Сельский час

Павел Скурихин строит хлебозаводы там, где их никогда не было, — в удаленных от городов райцентрах. У местных покупателей нет денег? Зато власти оценили инициативу по заслугам

Основатель «Сибирского аграрного холдинга» (САХО) Павел Скурихин любит черный хлеб и итальянские лепешки фокаччо. Италия вообще ему нравится: много лет семья бизнесмена снимает на лето виллу недалеко от Болоньи. Но в последнее время Скурихин чаще летает на Апеннинский полуостров по работе. Пару месяцев назад САХО купил в портовой Равенне небольшой зерновой терминал, а весной 2008 года приобрел по 70% акций компаний Bassanina и Mecсaniсa Marсon, специализирующихся на производстве хлебопекарного оборудования.

Собственное оборудование понадобилось Скурихину для сети небольших хлебопекарных заводов — у САХО 19 предприятий, из которых 13 построены с нуля. В 2008 году заводы САХО выпекли 56 000 т хлеба. Выпечка буханок и батонов — последнее звено в производственной цепочке, которую предприниматель упорно выстраивает вот уже 17 лет. Он начинал как зерновой трейдер. Потом занялся производством агрохимии (теперь его компания «САХО-Химпром» входит в пятерку крупнейших в России производителей пестицидов). Есть у холдинга и 400 000 га земли. Сельхозпроизводство дает 40% выручки, которая, по прогнозам Скурихина, в этом году достигнет 9 млрд рублей. В 2004 году к пашням и пестицидам добавились хлебозаводы.

Зачем? Логика проста. Цены на зерно от сезона к сезону сильно меняются, а местные власти требуют, чтобы цены на хлеб были стабильны. «Если тонну зерна провести по всей цепочке и продать булкой хлеба, то маржинальная наценка будет абсолютно стабильна», — объясняет Скурихин. В 2007 году, несмотря на резкий рост цен на зерно, САХО пообещал новосибирской администрации продавать буханку по цене не выше 10 рублей. Власти в свою очередь проявили благосклонность к социально ответственному предпринимателю. Осенью того же года сеть фирменных магазинов САХО «Хлебница» в новосибирском метро начала расти, сейчас в ней около 20 точек. Больше никто в местном метрополитене хлебом не торгует.

Однако расширяться в большом городе сложно — конкуренция высокая. В Омске, например, два крупных хлебозавода САХО загружены не на полную мощность. Выход? Скурихин начал строить небольшие хлебозаводы, рассчитанные на выпуск 10–15 т продукции в сутки, в райцентрах, куда раньше товар привозили с предприятий, расположенных за 200–300 км. На 13 работающих мини-заводов приходится лишь треть объема хлебопекарного производства САХО (120 т из 356 т). Но предприниматель доволен: «Эти заводы вошли как нож в масло». Например, открывшийся в мае этого года завод в селе Родино Алтайского края за три месяца увеличил объем производства в четыре раза.

По подсчетам Андрея Мазурина из петербургской компании «Хлебный дом» (принадлежит финской Fazer), сельский житель потребляет хлеба на 15% больше, чем горожанин, — около 55 кг в год. Кроме того, как ни странно, во многих сельских районах свежий хлеб в новинку. Например, в некоторые населенные пункты Саратовской области, где САХО этой весной открыл два завода, хлеб привозили два раза в неделю. Наконец, входной билет на сельский рынок дешевле. Скурихин не раскрывает, во сколько обходится строительство одного завода, но, по оценкам конкурентов, начальные инвестиции — от $30 000. А построить с нуля хлебозавод в городе-миллионнике стоит порядка $15–20 млн. К тому же не надо тратиться на рекламу и маркетинг. «В небольших сельских магазинах главное, что замечает покупатель, — это сам факт, что хлеб есть», — отмечает Скурихин.

С его слов выходит, что деревенские жители — мечта хлебопека. Но это не совсем так. «Райцентры — нестабильный рынок, — отмечает Руслан Евтихов, глава компании «Румянов», недавно построивший завод в Омске. — Там непривередливый покупатель, у которого мало денег. С осени они начинают сами выпекать хлеб, потому что руководитель колхоза вместо зарплаты дал им муку». Скурихин утверждает, что компенсирует низкую платежеспособность населения (в райцентрах хлеб стоит вдвое дешевле, чем в крупных городах) перераспределением издержек внутри производственной цепочки. Но, похоже, он не прочь заниматься хлебопечением на селе даже и в убыток.

На выставке в Москве осенью прошлого года он представил свою программу развития хлебозаводов Владимиру Путину. Она заинтересовала «с точки зрения социальной значимости» министра сельского хозяйства Елену Скрынник. Месяц назад одно из предприятий холдинга посетил Дмитрий Медведев.

Заинтересованность властей вылилась в конкретные меры. В декабре 2008 года правительство включило САХО в список системообразующих предприятий, которые могут рассчитывать на господдержку. Сейчас менеджеры компании бьются над тем, чтобы получить госгарантии на часть ее кредитного портфеля. Размер только публичного долга составляет 2,9 млрд рублей. Две трети этой суммы приходится на второй выпуск облигаций САХО, который холдинг первым из сельскохозяйственных компаний выпустил в кризис. Из эмиссии на 2 млрд рублей бумаги на 700 млн рублей выкупил организатор — государственный Россельхозбанк. Облигации еще на 1,3 млрд рублей достались дочерней компании САХО, которая сейчас распродает их заинтересованным инвесторам. Вырученные деньги Скурихин планирует направить на реструктуризацию предыдущих займов и развитие сельскохозяйственного направления — в частности, скупку земель.

Добившись внимания высших чиновников благодаря своим пекарням, Скурихин рад воспользоваться их поддержкой и на других фронтах. В июне на Санкт-Петербургском экономическом форуме он объявил: САХО рассматривает вопрос о строительстве на Дальнем Востоке терминала для экспорта зерна в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Но тут тоже, мол, нужны государственные преференции: надо бы снизить тарифы на перевозку зерна на Дальний Восток. Начав пользоваться государственной поддержкой, трудно остановиться.

Новости партнеров