03.12.2009 00:00

Контроль или партнерство

Андрей Мовчан Forbes Contributor
России будет очень сложно вырваться из ловушки своей экономической модели.

Во все века жизнь человечества определяется экономическими обстоятельствами. «Ищите спор о бифштексах», — говорил Лев Троцкий о политических, религиозных и даже эстетических конфликтах прошлого. При этом в экономике любой страны с древности угадываются черты одной из двух моделей. Назовем их «партнерством» и «корпорацией». Как в живом организме, в любой стране присутствуют черты обеих, но один из типов доминирует. Модель партнерства дает обществу возможность устойчиво развиваться. Корпоративная модель закладывает основу для гибели государства.

Экономика «корпорации» нацелена на защиту и приумножение богатства государства как института. Главные слова — «интересы государства», «враги государства», «миссия государства». Идеология основана на долге каждого перед государством. Дикость такой идеи, если ее высказывать изолированно, очевидна (действительно, какой долг может быть перед чем-то эфемерным, не существующим), но в пропагандистском плане она привлекает население скрытым поощрением иждивенчества. Население «корпорации» слабее реагирует на экономические стимулы и значительно менее эффективно. Почему же эта модель столь устойчива?

На самом деле корпоративное государство в наибольшей мере соответствует биологической природе человека. Так же устроена стая обезьян: в мире, где труд отсутствует, основные задачи — это обнаружение, защита и использование природного ресурса. «Корпорация» лучше всего обеспечивает выживание стаи: выживание отдельной особи в природе не имеет значения.

Как и стая бабуинов, корпоративное государство формируется вокруг естественных конкурентных преимуществ. В их роли могут выступать и богатые недра, и выгодное географическое положение. Условие одно: ресурс должен обеспечивать приток финансовых средств из-за рубежа.

Технологии — это тоже ресурс, и инновации сами по себе не меняют модели экономики. К экзотическим видам технологического ресурса можно отнести развитую профессиональную армию. Создание такого ресурса Марием заложило основу для окончательной корпоратизации Римской республики, превратившейся из протодемократии в неэффективную монархию. Можно вспомнить Испанию, чей могучий флот в XV веке контролировал до половины оборота мировой торговли, а инквизиция служила идеальным инструментом передела в рентной экономике. Это не спасло Испанию от нескольких веков вырождения и превращения в одно из самых отсталых государств Европы.

Высокая доходность ресурсного экспорта депрессивно влияет на развитие другого бизнеса. Лучшие умы концентрируются в одной области. Складывается неестественно высокий спрос на предметы роскоши, развлечения. Как следствие — массированное замещение импортом отечественного производства (Древний Рим перестал производить хлеб). Страна становится уязвимой для рыночной конъюнктуры.

«Корпоративное» общество расслаивается на класс, контролирующий ресурс и страну (элиту), класс, обеспечивающий контроль над ресурсом (бюрократию, армию, тайную полицию), и класс, отстраненный от ресурса (население). Население в такой конструкции лишнее, и в какой-то момент оно начинает сокращаться. Элита надежно контролирует ресурс, но для каждого ее члена риски велики, а политический горизонт сужается до нескольких лет, если не месяцев. Результат — массовая и неискоренимая коррупция.

Экономика «партнерства», напротив, основана на развитии своего главного средства производства — трудовых ресурсов. Свободные руки и головы обладают свойствами, отличающими их от ресурса корпоративного государства. Они не монополизируемы и потому не могут быть основой для появления паразитической элиты. Представляя собой основной источник богатства, граждане больше влиют на политику. Отсюда — более высокая эффективность правящих групп.

Трансформация «корпорации» в «партнерство» предельно сложна. Россия за свою историю неоднократно переживала ресурсный взлет, заканчивавшийся страшным крахом. Что будет с очередным циклом, мы узнаем уже скоро, когда ядерная энергия и новые технологии обрушат цены на нефть и газ. Ни «инновационная экономика», ни протекционистские меры, ни прием всех возможных мировых чемпионатов и олимпиад здесь не помогут. И если элите удастся такое преобразование — это будет означать, что в России появились политики, достойные великой страны.

Автор — управляющий партнер УК «Третий Рим»

Новости партнеров