действовала компания и в других регионах. В Приморском крае тендер на поставку оборудования в 1993 году выиграла американская AT&T, но не договорилась с заказчиком об условиях поставки. Siemens, пришедший вторым, предложил приморцам кредит в 20 млн немецких марок на покупку своей техники. «Американцы не согласились поставлять оборудование только на городскую сеть, а на междугородку им запретили поставлять после катавасии в Ираке (война в Заливе 1991 года. — Forbes), где они отключили всю телефонную связь», — рассказывает, как второй стал первым, бывший технический директор «Электросвязи» Приморья Александр Мальцев, вместе со своим начальником Геннадием Мельниковым фигурирующий в «списке Siemens».

Щедрость немцев объяснялась просто. Берлин предоставил госгарантии на 5 млрд марок по кредитам для фирм, делающих бизнес в России. С такими финансовыми мускулами было проще бороться за телекоммуникационный рынок, емкость которого оценивалась в сотни миллионов долларов в год. К началу 2000-х компания контролировала почти 20% российского рынка и входила в тройку лидеров вместе с Ericsson и Alcatel.

Мельков до сих пор говорит о Siemens с большим пиететом («я всегда свято верил в их оборудование»), хотя у него есть серьезный повод обижаться на компанию. Бывший сотрудник Siemens Райнхард Зикачек на допросе в баварской прокуратуре показал: в марте 2002 года Мельков получил €49 800 от Яна Менненги, отвечавшего в московском представительстве компании за продажи оборудования для фиксированной связи.

«Я бы с ним в разведку не пошел», — отзывается о Менненге Мельков, несколько раз принимавший его в Рязани. Уроженец ГДР, в 1990-е годы Менненга объехал всю Россию. Мельков обиделся на немца после того, как тот, выпив, пытался поссорить его с женой. У экс-директора приморской «Электросвязи» Геннадия Мельникова противоположное мнение: «Скромный, обаятельный, рассудительный человек. Никаких афер не предлагал». В «списке Siemens» Мельникову приписано получение от Siemens €309 000 в 2002–2003 годах; якобы он разделил эти деньги с техническим директором Александром Мальцевым.

Все трое — Мельков, Мельников, Мальцев — категорически отрицают, что получали от немецкой компании деньги за подписание контрактов, но не скрывают, что Siemens оплачивал их пребывание в Мюнхене, экскурсии и поездки на фестиваль пива Oktoberfest. Подарки — да, брали, но весьма скромные: по словам одного из троих, после заключения контракта ему презентовали видеомагнитофон.

Для бывших советских хозяйственников съездить за границу за счет инофирмы было в порядке вещей. Ничего предосудительного не видели и в откатах от поставщиков. «Это была мировая практика», — говорит на условиях анонимности бывший руководитель одной из региональных «Электросвязей». «Брали все: начиная от мелких чиновников и кончая крупным начальством, — описывал деловую практику середины 1990-х один из первых российских бизнесменов Артем Тарасов в своей книге «Миллионер». — Со взятками никто не боролся. Мне самому предлагали за $50 000 встретиться с Черномырдиным».

О том, что его и еще 19 коллег обвинили в получении взяток, Мельков узнал от приятеля, работавшего в «Связьинвесте». Сегодня он пытается шутить по этому поводу, а два года назад был не на шутку обескуражен. Незадолго до памятного звонка от коллеги он купил внедорожник Land Rover и на предновогоднем банкете почувствовал на себе косые взгляды сослуживцев. Но никаких действий решил не предпринимать: «А что мне было делать? Встать на сцену и бить себя в грудь?» — спрашивает он.

Мельников, узнавший о «списке Siemens» из газет — первой его напечатала The Wall Street Journal, а в России опубликовали «Ведомости», — позвонил за разъяснениями подчиненному Менненги, директору департамента по работе с компаниями холдинга «Связьинвест» Александру Соколову. Соколов наверняка в курсе, думал Мельников. Ничего внятного Соколов не сказал. «Путал, путал и ушел от ответа», — вспоминает Мельников, который Соколова недолюбливает. Летом 2003 года тот отмечал свое 50-летие в московском «Национале». «Откуда деньги на такие праздники?» — удивляется Мельников. Соколов отмахивается: юбилей — «это частное дело», к скандалу с Siemens отношения не имеет.

В ноябре 2007 года, после публикации в «Ведомостях», на Соколова обрушился настоящий шквал звонков. Звонили директора «Электросвязей», попавшие в «список Siemens». Соколов не знал, что отвечать. Глава московского представительства Siemens Дитрих Мюллер приказал провести служебное расследование. В офис зачастили аудиторы из Price-waterhouseCoopers и юристы из американской фирмы Debevoise & Plimpton. «Был устроен жесткий допрос», — вспоминает один из бывших менеджеров Siemens. Вопросы задавали и Соколову, но о результатах проверки ему ничего не известно. Менненга к тому времени вышел на пенсию и уехал в Германию. Официальный представитель Siemens Йорн Роггенбук сказал Forbes, что по условиям соглашения, достигнутого компанией с властями Германии и США, сведения о результатах расследования разглашению не подлежат.

Виновником переполоха был  Зикачек — один из руководителей центрального департамента Siemens по продаже телекоммуникационного оборудования. До 1999 года дача взяток для получения контрактов за рубежом не считалась в Германии преступлением. Больше того: немецкие экспортеры могли требовать налоговые вычеты с сумм, потраченных на умасливание зарубежных взяточников. Такая статья в бюджетах компаний скромно называлась «полезные расходы» (Nutzliche Aufwendungen). Выяснилось, однако, что Siemens продолжал эту практику и после того, как она была объявлена незаконной.

Зикачек был арестован в ноябре 2006 года. Он рассказал, что с 2002 по 2006 год распоряжался «черной кассой» размером $40 млн в год. Деньги были размещены в банках Лихтенштейна, Швейцарии и Австрии и использовались для подкупа чиновников и контрагентов. Они перечислялись либо на счета подставных консалтинговых фирм, как в Нигерии, либо непосредственно менеджерам компаний-покупателей, как в России, рассказал Зикачек. Фамилии российских связистов, предположительно получавших деньги от Siemens, были приобщены к делу и обнародованы в решении суда. Зикачек отделался легким испугом — два года условно. Расследование немецкой прокуратуры продолжается: по делу Siemens проходит 300 подозреваемых.

Соколов в этом году уволился из Siemens. То, что имена российских граждан фигурируют в приговоре немецкого суда, кажется ему дикостью. «Часть фамилий взята с потолка, даже смешно об этом говорить», — утверждает он.

В постановлении суда действительно есть ошибки. В качестве гендиректора карельской «Электросвязи» в нем фигурирует человек по фамилии Gornostai. На самом деле Николай Горностай никогда не работал в Карелии: в 2003 году он возглавлял «Электросвязь» на Камчатке. Не было смысла давать взятку в 2002 году и человеку по фамилии Solnikov — в то время «Электросвязь» Ростовской области, фигурирующую в приговоре, возглавлял совсем другой человек.

«Кто-то за меня получил эти деньги», — предполагает Мельников из Приморья, намекая на то, что «черную кассу» Siemens обворовывали менеджеры самой компании. «Взяточников ищите в Москве», — советует бывший технический директор приморской «Электросвязи» Александр Мальцев, явно раздосадованный моим звонком во Владивосток. Обладатель званий «Заслуженный связист России» и «Почетный ветеран спецназа», Мальцев, как и его бывший шеф Мельников, уже несколько лет на пенсии. Из 20 фигурантов «списка Siemens» в «Связьинвесте» остались лишь четыре директора тогдашних «Электросвязей», из них трое служат директорами филиалов, входящих в МРК «Центртелеком».

Подкупать руководство «Электросвязей» в 2002–2003 годах было бессмысленно, настаивают фигуранты «списка Siemens», с которыми поговорил Forbes. «Связьинвест», совет директоров которого в 2000 году возглавил министр связи Леонид Рейман, установил жесткий контроль над своими «дочками» в регионах. Характерный эпизод: в 1999 году Мельков заключил договор с Siemens о поставке оборудования. После этого он был вызван в головной офис «Связьинвеста», где ему сказали: «Заключишь еще один контракт — это будет последний контракт, включая контракт с тобой».

В апреле 2002 года «Связьинвест» провел первый централизованный тендер на поставку оборудования на $160 млн. В нем победили девять поставщиков, но лучше всех выступил Siemens. Компания получила больше всего заказов (точная сумма не раскрывается, но речь шла о десятках миллионов долларов), соглашение с ней было заключено на три года, в то время как с остальными только на год, хотя и с правом продления. «Это был не настоящий тендер, просто «Связьинвест» централизовал закупку импортного оборудования», — поясняет Соколов.

В тот момент «Электросвязи» еще не вошли в состав МРК (это произошло осенью 2002 года) и их менеджеры имели возможность лоббировать интересы Siemens, отмечает один из бывших руководителей «Связьинвеста»: не случайно несколько эпизодов в мюнхенском деле датировано мартом-апрелем 2002 года. «Иностранцы тогда вовсю обхаживали руководство региональных «Электросвязей», — говорит он. По его словам, добивались расположения генеральных и технических директоров, которые готовили спецификацию оборудования для отправки в «Связьинвест».

Где правда, а где ложь в показаниях бывших сотрудников Siemens относительно получателей взяток в России, могло бы установить тщательно проведенное расследование. Однако российская прокуратура не стала запрашивать у баварских коллег информацию о деле, сказал Forbes представитель немецкой стороны.

Провести внутреннее расследование пообещал в ноябре 2007 года заместитель гендиректора «Связьинвеста» Владимир Желонкин. По его словам, компания направила в баварскую прокуратуру официальный запрос об ознакомлении с материалами по делу о взятках, но ответа не последовало. «Я думаю, у них и не было ничего, кроме бумаг, которые написал этот человек [Зикачек], — говорит Желонкин. — К тому же если в документах была затронута честь конкретных физических лиц, они сами должны были себя защищать».

Несмотря на то что с момента приговора по делу Зикачека прошло два года, дело о взятках еще может иметь судебную перспективу, если эти материалы изучит российская Генпрокуратура и сочтет, что изложенные факты подпадают под статью о коммерческом подкупе, констатирует Денис Быков, руководитель практики разрешения споров юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры». Срок давности по таким делам шесть лет, а потерпевшей стороной может быть признано государство в лице принадлежащего ему холдинга «Связьинвест». Однако доказать, что руководители предприятий действительно причинили ущерб компании, будет трудно. Сам факт получения денег от Siemens, даже если он будет установлен, еще ни о чем не говорит. «Это могли быть законные консультационные услуги», — поясняет юрист.

Международная консалтинговая компания J’son & Partners Consulting недавно оценила объем российского рынка телекоммуникационного оборудования в $5 млрд. Оборудование, поставленное «Электросвязям» в прошлом десятилетии, устаревает и нуждается в обновлении. Изменились ли обычаи делового оборота по сравнению с «лихими девяностыми»? «Все мировые производители стимулируют свои продажи какими-то методами», — говорит топ-менеджер российской телекоммуникационной компании. Будут ли аресты? Следите за сообщениями иностранных прокуратур.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться