Проблемные паи | Forbes.ru
$58.45
69.36
ММВБ2160.54
BRENT63.68
RTS1164.65
GOLD1289.69

Проблемные паи

читайте также
+2264 просмотров за суткиСанкции пора отменять. Как вернуть качественные российские продукты на прилавки +1026 просмотров за суткиКорона Британской империи: состояние королевской семьи оценили в $88 млрд +641 просмотров за суткиПочему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать. Книги декабря +412 просмотров за суткиЗа прошлую неделю на аукционах было продано произведений искусства на $2,3 млрд. Как так вышло? +2681 просмотров за суткиВодить детей к репетиторам — это болезнь родителей +2495 просмотров за суткиКоробка с миллионом долларов. Сколько зарабатывают политтехнологи +905 просмотров за суткиХолодный прием: фильм недели — «Снеговик» +1684 просмотров за суткиПрофиль заемщика. Как поведение в социальных сетях может снизить ставку по кредиту +5455 просмотров за суткиШвейцарский банк: как Роджер Федерер стал самым дорогим брендом среди спортсменов +2143 просмотров за суткиНедетская литература: 10 книг для родителей по воспитанию себя +10891 просмотров за суткиМиллиардер Илон Маск на спор установил в Австралии крупнейшую в мире батарею +3103 просмотров за суткиМиллиардер Рэй Далио признался, что искусственный интеллект помогает ему принимать решения +2990 просмотров за суткиСюрпризы от Трампа. Как налоговая реформа в США отразится на фондовых рынках +252 просмотров за суткиВыбран «Предприниматель года — 2017» в России +2589 просмотров за суткиКак хранить энергию. Расплавленная соль, сжатый воздух и супермаховик +2178 просмотров за сутки«Свет для гаражной экономики»: как вывести бизнес из тени +1172 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes +1152 просмотров за суткиПомехи «Северному потоку-2»: «Нафтогаз» нанял лоббистов в США для противодействия «Газпрому» +5 просмотров за сутки20 директоров-капиталистов. Новый рейтинг Forbes +740 просмотров за суткиПраво волоса: новые средства и способы обновления +3784 просмотров за суткиДержись, шофер. Реформа заставит водителей вернуться за парты
03.12.2009 00:00

Проблемные паи

Игорь Коротков дал розничным инвесторам возможность участвовать в скупке плохих банковских долгов. Желающих пока немного.

Генеральный директор небольшой управляющей компании «Объединенные инвестиционные фонды» (ОИФ) Игорь Коротков на вопросы Forbes отвечает по-военному прямо и четко. Рассказывает, как в 1995 году он, инженер-математик, выпускник Военно-космической академии им. А. Ф. Можайского, уволился из армии потому, что не хотел подписывать контракт на военную службу: «Родину защищают по убеждению». Если уж зарабатывать деньги — так на гражданке.

Уже почти 15 лет Коротков работает в финансовой сфере. В этом году он провел первую на российском рынке сделку по продаже плохих кредитов через ПИФ: его компания сформировала закрытый паевой инвестиционный фонд «Кредитный капиталЪ», который выкупил кредиты у нескольких банков, а паи продал инвесторам. По сути, это первый шаг к созданию в России рынка инвестиций в проблемные кредиты. Но обо всем по порядку.

Темой плохих долгов Коротков заинтересовался год назад. Из-за кризиса у банков начала расти доля просроченных кредитов. С сентября прошлого года она увеличилась с 1,6 до 5,8% от их объема. С ростом просрочки банки по требованиям ЦБ должны все больше средств направлять на создание обязательных резервов по кредитам. Это делает их менее устойчивыми: снижает капитал и съедает прибыль.

Тему банковских кредитов Коротков знает не понаслышке — после увольнения из армии он окончил Финансовую академию и 1995 году устроился на работу. В Столичный банк сбережений. С должности простого специалиста в банке Александра Смоленского он дослужился до зампреда банка «Первое ОВК». «Там я курировал кредитное и юридическое управления и всю кредитную кухню знаю изнутри», — рассказывает Коротков.

В конце 2008 года Федеральная служба по финансовым рынкам разрешила управляющим создавать закрытые кредитные ПИФы, которые могут выкупать кредиты и размещать паи среди квалифицированных (или профессиональных) инвесторов. Для получения этого статуса частному инвестору необходимо владеть ценными бумагами на 3 млн рублей, иметь опыт работы в финансовых компаниях, совершать не менее 10 сделок в квартал с оборотом не менее 300 000 рублей в год.

Идея использовать кредитные ЗПИФы для выкупа плохих долгов витала в воздухе. Коротков, который еще в 2005 году создал свою УК «Объединенные инвестиционные фонды» (под управлением шесть маленьких фондов на 300 млн рублей), действовал без промедления.

Он обратился к бывшим коллегам по «Первому ОВК», которые работают в «Столичном коллекторском агентстве» (СКА). Крупные пакеты акций СКА принадлежат Алексею Григорьеву (племяннику Смоленского), Дмитрию Мохначеву и бывшему предправления ХКФ-банка Андрею Лыкову (оба выходцы из «СБС-Агро»). Блокирующий пакет — у скандинавского фонда прямых инвестиций Mint Capital.

Используя контакты СКА, ОИФ предлагала помощь банкам в упаковке плохих кредитов в фонды. До сентября этого года такая операция помогала улучшить банковскую отчетность: кредиты в балансе менялись на паи, по которым не требовалось создавать резервы. Росли капитал и обязательные нормативы. Этим, кстати, объясняется бум кредитных ЗПИФов — за год было зарегистрировано 56. В сентябре ЦБ перекрыл банкам эту возможность, обязав формировать резервы и по паям фондов, если в них находятся те же кредиты. ЦБ по сути стимулировал продажи плохих долгов инвесторам.

ОИФ и СКА оказались первыми, кто провел реальные сделки, организовав продажу плохих долгов через ЗПИФ. Фонд «Кредитный капиталЪ» был зарегистрирован в марте 2009-го. Сейчас он владеет портфелями обеспеченных розничных кредитов (потребительские и автокредиты) четырех российских банков номиналом 500 млн рублей. Имена инвесторов партнеры не раскрывают, но, по словам заместителя генерального директора СКА Артема Плохова, это несколько юридических лиц, которые не связаны с банками. СКА в их число не входит, хотя играет важную роль в работе ПИФа.

Если функция ОИФ — общение с инвесторами и ведение отчетности ЗПИФа, то за результат инвестиций скорее отвечает коллектор. Именно СКА подобрало портфели кредитов, предварительно договорилось с банками о цене выкупа и предоставило оценку проекта потенциальным инвесторам. Теперь агентство занимается сбором долгов.

Розничные кредиты, по словам Плохова, были выбраны для покупки потому, что их проще оценивать — у коллекторов есть соответствующий опыт. Сейчас банки готовы продавать такие кредиты по цене 5% от номинала, год назад цена выкупа не опускалась ниже 10%.

На что могут рассчитывать инвесторы? По оценке Плохова, доходность по инвестициям в такие активы ожидается на уровне 35–40% годовых. По паям «Кредитного капитала» предусмотрена ежеквартальная выплата дохода. Компания Короткова получает 3% за управление, средняя величина вознаграждения коллекторов — 25–30% от суммы возврата по кредитам.

К «Кредитному капиталу» можно присоединиться, если вы — квалифицированный инвестор. ОИФ, как и другие управляющие, имеет право присваивать этот статус. Хотя фонд закрытый, он, как говорит Коротков, может провести размещение дополнительных паев для инвесторов. Срок инвестиций в такие проекты, по словам Короткова, около трех лет (стандартный срок исковой давности по кредитам). Но и с более «длинными» кредитами работа продолжается, тем более что банкиры готовы расставаться с ними и за 3–4% от номинала.

По словам Короткова, схема, реализованная ОИФ, выгодна всем — банк расчищает баланс, коллектору нет необходимости тратить деньги на прямой выкуп кредитного портфеля, инвестор получает удобный инструмент для инвестиций в плохие кредиты. При этом операции, проводимые ЗПИФом, не подлежат налогообложению. Пайщик платит налоги только при расформировании фонда или продаже паев.

Каковы перспективы рынка плохих долгов в России? Коротков сетует, что, несмотря на привлекательную доходность, потенциальных инвесторов пугают такие вложения. «Главное здесь — это прогонозируемый портфель. Ни один инвестор не станет покупать паи фонда, пока не убедится, что портфель способен приносить доход», — говорит он.

В мировой практике такие инвестиции — обычное дело. Например, рынок плохих кредитов в Японии развивается с 1995 года, в Южной Корее — с 1997-го. Общий объем секьюритизированных и проданных плохих кредитов в Корее с 1997-го по 2003 год, по данным исследования Международного валютного фонда, составлял около $8,2 млрд. По сравнению с этой цифрой инвестиции «Кредитного капитала» — пока капля в море. Но останавливаться на этом Коротков не собирается. Он запускает еще два кредитных фонда, которые будут инвестировать в плохие кредиты юрлиц.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться