Наука и деньги

Роман Дорохов Forbes Contributor
Самые нашумевшие стартапы в области генетики.

Времена, когда исследования ДНК представляли лишь научный интерес, давно прошли. Сейчас генетика входит в число отраслей, наиболее привлекательных для венчурных инвесторов и обещающих наибольшую отдачу тем, кто сделает верную ставку.

Сам себе институт

Джей Крейг Вентер — одна из самых больших знаменитостей мира генетики. Он прославился в 2001 году, когда основанная им фирма Celera Genomics опередила международный проект Human Genome Project в гонке за расшифровкой генома человека. Сейчас он нашел себе новую сверхзадачу: пересадку всего генома одной разновидности бактерий в другую. Речь идет о возможности появления организма, спроектированного и созданного человеком, — чего-то вроде биологических роботов, способных производить химические препараты, пригодные для использования человеком. Для этого он учредил институт Джея Крейга Вентера со штатом 500 человек и бюджетом $200 млн, причем не на деньги инвесторов, а на собственные: уже реализованные стартапы сделали Вентера богачом.

Ученый-миллионер никогда не отличался скромностью. Автобиографию, изданную в 2007 году, Вентер назвал просто: «Жизнь раскодирована. Мой геном, моя жизнь». Популярность ученого шагнула далеко за границы научного мира и бизнес-сообщества, и теперь он вызывает раздражение некоторых коллег. Например, Джеймс Уотсон, один из первооткрывателей структуры ДНК, обвинил Вентера в желании «завладеть человеческим геномом так же, как Гитлер хотел завладеть миром».

Google и я

Название компании 23andMe обыгрывает тот факт, что у человека есть 23 пары хромосом. 23andMe — один из самых известных стартапов в области биотехнологий. Его основали Линда Эйви и Энн Войцицки, жена Сергея Брина — миллиардера и основателя интернет-поисковика Google. На сайте 23andMe предлагается следующая услуга: каждый желающий может отправить в компанию образец своей слюны и через несколько недель получить анализ ДНК — список генетических признаков, включая предрасположенность к серьезным болезням (от некоторых видов рака до болезни Альцгеймера). Стоимость услуги — всего $400.

С помощью 23andMe Сергей Брин узнал о своей предрасположенности к болезни Паркинсона, причем у его матери и тетки уже диагностировали эту болезнь. Брин предоставил новой компании кредит на $2,6 млн, а позднее Google инвестировал в нее еще $3,6 млн. Но на этом интернет-гигант не остановился и инвестировал еще и в компанию Navigenics, оказывающую услуги по анализу ДНК за $1000. В октябре 2009 года Navigenics и 23andMe оконфузились: скандалист 
Джей Крейг Вентер 
послал образцы генетического материала пяти человек в обе компании и получил в ответ разные оценки риска для некоторых заболеваний. Дело не в небрежности: просто одна компания считает, например, достоверным исследование о том, что конкретный ген увеличивает вероятность псориаза втрое, а другая — недоказанным. «Понимание генетического вклада в появление людских болезней еще далеко не полное», — предупреждает Вентер.

Генетики с бензоколонки

Нефтяные компании уже думают о том, как им зарабатывать после того, когда сгорит последний баррель нефти. В 2007 году BP совместно с Университетом Беркли создала исследовательский центр Energy Bioscience Institute (EBI), общий объем инвестиций в который должен составить $500 млн. Институтом руководит специалист по растительной генетике из Стэнфорда Крис Самервилль, сам основавший два стартапа по разработке биотоплива.

При чем здесь генетика? Сейчас в биотопливо — этанол — перерабатывают в первую очередь кукурузу и пальмовое масло. С точки зрения энергетики это совершенно бессмысленное занятие: энергозатраты на переработку кукурузы в этанол едва ли не выше, чем энергия, которую этанол отдает потом в качестве топлива. Ученые рассматривают возможность использования других растений — декоративного злака мискантуса и кактуса агавы. Эти растения очень жесткие; для их размягчения перед переработкой используют серную кислоту, агрессивную к окружающей среде. Ученые ищут способы переработки растений в этанол или более безвредный бутанол с помощью выведенных в пробирке и не существующих в природе бактерий, в геном которых встроены гены термитов, бактерий из желудочно-кишечного тракта овец и микробов, обитающих на газонах. Еще более амбициозная задача — вывести генно-модифицированные растения, пригодные для непосредственного использования в качестве биотоплива.

Новости партнеров