03.01.2010 00:00

Дорога в Пекин

Энди Гринберг Forbes Contributor
Бросок в Китай позволит IBM заработать миллиарды. А обвинения в сотрудничестве с режимом компания игнорирует.

Камеры, которые установлены на сотнях перекрестков семимиллионного города Шэньян на северо-западе Китая, не вызывают восторга у местных автомобилистов. Как и во многих других китайских мегаполисах, они фотографируют номера тех, кто проезжает на красный свет, а полиция рассылает нарушителям штрафные квитанции.

Зато Минь Ваньли, сотрудник пекинской лаборатории IBM, засилью камер только радуется. Данные о движении автомобилей, собранные с тысяч камер, помогут предсказывать на час вперед время и место возникновения дорожных заторов, причем с точностью до 85%. Такой прогноз позволит предотвращать пробки: можно будет вносить небольшие изменения в работу светофоров или открывать дополнительные полосы движения. «Правительство уже потратило миллиарды на сбор подобной информации по всему Китаю, — говорит Минь. — Нам нужно лишь научиться ее анализировать».

За последние 10 лет IBM превратилась из продавца компьютеров в компанию, 57% выручки которой (в 2008 году она составила $103 млрд) дает консультирование и внедрение информационных технологий. Основа бизнеса IBM — «умная инфраструктура». Иными словами, услуги по экспертной оценке технологий, которые обслуживают энергетику, железнодорожный транспорт, здравоохранение и дорожное движение. Чем крупнее проблема, тем охотнее IBM берется за ее решение, рассчитывая заработать в качестве консультанта и интегратора аппаратного и программного обеспечения, а также поставщика услуг.

Управление транспортными потоками (IBM сейчас испытывает такую технологию в Сингапуре) — это лишь одна из задач компании в Шэньяне. В сентябре IBM подписала с муниципальной администрацией договор об улучшении экологической ситуации в городе путем сокращения вредных выбросов, а также контроля за качеством воды и системой снабжения продуктами питания.

Шэньян для IBM — не столько клиент, сколько поле для экспериментов. Город вкладывает в совместный исследовательский проект $44 млн, причем доля американской компании, как говорят ее представители, будет не меньше, по крайней мере с учетом потраченных человеко-часов и интеллектуальной собственности. В обмен на эти вложения IBM получает крупную тестовую площадку для обкатки своих технологий в области городской инфраструктуры. Этот рынок может достичь нескольких миллиардов долларов в год: в Китае ни много ни мало 118 городов-миллионников.

Сотрудничество с китайскими властями вызывает критику со стороны противников авторитарного режима. Проект в южном городе Куньшань, по поводу которого IBM сейчас ведет переговоры, включает в себя полицейскую систему для анализа данных о преступниках и слежения за подозрительными лицами с помощью камер наружного наблюдения и экстренных вызовов по сотовым телефонам. Тут несложно усмотреть опасность нарушения прав человека. «Власть будет использовать инструменты IBM, чтобы следить за людьми, которые законопослушно осуществляют свои права: за адвокатами, писателями и гражданскими активистами», — говорит Шэрон Хом, исполнительный директор организации «Права человека в Китае».

Руководство IBM настаивает на том, что во всех странах компания следует одним и тем же правилам. «Мы просто помогаем всему миру работать лучше», — говорит Франклин Керн, глава консалтингового подразделения IBM.

Задачи компании в КНР весьма масштабны. По данным агентства Carbon Monitoring for Action, с 2000 года страна удвоила потребление энергии. Чтобы удовлетворять растущий спрос на энергию, каждые восемь или десять дней в Китае вводится новая крупная тепловая электростанция. За последние 10 лет выбросы углекислого газа удвоились, и Китай обогнал по этому показателю США. Число автомобилей (сейчас их 25 млн) увеличивается на 25% в год, что порождает кризисы дорожного движения. Чтобы противостоять этой тенденции, правительство планирует за пять лет проложить 19 000 км высокоскоростных железнодорожных путей — больше, чем будет построено во всем остальном мире.

Того, кто сможет поучаствовать в этих проектах, ожидают китайские масштабы выручки. В прошлом году правительство КНР объявило о выделении $656 млрд для стимулирования экономики, в том числе $400 млрд — на развитие инфраструктуры. По данным Китайского центра развития информационных технологий, около $2,3 млрд пойдут на информационные технологии в электроэнергетике и $2 млрд — на системы для железных дорог. После первоначального денежного вливания расходы на IT продолжат рост на 10% в год для энергетических систем и на 30% — для железнодорожных. «Об этом говорят на каждом уровне исполнительной власти в Китае», — отмечает глава исследовательского отдела IBM в Китае Томас Ли.

В течение 2009 года IBM регулярно отправляет в Пекин топ-менеджеров. Брэдли Гэммонс, глава отдела продаж в области электроэнергетики и коммунальных услуг, переехал в Пекин в сентябре, чтобы создать центр решений, который будет заниматься строительством так называемых умных электросетей. В сети устанавливаются датчики для прогноза отключений и интеграции с непостоянными источниками энергии вроде ветровых генераторов и солнечных батарей. Гэммонс руководит несколькими исследовательскими проектами по «умным электросетям», которые осуществляются в сотрудничестве с Государственной энергосетью Китая — правительственной компанией, управляющей почти всей электроэнергетикой страны.

Кит Диркс, курирующий в IBM железнодорожные проекты, этим летом тоже переехал в Пекин. Он возглавил центр железнодорожных инноваций, который работает над оценкой состояния путей при помощи датчиков давления и звука, встроенных в вагоны. Это позволит обнаруживать дефекты путей прежде, чем они приведут к аварии.

Конкуренты IBM тоже присматриваются к высокотехнологичным аспектам строительства инфраструктуры в Китае. Например, Accenture заявила о запуске десяти пилотных проектов «умных электросетей». Hewlett-Packard и Oracle будут бороться за контракты на поставку аппаратного и программного обеспечения. Но у IBM более долгая история работы в Китае, чем у конкурентов. Она началась в 1934 году с продажи пекинской больнице механической вычислительной машины, работавшей на перфокартах. С прихода к власти коммунистов IBM покинула Китай, а после смерти Мао вернулась. В начале реформ и периода открытости компания торговала через своих китайских партнеров. IBM продолжила работать в КНР даже после расстрела демонстрантов на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Фирма создала дочернюю китайскую компанию в 1992 году.

Не слишком ли тесны связи IBM с китайскими властями? Уроженка Тайваня Клаудия Фань Муньцэ, глава группы венчурного капитала IBM, отвечает дипломатично: «Местное правительство применяет насилие. Но сейчас они заинтересованы в инновациях. И мы тоже».

Новости партнеров