Теневой парламент

Павел Толстых Forbes Contributor
У российских парламентариев весьма широкие экономические свободы, и они ими пользуются.

Главное занятие депутатов Госдумы — обслуживание бизнеса. Такой вывод напрашивается по прочтении романа «Околоноля», авторство которого приписывается главному политическому менеджеру Кремля Владиславу Суркову, пожалуй, лучшему в стране знатоку закулисной жизни парламента. Депутаты в романе охотно берут деньги у алкогольных компаний, которые пытаются не допустить ограничения своей деятельности.

Сурков это писал или не Сурков, но проправительственное большинство в Думе и в самом деле не подчиненный единому центру «орден меченосцев», а разношерстная группа лоббистов, имеющих и стимулы, и возможности преследовать свои личные интересы.

Возможности для заработка в стенах Госдумы и Совета Федерации связаны с ключевыми функциями Федерального собрания: законодательной, бюджетной и контрольно-политической. Первая функция позволяет влиять на текст федеральных законов, затрагивающих экономические интересы различных групп. Вторая дает возможность перераспределять расходную часть федерального бюджета. С помощью третьей парламентарий-лоббист может способствовать возврату бюджетных долгов, выделению квот на поставку сырья, упрощению взаимодействия с проверяющими (контролирующими) органами.

Многолетний опыт наблюдения за палатами федерального парламента говорит о том, что большинство законодателей находят способы взаимодействия с коммерческими структурами. Российская специфика тут ни при чем. Та же практика характерна и для стран с развитым общественным контролем и системой политических сдержек-противовесов, правда, там нарушители рискуют быть строго наказанными. В 1980 году агенты ФБР, выдавая себя за арабских шейхов, предложили взятки ряду законодателей Конгресса США. Семеро народных избранников клюнули на приманку. Все они оказались за решеткой.

В разговорах с вашингтонскими лоббистами я часто припоминаю этот случай и прошу рассказать, как осуществляется влияние на законодателей в их стране. Ответ обычно такой: за деньги можно купить политическую позицию практически любого парламентария, но, во-первых, это очень дорого, во-вторых, это делается не напрямую. Процесс передачи денег осуществляется через аффилированные с законодателем некоммерческие организации, избирательные фонды и офшорные фирмы. Распространена практика, при которой недвижимость или какой-либо другой актив, связанный с политиком, продается по завышенной цене.

Как оплачиваются услуги парламентариев в нашей стране? Передача денег «в чемоданах» вышла из моды. По Конституции депутаты могут получать деньги только за научную, преподавательскую и творческую деятельность, но действенных санкций за нарушение этой нормы нет. Вот несколько возможных способов расчетов с политическими деятелями.

Первый — это поддержка связанных с политиками некоммерческих организаций или фирм. Например, фонд «Депутатский» члена фракции КПРФ в Госдуме Сергея Штогрина получил от компании «Филип Моррис» в 2007 году $22 500.

Второй способ предполагает осуществление мнимых или притворных сделок. С их помощью политические деятели, ни дня не работавшие в бизнесе, становятся владельцами крупных пакетов акций. В 2006 году стало известно, что вице-спикеру Госдумы Любови Слиске принадлежит 19% акций в крупнейшем промышленном объединении Саратовской области «Трансмаш». Их стоимость оценивалась тогда в $60 млн.

Наконец, у высокопоставленных депутатов, занимавшихся бизнесом до избрания в Думу, есть возможность выгодно продать свои активы. Как стало известно в 2002 году, зампред бюджетного комитета Госдумы Владислав Резник продал за $10 млн 50,2% акций питерской страховой компании «Русь». Покупателем стала германская страховая группа ERGO. Сумма сделки тогда сильно удивила аналитиков. Евгений Решетин из рейтингового агентства «Эксперт РА», например, прямо говорил о том, что 50% акций компании, занимающей 118-ю строчку в списке российских страховщиков, просто не могут стоить так дорого. Объясняться эта странность могла очень просто: Резник активно способствовал отмене запрета для иностранцев владеть свыше 49% акций российских страховщиков.

Автор — руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти, доцент Высшей школы экономики

Новости партнеров